20:25 

о русских революционерках (типы и характеры)

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
Свой среди чужих...:
фильм "Надежда" 1973 года издания... Гражданину Директор театра, к слову, передайте. Он весьма интересуется темой.
тов. Директор театра нужно порекомендовать что-нибудь другое ))
Коллега Директор театра или тт.кураторы!!! А откуда столь пристальный интерес??? Казалось бы, Надежда Константиновна совершенно не во вкусе... То есть - не актриса, не яркая, в противоположность той же Александре Коллонтай...
*

forster2005:
Свой среди чужих..., мы не беремся разъяснить. Вот что-то, видимо, заинтересовало персонажа, поелику он обращает внимание на упоминания о Н.К.Крупской в публикациях и всегда защищает ее от нападок тупых антисоветчиков. Может быть, это просто вопрос принципа.
*

Директор театра был столь любезен, что ответил:
Хм, граждане кураторы. Принцип, безусловно, имеет место быть. Надежда Константиновна наша, следовательно, ее следует поддерживать. Этим, однако, вопрос не исчерпывается.
А тебе, Марио, я так скажу: Александрин Коллонтай - сильная личность, но типаж нам в известной степени знакомый. Равно как и Мари Спиридонова. А вот гражданка Крупская - явление для нас новое. Разве что гражданку Робер могу с ней сравнить и гражданку Эврар, хотя весьма отдаленно. Многие из них интересны, сестры Владимира Ленина, например, и Софья Перовская, и Вера Засулич, и Софья Мушкат, которую юная гражданка Тави недавно упоминала.
Я вот подумываю, не развернуть ли мне дискуссию на эту тему... :duma2:
***

Поманил, так сказать, обещанием, да и забыл, небось.
А между тем гражданка eliabel интересную мысль высказала:
я еще скажу, что вижу ясную ниточку, которая ведет от Герцена, его жены Натальи Александровны Захарьиной-Герцен, ее увлечения Жорж Санд, к Чернышевскому и его мыслям о женщине. А оттуда уже дорога прямая и к Коллонтай и к Крупской. Крупская, как я ее себе представляю, последовательница тех русских радикалок, которые верили в самоотречение, в неприкрашенную простоту и скромность, которые делали работу, но держались в тени. А Коллонтай - яркая, артистическая, блестящая, сверх-женственная и привлекательная, любящая и умеющая себя украсить, подать, умеющая и уговорить, убедить, очаровать нужного для дела человека. Для огромной работы - революции нужны были оба типа женщин.
****

@темы: товарищам, они и мы, дискуссии, Россия, Революция-женского рода, 20 век = век "Ха-Ха", 19 век

Комментарии
2018-02-21 в 20:47 

Nataly Red Rose
Запутавшемуся миру спешим на выручку
forster2005, спасибо. Надо, надо гражданина Директор театра призвать к ответу! ))
Во-первых, очевидное-невероятное: женщины в русском революционном движении как бы есть, но они как бы вообще и где-то. Навскидку выбираю из нашей коллекции две картинки разных художников разного времени - гендерный процентный состав, сами видите.
Ленин в марксистском кружке .
То же самое касается даже советских фильмов и, что самое печальное, литературы. Поэтому впечатления и мнения у нас питаются чуть ли не целиком художественными источниками.

URL
2018-02-21 в 21:09 

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
и, что самое печальное, литературы
Увы-увы. правда, сравнительно недавно феминистки выложили труд Элеоноры Павлюченко "Женщины в русском освободительном движении от Марии Волконской до Веры Фигнер", за что им великое спасибо. Еще мы видели работу Елены Волковой (на кибер-ленинке) и диссертацию Татьяны Никитиной "Женщины в русском революционном движении 60-70-х гг. XIX века". давно хочется отсканировать книгу "Женщины русской революции", но где ж ее взять в нашей разодранной Украине.

2018-02-21 в 21:24 

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
Еще одна авторка - Татьяна Сабурова, если помните, на нее уже ссылались в феминистской теме. Процитирую длинный фрагмент из ее совместной с Беном Эклофом работы, потому что он непосредственно касается поведения и "нравов" (а директор театра и eliabel затронули именно это, если я правильно поняла).
"Мужской взгляд и женская внешность
Лучше понять отношения и взаимное восприятие мужчин и женщин революционного поколения семидесятников можно, изучая набор черт характера, которые выбирались для описания, и значение, которое придавалось различным личным качествам. Как правило, мужское описание красивой внешности женщин подчеркивало их женственность или беззащитность. Проявление чувств, эмоций также связывалось с женскими качествами: женская эмоциональность противопоставлялась мужской сдержанности и серьезности. Например, Чарушин писал, сравнивая сестер Корниловых: Л.И. Корнилова была, «…при ее несомненном уме, живая и экспансивная девушка, отзывчивая и веселая, благодаря чему с ней всегда чувствовалось легко и свободно. Она быстро сходилась с людьми и невольно располагала их к себе. ...Александра Ивановна… всегда сдержанная и серьезная, казалось даже суровая, больше наблюдающая и слушающая, чем принимающая участие в разговоре, она была, видимо, с характером и более строга и прямолинейна в своих суждениях».
На фотографии Кувшинской 1871 года — красивая молодая девушка, элегантно одетая, с изящной прической. В воспоминаниях Чарушин описывает ее как «скромную и серьезную, всегда спокойную, державшуюся чрезвычайно просто, как-то невольно привлекавшую к себе всем своим симпатичным обликом»2. «Серьезность» часто встречается среди женских характеристик того времени, подчеркивая новый облик женщины как товарища, отражая желание самих женщин преодолеть стереотипы их восприятия, показать их самостоятельность и стремление к образованию и духовному развитию.
В то же время «скромность» остается среди часто перечисляемых (особенно мужчинами) женских качеств. С одной стороны, это противоречит стереотипу восприятия женщин, участвующих в революционной борьбе, — нигилисток, нарушающих все приличия и нормы, а с другой стороны, частое упоминание этой черты также отражает сохранение значения для революционеров скромности как традиционного женского качества. Также характеризует Чарушин и Чемоданову, выделяя скромность и серьезность как основные качества: «Красавица, но вместе с тем скромная и серьезная, с пытливым умом, усиленно работавшая над собой».
Сами женщины, описывая себя, отмечали сочетание мужских и женских качеств. При этом «мягкость», «нежность» рассматривались как «женские», а «суровость» и «твердость» как «мужские» качества. Например, Фигнер вспоминала о Перовской: «Вообще в ее натуре была и женственная мягкость, и мужская суровость. Нежная, матерински нежная к людям из народа, она была требовательна и строга по отношению к товарищам-единомышленникам, а к политическим врагам — к правительству — могла быть беспощадной, что приводило почти в трепет Суханова: его идеал женщины никак не мирился с этим». И затем, описывая Перовскую, Фигнер подчеркивает: «Она была женщина: ей могло быть больно, физически больно».
«Слабость» в этом случае выступает как типично женская характеристика, хотя мы можем неоднократно встретить на страницах воспоминаний описания женщин как более сильных духом, чем мужчины, более твердых и настойчивых в достижении целей. Так, Фигнер, описывая голодовку в Шлиссельбурге, с особым разочарованием и даже негодованием отмечала поведение мужчин, которые оказались слабее, чем она, и прекратили голодовку, не выдержав этого испытания. «Если же слова и намерения были серьезны, то отступление есть слабость, отсутствие мужества для выполнения того, что собирались выполнить. А ведь мои товарищи — сильные люди, самые сильные, какие только есть в России. Иначе они не действовали бы так, как действовали на свободе, когда не были в этой каменной могиле. Да, они сильные люди и должны быть сильными. И, однако, они говорили и не сделали. Это было жгучее разочарование и переполняло меня необузданным гневом».
Амбивалентность саморепрезентаций в женских народнических мемуарах отметила Э. Вуд, показав, что, с одной стороны, женщины стремились продемонстрировать свою преданность делу, готовность к самопожертвованию и участию в самых опасных делах наравне с мужчинами. С другой стороны, женщины посвящали себя «семье» революционеров, что поддерживало стереотипные представления о «женском». По мнению Вуд, эту амбивалентность можно объяснить сознательным или бессознательным стремлением не выглядеть типично «по-женски», но в то же самое время не выглядеть и как угроза для доминантной группы (мужчин).
В воспоминаниях Чарушина Кувшинская всегда выглядела смелой, настойчивой, берущей инициативу на себя. Так она описывается в период жизни в Вятке и также выглядит в петербургский период 1870-х годов, хлопочущая об отправке вместе с Чарушиным на каторгу, подающая прошение о заключении брака с ним, несмотря даже на его первоначальные сомнения и опасения. В воспоминаниях Чарушина Кувшинская проявляет все присущие мужчинам качества, в то время как сам он выглядит по сравнению с ней неуверенным и нерешительным. Возможно, он хотел тем самым сильнее подчеркнуть ее достоинства, ее значение в его жизни, а возможно, в этом проявилось типичное для 1870-х годов стремление описывать женщин через проявляемые «мужские» качества, чтобы подчеркнуть их равное положение.
Женщины, рассказывая о себе, подчеркивали, прежде всего, не характер, а внешний облик, который должен был отражать их политические взгляды, часто маскируя социальное происхождение и благосостояние. Одежда, как считалось, должна быть простой, чистой, скромной. Для одних это была необходимость, для других — следование своеобразному этикету, соблюдение моральных норм, поскольку роскошь в нарядах считалась неуместной, лишней и даже оскорбительной.
Поставив главной целью получение образования и принесение пользы народу, женщины символически, через костюм, демонстрировали свое право выбора внешнего облика (платье, прическа, обувь, очки), сделав одежду одним из средств борьбы за равноправие. Смена костюма была одним из проявлений эмансипации, возможность выразить свои убеждения, но также означала и изменения в образе жизни (роскошные наряды выглядели бы не только неуместно в университетской аудитории, но были бы совсем неудобны для работы в лабораториях или клиниках). В то же время даже в тюрьме Фигнер обращала внимание на то, как она одета, какое на ней платье, насколько элегантно она выглядит, насколько удачен покрой юбки или платья. Но смена имиджа была не только частью женского движения за равноправие, но и частью народнического движения, определившего стремление к демократизации костюма среди революционной молодежи. Требование быть ближе к народу звучало не только как политическая установка, но и как необходимость для пропаганды в рабочей и крестьянской среде. Для «хождения в народ» пропагандисты, как правило, переодевались, чтобы не выделяться, не вызывать подозрений, тем более что часто они действовали под видом наемных рабочих, ремесленников и т. д. Кроме того, на фоне бедственного положения народа многие считали безнравственным тратить деньги на наряды и отдавали имеющиеся средства на революционную деятельность. А для тех, кто происходил из небогатых семей, не имевших финансовой поддержки, отказавшихся от карьеры ради революционной борьбы, для студентов без постоянного заработка минимализм и демократичность костюма были естественным явлением. Иногда жившие в коммунах даже переходили на общее пользование одеждой и обувью."

2018-02-21 в 21:25 

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
"Итак, в женских воспоминаниях неоднократно подчеркивается простота одежды и даже пренебрежение к костюму, что отражало отказ от благ, данных происхождением, богатством семьи, а также от излишней феминности. Причем такое отношение к одежде было элементом системы воспитания, формировалось еще в детстве или отражало мировоззренческие изменения. Корнилова, выросшая в богатой купеческой семье, писала: «Одевали нас очень просто и совсем не приучали заниматься собою и своими нарядами».
Рассказывая о Перовской, Корнилова отмечает ее гладкую прическу, скромное коричневое платье с белым воротничком, что делало ее похожей на гимназистку, ничем не напоминающую губернаторскую дочь2. Характеризуя Софью Лешерн, Корнилова также отмечает ее непохожесть на генеральскую дочку. Более того, Корнилова считала важным опровергнуть представление о Перовской как о светской барышне, как будто это было чем-то порочащим, оскорбительным, настолько это не соответствовало идеалам поколения. Выглядеть как светская барышня, увлекаться нарядами, танцами — означало отсутствие серьезности (которая, как уже отмечалось, была одним из ключевых качеств, использовавшихся для женских характеристик), следование традиционной, ограниченной модели поведения.
Корнилова стремится поправить образ Перовской, созданный мужскими воспоминаниями, видимо не придававшими такого значения облику «барышни». «К сожалению, С.М. Кравчинский пустил в обращение совершенно неверное представление о Перовской как о барышне, блиставшей на балах в светском обществе Петербурга. По всей вероятности, введенный им в заблуждение П.А. Кропоткин пишет: “В повязанной платком мещанке, в ситцевом платье, в мужских сапогах, таскавшей воду из Невы, никто не узнал бы барышни, которая недавно блистала в аристократических петербургских салонах”. Могу вполне удостоверить, что Перовская светской барышней никогда не была, танцев даже девочкой не любила, а с 16 лет стала курсисткой»1. Участвуя в создании коллективного воспоминания, представители поколения семидесятников стремились закрепить в исторической памяти единые образы, для этого они корректировали или подтверждали, воспроизводили или ссылались на воспоминания друг друга. Это проявляется и в описании Перовской, когда Чарушин (внимательно читавший воспоминания Корниловой) считает необходимым подтвердить правильность ее характеристики Перовской.
«Рассказы же о том, что перед этим она блистала на аристократических балах... приводимые для вящего ее прославления, в чем она и не нуждается, конечно, ошибочны и не соответствуют действительности».
Если в женских воспоминаниях простота костюма символизирует серьезность и отказ от социальных привилегий, то в мужских воспоминаниях простота женского костюма чаще выступает символом скромности (качество, также часто встречающееся в женских характеристиках). Чарушин так описывал Перовскую: «Скромная, редко выступающая в большом обществе, большая ригористка в жизни и костюме, но всегда просто и чисто одетая, как и ее приятельницы Корниловы».
Мужской костюм женщины носили для демонстрации своего равноправия с мужчинами, и его сразу замечали окружающие. Как отмечается во многих исследованиях, в гендерном восприятии одежда, мода играет центральную роль, так как символизирует врожденные качества каждого пола. Соответственно, стремление женщин носить мужскую одежду воспринималось как стремление выйти за границы своего пола1. Женщины начинали заимствовать элементы мужского костюма одновременно с появлением новых гендерных ролей, возможностью действовать в сферах, традиционно считавшихся мужскими. По мнению Б. Энгел, те немногие женщины, которые надевали мужскую одежду, тем самым демонстрировали еще большую степень свободы, чем те, которые носили простые платья или появлялись на улице без сопровождения.
Ношение женщинами мужского костюма могло преследовать различные цели — быть провокационным, вызывающим, символическим и утилитарным. Например, Чарушин при первом посещении кружка чайковцев сразу обратил внимание на Корнилову и Перовскую, одетых по-мужски: «…я увидел небольшую, но интересную группу молоденьких девиц, полулежавших вблизи дорожки, по которой мы проходили, одетых в мужские рубашки и шаровары»3. В этой фразе ярко проявился «мужской взгляд», непосредственное восприятие их Чарушиным, прежде всего, как «интересных молоденьких девиц».
Сама же Корнилова объясняла мужской костюм следующим образом: «По вечерам мы часто отправлялись вдвоем бродить по парку и вели долгие беседы во время этих прогулок. Между тем близ Лесного помещались казармы, и, встречаясь с солдатами в уединенных аллеях парка, мы их несколько побаивались. Тогда мы придумали обзавестись мужскими костюмами; Перовская облеклась в шаровары и суровую рубашку своего брата, а я — в пиджак и брюки моего двоюродного брата. В таком виде мы чувствовали себя в полной безопасности, так как никто не обращал внимания на двух подростков».
Но нельзя сказать, что мужской костюм, короткие стрижки и синие очки были широко распространены среди курсисток и особенно пропагандисток.
По мнению К. Руан, чтобы выразить «недовольство старой системой во всех ее формах, радикально настроенные женщины коротко стригли волосы, курили сигареты, носили простые темные шерстяные платья и очки с синими стеклами — униформу женщин-радикалок в Европе». Корнилова вспоминает, что среди слушательниц Аларчинских курсов она и ее подруга Вильберг резко выделялись своей нигилистической внешностью (Вильберг была с короткой стрижкой и в очках, а Корнилова ходила в мужских сапогах). Простые темные платья были широко распространены среди курсисток, которые совсем не были нигилистками. Кроме того, например, слушательницы курсов при Медико-хирургической академии (как Кувшинская) должны были соблюдать установленные для них правила — длинные юбки и аккуратные прически, так что женщины должны были выбирать между свободой выражения своих взглядов в одежде и доступом к образованию.
Таким образом, демократизация костюма отражала как социальные, так и мировоззренческие изменения в российском обществе. Отдельные элементы костюма стали символизировать политический протест, обозначая принадлежность к оппозиционной субкультуре, которая отвергала традиционную социальную и гендерную иерархию, стремилась утвердить новые ценности. Как писала К. Руан, у российского социального и политического активизма появилась собственная униформа, так же как мундир отличал состоявших на службе. Те, кто посвятил себя преобразованию страны, не желая мириться с несправедливостью существующего строя, сделали свой протест видимым, «телесным». С другой стороны, многочисленные фотографии и воспоминания свидетельствуют, что при отказе от следования моде и при демократизации костюма он продолжал играть не только важную символическую роль, но и сохранял многие традиционные элементы. Ригоризм в одежде или небрежность, неаккуратность костюма, так же как и элементы мужского костюма у женщин, — все это вызывало повышенный интерес даже в революционной среде, было предметом различных интерпретаций. Кроме того, для женщин-пропагандисток 1870-х годов собственно «женский вопрос» не существовал отдельно от вопроса о социальной революции, они не видели необходимости демонстрировать изменением внешнего облика важность женского равноправия, так как считали это равноправие для себя реализованным в революционной работе. Для них гораздо важнее была демонстрация демократических взглядов, отказ в костюме не от своего пола, а от своего дворянского или буржуазного происхождения, утверждение символического социального равенства или принадлежности к «другой» России."
(скопировано отсель)

2018-02-21 в 23:22 

У меня вышла статья про феминизм русской революции, но опубликована она (и написана) по-испански. Так что, не ссылаясь на эту работу, скажу, что онлайн (на рутрекере, например) есть старая, но отличная, все еще сохраняющаю свое значение книга замечательного американского историка Ричарда Стайтса. Женское освободительное движение в России. Феминизм, нигилизм и большевизм. 1960-1930. Москва, Роспээн, 2004.
Вообще, на Западе, прежде всего в Штатах, не тему феминизма в России писали немало. Есть открыто враждебные работы - как работа про женщин-террористок, но много и интересного, даже если не совсем можно согласиться. Все же работу Стайтса я ценю особо.

Вообще, тема огромная и очень меня интересующая. Коротко скажу про Александру Михайловну Коллонтай. Она была женщина, безусловно, с большим интересом к собственному облику. И все же на фотографиях она неизменно предстает очень строго одетой. Сама она писала, что до смого назначения послом, где приходилось надевать наряды для статуса, она всегда носила платья одного и того же фасона - так называй покрой принцесса. Это платья неотрезные по талии, чуть приталенные, Коллонтай носила вариант с высоким воротником, закрывающим шею,и длинными рукавами. Цвета - неизменно темные, украшения очень сдержанные - цепочка, небольшой кулон. Другими словами, она намеренно строго одевалась, намеренно сдержанно подавала себя. И - да это было нормой.

Раньше говорили о ее сходстве с Ларисой Рейснер. Не соглашусь. Рейснер не мыслительница, а мечтательница, закруженная революционной эпохой. А Коллонтай сделала свой выбор сознательно, за много лет от революции, и всегда оставалась верна и идее социальной справедливости и правам женщин.

2018-02-21 в 23:26 

Поставлю цитату из Стайстса, из книги, которую уже цитировала. Выделяла жирным шрифтом я для работы, у автора этого нет.

"Как много женщин приняло участие в этой борьбе, которая
до сих пор нас потрясает? На этот вопрос трудно ответить до
сегодняшнего дня из-за недостатка статистических исследований
и внимания владеющих информацией ученых, которые
занимались лишь выдающимися революционерками. В лучшем случае
мы можем представить лишь несколько фактов, основанных на
доступных нам данных. Женщины составляли около 1/8 от того
числа революционеров (5 664) в 1870-е гг., которые
перечислены в «Деятелях...», что было весьма впечатляющей цифрой, по
сравнению с 1860-ми гг., когда радикалки составляли всего
лишь 3% от общего числа. Как бы там ни было, но эти голые
цифры мало о чем говорят нам, так как краткие статьи этого
биографического словаря зачастую содержат в себе лишь даты
жизни, арестов и пребывания под надзором полиции. Между
тем мы имеем иные данные, объединив которые, можно вывести
определенную закономерность. Они свидетельствуют о том, что
хотя степень участия женщин в революционном движении в
целом была скорее низкой, она возрастает в тех выборках, которые
демонстрируют нам проявление разного рода активности или
экстремизма2.
Выборка
Количество женщин
(%)
5 664 революционера (1870-е гг.)
12,5
1611 арестованных (1873-1877)
15
770 арестованных и обвиненных (1874)
20
«Процесс 193-х» (1877-1878)
18
«Процесс 50-ти» (1877)
32
28 членов Исполнительного комитета «Народной воли»
33
212
Данные ограниченных и малочисленных выборок следует
рассматривать не более как приблизительные. Мужчины всегда
количественно превосходили женщин на любом уровне
радикальной деятельности, начиная с первых пропагандистских
кружков и до «Народной воли». Они занимали наиболее
ответственные посты и выполняли самую трудную, опасную и
противозаконную работу. Однако, признав это, мы также должны
согласиться, что женщины были более глубоко вовлечены в
движение, нежели мужчины: «Лучше меньше, да лучше», как
скажет Ленин. Это вовсе не означает, что женщины в целом были
«лучшими» революционерами, чем мужчины, а свидетельствует
лишь о том, что последним было гораздо легче входить и
выходить из движения, не оставляя в нем серьезного следа. Для
женщин было значительно труднее возобновить обычную жизнь
после увлечения радикализмом, и их первоначальные
революционные устремления, возможно, были более сильными, чем у их
братьев по духу, для которых радикализм был более
естественным родом деятельности.
Гораздо легче подтвердить документами возрастной и
образовательный уровень революционерок, а также их социальное
происхождение. Как и у мужчин, средний возраст женщин,
участвовавших в движении, был от 20 до 30 лет. Однако в большей
степени, нежели мужчины, они имели дворянские корни - около
67% из тех, кто принимал наиболее деятельное участие в
движении 1873-1877 гг., и по крайней мере четверо из них были
генеральскими дочками. Все они, за редким исключением, получили
прекрасное образование, в большинстве своем в европейских, а
после 1876 г. - в российских университетах1. И это
неудивительно, так как российский радикализм, даже в своих простейших
проявлениях, не апеллировал к женщинам с низким уровнем
образования. Но, с другой стороны, хорошее образование само по
себе не являлось определяющим фактором формирования
революционных настроений. Ученые того времени предполагали, что
единственная безусловная связь между уровнем образования и
политикой заключается в том, что первый помогает
сформировать более высокий уровень политического самосознания.
Однако высокая степень учености «может усилить или ослабить
предрассудки; она может привести как к радикализму, так и к *

III1 Сидоров Н.Н. Статические сведения о пропагандистах 70-х годов в обработке
III Отделения // Каторга и ссылка. 1928. Jvfe 1. С. 30. Перовская, Лешерн, Арм-
фелд и Батюшкова были генеральскими дочерьми. Санкт-Петербургские
высшие женские (бестужевские) курсы (1878-1918 гг.). С. 32.

213
консерватизму, и она, безусловно, не обеспечивает
рациональность в политическом выборе или поведении»1. Высокий уровень
образования и обширный круг чтения открыли многим
женщинам глаза на социальную несправедливость, но и этого оказалось
эстаточным для того, чтобы втянуть их в борьбу с ней.
Лз представительниц других национальностей, кроме
русских, больше всего в движении были представлены еврейки. В
отличие от русской, традиционная еврейская семья была более
деспотичной в отношении девочек, практикуя устройство их бра-
jca через агентов, крепко привязывая их к домашнему очагу.
Средние училища для девушек, открытые в начале 1860-х гг.,
предоставили неслыханные ранее возможности для заточенных в
уединении еврейских девушек. К концу десятилетия
еврейки-нигилистки появились как в российских городах, так и в местечках
в черте оседлости, коротко подстриженные, в простых платьях,
чистосердечные, полные лихорадочного желания получить
«нееврейское» образование. В движении 1870-х гг.в эти женщины в
гораздо большей степени, нежели евреи-мужчины,
ассимилировались с русскими через смешанные браки. "

2018-02-22 в 18:30 

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
Лз представительниц других национальностей, кроме русских, больше всего в движении были представлены еврейки.
Кстати да. Был у нас как-то разговор про Минну Моисеевну Альтман и сестер Авербух. Уезжали за границу, поступали в университеты и, что характерно, чаще всего возвращались в Россию и либо участвовали в революционном движении, либо как минимум признавали советскую власть и трудились успешно на благо. Можно и Софью Андреевну вспомнить, и Наталью Фрейберг, да и меньшевичек и эсеровок вроде Евгении Ратнер.

2018-02-22 в 18:38 

marianne68
Ceux qui font les révolutions à moitié ne font que se creuser un tombeau
Книга есть, за плату можно скачать, бесплатно можно читать онлайн.

2018-02-23 в 15:06 

Директор театра
Чем больше артист, тем больше пауза!
В ежовых рукавицах меня держат. Меня, вольнолюбивую творческую натуру!..
Крупская, как я ее себе представляю, последовательница тех русских радикалок, которые верили в самоотречение, в неприкрашенную простоту и скромность, которые делали работу, но держались в тени. А Коллонтай - яркая, артистическая, блестящая, сверх-женственная и привлекательная, любящая и умеющая себя украсить, подать, умеющая и уговорить, убедить, очаровать нужного для дела человека. Для огромной работы - революции нужны были оба типа женщин.
Гражданка eliabel, ты за меня, собственно, бОльшую часть и сказала. В Великой Французской революции мы наблюдаем чаще именно таких, использующих специфически-гендерную тактику, выражаясь нынешним языком. Как я себе ее представляю, Надежда Константиновна не была прямолинейна и бестактна и совсем неженственна. Совсем наоборот! Но она нацелена на повседневную работу без громких фраз, на самостоятельность, при всем при том, что будто бы в тени. Очень интересный тип!
За цитаты и ссылки спасибо всем, надо прочитать целое.

2018-02-23 в 15:42 

Директор театра
Чем больше артист, тем больше пауза!
Смеркается. Спустились шторы.
Набита комната людьми,
И за прикрытыми дверьми
Идут глухие разговоры,
И эта сдержанная речь
Полна заботы и печали.
Огня еще не зажигали
И вовсе не спешат зажечь.
В вечернем мраке тонут лица,
Вглядись - увидишь ряд один
Теней неясных, вереницу
Каких-то женщин и мужчин.
Собранье не многоречиво,
И каждый гость, входящий в дверь,
Упорным взглядом молчаливо
Осматривается, как зверь.
Вот кто-то вспыхнул папироской:
Средь прочих - женщина сидит:
Большой ребячий лоб не скрыт
Простой и скромною прической,
Широкий белый воротник
И платье черное - всё просто,
Худая, маленького роста,
Голубоокий детский лик,
Но, как бы что найдя за далью,
Глядит внимательно, в упор,
И этот милый, нежный взор
Горит отвагой и печалью...
Кого-то ждут... Гремит звонок.
Неспешно отворяя двери,
Гость новый входит на порог:
В своих движениях уверен
И статен; мужественный вид;
Одет совсем как иностранец,
Изысканно; в руке блестит
Высокого цилиндра глянец;

Едва приметно затемнен
Взгляд карих глаз сурово-кроткий;
Наполеоновской бородкой
Рот беспокойный обрамлен;
Большеголовый, темновласый -
Красавец вместе и урод:
Тревожный передернут рот
Меланхолической гримасой.

И сонм собравшихся затих...
Два слова, два рукопожатья -
И гость к ребенку в черном платье
Идет, минуя остальных...
Он смотрит долго и любовно,
И крепко руку жмет не раз,
И молвит: «Поздравляю вас
С побегом, Соня... Софья Львовна!
Опять - на смертную борьбу!»
И вдруг - без видимой причины -
На этом странно-белом лбу
Легли глубоко две морщины...



Александр Блок, "Возмездие"

2018-02-23 в 17:24 

Блок был эсером , скорее всго его Софья Львовна, как и "подруги матерей" Пастернака с динамитом, народницы. Неслучайно, мне кажется, Вам его стихотворение пришло на память. Крупская действительно во многом похожа на женщин-народниц не типа Марии Спиридоновй, дамы экзальтированной, а типа Софьи Перовской или Ольги Любатович: скромная одежда, скромная манера себя держать, отсутствие всякой ажитации, жестов, красивых слов, деловитость и при том максимальная дерзость и решимость. О женской решимости в революционных делах писал Стайтс.
Но Крупская, хотя она и написала первую работу на русском языке о положении женщины-работницы, мне кажется, была, как и Перовская, не заинтересована в женской тематике. Она не писала на женские темы, для нее женщины - еще один отряд обездоленных, который можно поставить на великое дело революции. Хоть она и дружила с Кларой Цеткин, Розой Люксембург, она не выступает сама как политический деятель, не требует для себя этой роли. Она выполняет довольно традиционную женскую роль - помощницы мужчины-политика Ленина (как и жена, например, Троцкого). И лишь после революции выступает в качестве самостоятельной работницы - занимается народным образованием, то есть созданием нового человека социализма.
Я недостаточно знаю о ней. В советское время канон мешал увидеть живого человека, а в постсоветское полились потоки грязи. Знаю, что она после смерти Ленина была близка с Марией Ильиничной и Анной Ильиничной Ульяновыми. Знаю и то, что в этом кругу очень критично относились к Сталину. Знаю, что вначале Крупская поддержала Троцкого - видимо, из-за желания сохранить единство партии, которое считалось необходимым условием победы социализма. Но сам Троцкий, и это тоже известно, особых симпатий у нее не вызывал, известна ее осудительная фраза о его любви к красивым жестам, которым он может пожертвовать сутью дела. И потом она выступала против Троцкого. Ее критика Сталина так и осталась неозвученной публично, вероятно, из-за ее желания поддержать единство партии.
Но Коллонтай - совсем другое дело. Она именно интересовалась положением женщины, хотя тоже считала, что при капитализме равенства женщин достигнуть нельзя. Она писала о новой морали, о правах женщин, активно занималась работой среди женщин задолго до революции, публиковала довольно много на эту тему. И она видела себя как политика и сам факт, что она выдвигала себя как политика, был для нее важен. Не потому, что она желала личной славы - она умела отойти на второй план, а потому что она желала политической роли для женщин. Поэтому для нее было так важно быть первым министром-женщиной, первым членом правительства - женщиной, первым послом- женщиной (Чичерин противился этому, аргументируя, что интересы СССР пострадают, так как кап.государства не примут женщину-посла. Коллонтай настояла, несмотря на свой пиетет перед Чичериным, и оказалась права).
К сожалению, ее работы не всегда можно найти. На Западе напечатали ее работы о новой сексуальной морали, но не типично марксистские работы, они не входят в концепцию буржуазного феминизма. И у нас такая же картина.

2018-02-23 в 19:50 

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
Избранные статьи и речи, 1972
Из моей жизни и работы, два переиздания
В тюрьме Керенского, 1928
Воспоминания об Ильиче, три переиздания - 1959, 1969, 1971
Женщина на переломе, 1923
Повести, политэкономические очерки, т т.ч. дореволюционного издания
К счастью, Александра Михайловна у нас не обижена )

Она не писала на женские темы, для нее женщины - еще один отряд обездоленных, который можно поставить на великое дело революции. Хоть она и дружила с Кларой Цеткин, Розой Люксембург, она не выступает сама как политический деятель, не требует для себя этой роли. Но Н.К. была сильным и крупным организатором, не сказать, "хозяйственницей", но организатором. В рамках организации дела народного образования она очень пеклась и о девочках, и о взрослых женщинах, которым необходимо было дать образование. По сути, это важнейшая половина дела: есть знания-умения-навыки - уже можно говорить о независимости и равноправии. И, кстати, есть у нее брошюры - "Женщина-работница", написана 1899 году, издавалась за границей в 1900-1905 гг., и работы 1930-х, посвященные уже женскому вопросу в СССР.
Коллонтай - совсем другое дело. Она именно интересовалась положением женщины, хотя тоже считала, что при капитализме равенства женщин достигнуть нельзя. Она писала о новой морали, о правах женщин, активно занималась работой среди женщин задолго до революции, публиковала довольно много на эту тему.
Так, конечно. Надо сказать, что это противостояние - более широкого классового подхода и включения женского вопроса в комплекс социальных вопросов марксизма, с одной стороны, и автономизация женского вопроса (буржуазный феминизм, как Вы говорите), с другой, сейчас иногда принимает печальные формы. И приходится признать, что кое в чем и кое-где товарищи марксисты прохлопали своих потенциальных товарищей, единомышленниц и попутчиц, отодвигая больные и актуальные темы "на потом". Пример - годы формирования идеологии третьего рейха в Германии, когда рабочее движение не сумело, увы, привлечь на свою сторону женщин.

2018-02-23 в 20:09 

Nataly Red Rose
Запутавшемуся миру спешим на выручку
Директор театра, вопрос несколько в сторону. А тебе не кажется, что революционерки, принявшие к руководству индивидуальный террор, переняли от Корде не очень, мягко говоря, эффективную, с точки зрения установления социальной справедливости, практику? (Я вот это понимаю, конечно, но все равно делаю большую разницу: Софья Львовна Перовская была на стороне народа, а не буржуазной партийки, и выступала против зловредного представителя власти, а не против публициста-демократа, никакой власти вообще не имевшего, кроме авторитета в умах).

Н.К. по женскому вопросу:

URL
2018-02-23 в 20:13 

Nataly Red Rose
Запутавшемуся миру спешим на выручку
Насчет книг. В 2002-м году переиздали воспоминания Ольги Дмитриевны Ульяновой, "Родной Ленин", там и о Н.К. Еще стоит перелистать книги В.Т.Логинова, он тоже пишет о Н.К., много чисто человеческих и психологических деталей.

URL
2018-02-23 в 20:35 

Свой среди чужих...
...чужой среди своих
А я тоже "в сторону", но оставлю здесь письмо Владимира Ильича товарищу Инессе Арманд, где он критикует проект ее брошюры, посвященный женскому и семейному вопросу.

Дорогой друг! Извиняюсь за опоздание с ответом: хотел вчера, да меня задержали и не оказалось времени сесть за письмо.
По поводу Вашего плана брошюры я находил, что "требование свободы любви" неясно и - независимо от Вашей воли и желания (я подчеркивал это, говоря: дело в объективных, классовых отношениях, а не в Ваших субъективных желаниях) - явится в современной общественной обстановке буржуазным, а не пролетарским требованием.
Вы не согласны.
Хорошо. Рассмотрим дело еще раз.
Чтобы неясное сделать ясным, я перечислил примерно десяток возможных (и неизбежных в обстановке классовой розни) различных толкований, причем отметил, что толкования 1-7, по-моему, будут типичны или характерны для пролетарок, а 8-10 для буржуазок.
Если это опровергать, то надо показать: (1) что эти толкования неверны (тогда заменить их другими или отметить неверные) или (2) неполны (тогда добавить недостающее) или (3) не так делятся на пролетарские н буржуазные.
Ни того, ни другого, ни третьего Вы не делаете.
Пунктов 1-7 Вы вовсе не касаетесь. Значит, признаете их (в общем) правильность? (То, что Вы пишете о проституции пролетарок и их зависимости: "невозможности сказать нет" вполне подходит под пп. 1-7. Несогласия у нас здесь нельзя усмотреть ни в чем.)
Не оспариваете Вы и того, что это пролетарское толкование.
Остаются пп. 8-10.
Их Вы "немного не понимаете" и "возражаете": "не понимаю, как можно (так и написано!) отождествлять (!!??) свободу любви с" п. 10...
Выходит, что я "отождествляю", а Вы меня разносить и разбивать собрались?
Как это? что это?
Буржуазки понимают под свободой любви пп. 8-10 - вот мой тезис.
Опровергаете Вы его? Скажите, что буржуазные дамы понимают под свободой любви?
Вы этого не говорите. Неужели литература и жизнь не доказывают, что буржуазки именно это понимают? Вполне доказывают! Вы молча признаете это.
А раз так, дело тут в их классовом положении, и "опровергнуть" их едва ли можно и едва ли не наивно.
Надо ясно отделить от них, противопоставить им пролетарскую точку зрения. Надо учесть тот объективный факт, что иначе они выхватят соответствующие места из вашей брошюры, истолкуют их по-своему, сделают из вашей брошюры воду на свою мельницу, извратят ваши мысли перед рабочими, "смутят" рабочих (посеяв в них опасение, не чужие ли идеи Вы им несете). А в их руках тьма газет и т. д.
А Вы, совершенно забыв объективную и классовую точку зрения, переходите в "атаку" на меня, будто я "отождествляю" свободу любви с пп. 8-10... Чудно, ей-ей, чудно...
"Даже мимолетная страсть и связь" "поэтичнее и чище", чем "поцелуи без любви" (пошлых и пошленьких) супругов. Так Вы пишете. И так собираетесь писать в брошюре. Прекрасно.
Логичное ли противопоставление? Поцелуи без любви у пошлых супругов грязны. Согласен. Им надо противопоставить... что?.. Казалось бы: поцелуи с любовью? А Вы противопоставляете "мимолетную" (почему мимолетную?) "страсть" (почему не любовь?) - выходит, по логике, будто поцелуи без любви (мимолетные) противопоставляются поцелуям без любви супружеским... Странно. Для популярной брошюры не лучше ли противопоставить мещански-интеллигентски-крестьянский (кажись, п. 6 или и. 5 у меня) пошлый и грязный брак без любви - пролетарскому гражданскому браку с любовью (с добавлением, если уж непременно хотите, что и мимолетная связь-страсть может быть грязная, может быть и чистая). У Вас вышло противопоставление не классовых типов, а что-то вроде "казуса", который возможен, конечно. Но разве в казусах дело? Если брать тему: казус, индивидуальный случай грязных поцелуев в браке и чистых в мимолетной связи, - эту тему надо разработать в романе (ибо тут весь гвоздь в индивидуальной обстановке, в анализе характеров и психики данных типов). А в брошюре?
Вы очень хорошо поняли мою мысль насчет неподходящей цитаты из Кей, сказав, что-де "нелепо" выступать в роли "профессоров es любовь". Именно. Ну, а в роли профессоров es мимолетная и т. д.?
Право же, мне вовсе не полемики хочется. Я бы охотно отбросил это свое письмо и отложил дело до беседы. Но мне хочется, чтобы брошюра была хороша, чтобы из нее никто не мог вырывать неприятных для Вас фраз (иногда одной фразы довольно, чтобы была ложка дегтю...), не мог Вас перетолковывать. Я уверен, что Вы и здесь "против воли" написали, и посылаю это письмо только потому, что может быть Вы обстоятельнее разберете план в связи с письмами, чем по поводу бесед, а ведь план вещь очень важная.
Нет ли у Вас знакомой француженки-социалистки? Переведите ей (якобы с английского) мои пп. 1-10 и ваши замечания о "мимолетной" и т.д. и посмотрите на нее, послушайте ее внимательнее: маленький опыт, что скажут люди со стороны, каковы их впечатления, их ожидания от брошюры?
Жму руку и желаю поменьше хворать головной болью и поскорее поправляться. В. У.

Р. S. Насчет Божи не знаю... Возможно, что my friend * переобещал... Но что? Не знаю. Дело отложено, т. е. конфликт отложен, не устранен. Надо будет бороться и бороться!! Удастся ли их отговорить? Каково Ваше мнение?

24 января 1915 г.

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т.49, с.54-57

2018-02-24 в 01:58 

АИФ, Я читала воспоминания Коллонтай, избранные речи и статьи у меня тоже есть, читаю. Дореволюционные издания ее мне не попадались - я живу заграницей, у нас нет хороших русских библиотек, только что есть в собственной, да на трекере, да купить получается. Но я много читала ее в западных изданиях, переведенной. Читала ее работы про новую мораль, читала то, что она писала про рабочую оппозицию (правда, это давно). И всякие другие книги читала - дипломатический дневник и т.д.
Я знаю, что она переписывалась с испанской женщиной-послом, они дружили, существует переписка, но я ее пока не нашла. Знаю, что она вела и личный дневник, читала отрывки из него, он должен быть очень интересен, но он не публиковался. Конечно, все это дело наживное. Если бы у меня появилась возможность заняться Коллонтай всерьез, я бы все это обнаружила.
Что же касается ситуации в Германии, то я вычитала в хорошей истории Компартии Германии, что она была довольно другой, чем русская партия большевиков - женщин с самого начала было много меньше, женщин в руководстве после недоброй памяти Рут Фишер не было вообще, партия была открыто маскулинная и женщин затирала. Не было у них никого похожего на Александру Коллонтай, увы им.

Вы пишете: "Но Н.К. была сильным и крупным организатором, не сказать, "хозяйственницей", но организатором. В рамках организации дела народного образования она очень пеклась и о девочках, и о взрослых женщинах, которым необходимо было дать образование. По сути, это важнейшая половина дела: есть знания-умения-навыки - уже можно говорить о независимости и равноправии. "

Вы правы, соглашусь.

Вы пишете: "И, кстати, есть у нее брошюры - "Женщина-работница", написана 1899 году, издавалась за границей в 1900-1905 гг.. "

Эта работа мне известна, я о ней говорила - первая русская работа о женщине-пролетарке.


"и работы 1930-х, посвященные уже женскому вопросу в СССР." А вот с этими не знакома. Не подскажете ли названия? Буду благодарна.

2018-02-24 в 02:08 

А давайте, я добавлю ложку дегтя в бочку меда? Чтобы оживить разговор, например. Владимир Костицын, старый большевик, ставший оборонцем и рассорившийся с Лениным, потом после Октября пошедший на работу на большевиков (Ленин его помнил и ему покровительствовал) в университет (он был известным химиком), в конце концов, в конце 1920х был вынужден остаться во Франции из-за разнообразных интриг против него в университете и в партии. Себя он эмигрантом не считал, сохранял советский паспорт и был большим патриотом и французским коммунистом - другими словами, жил также, как до революции жили социал-демократы. Во время войны был резистантом, едва избежал Гестапо, сидел в немецком лагере и т.д. Человек достойный, умный, революционно настроенный и воспоминания оставил очень интересные. Есть электронная версия на Литмире. И вот в них, а писал он их в 1950, он восхищенно говорит о Ленине и неприязненно о Крупской. Говорит, что она была женщина ограниченная, и, к сожалению, имела большое влияние на Ильича.
Кстати, о Крупской и ее круге есть еще интересная немецкая диссертация. У меня она где-то должна быть, надо поискать. Написана она, по моим воспоминаниям, по-английски, ибо по-немецки я не читаю. Или, может быть, это большая статья, но помнится мне смутно, что именно диссертация.

2018-02-24 в 02:10 

По поводу террора, Корде и Перовской, перескажу статью из меньшевистского Социалистического Вестника за 1937 год. Тема тогда эта была очень актуальна, ибо многие политические силы тогда применяли индивидуальный террор или склонялись к нему. Меньшевики говорят, что применение может быть очень эффективно, но только тогда, когда накопился огромный потенциал протеста и недовольства - как в России в начале ХХ века, когда выстрелы эсеров снова запустили революционное движение.

2018-02-24 в 20:42 

Директор театра
Чем больше артист, тем больше пауза!
Свой среди чужих..., еще ты должен найти письмо с этими самыми пунктами, которые обсуждают Ленин и Арманд. Из текста, конечно, многое понятно, но...

Относительно индивидуального террора, гражданки Nataly Red Rose и eliabel. Хм! Опять-таки, Натали, принципиальную разницу между действиями Корде и Софи Перовской ты уже сама же изложила. Не считаю эту тактику эффективной и перспективной. Бланки, хронологически выступив на сцену прежде народников и эсеров, был их дальновидней, на мой взгляд, поскольку понимал, что необходимы:
- программа, отвечающая на вопрос что "делать",
- для реализации оной программы - политическая власть,
- а для взятия оной власти для реализации программы - восстание масс.
Кстати...

это противостояние - более широкого классового подхода и включения женского вопроса в комплекс социальных вопросов марксизма, с одной стороны, и автономизация женского вопроса (буржуазный феминизм, как Вы говорите), с другой, сейчас иногда принимает печальные формы. И приходится признать, что кое в чем и кое-где товарищи марксисты прохлопали своих потенциальных товарищей, единомышленниц и попутчиц, отодвигая больные и актуальные темы "на потом".
Да, видел я, граждане АиФ. Удручающее зрелище... А "прохлопали" не только марксисты. Нас возьмите: только Марат, Олимпия, Клер и Бабеф были "в тренде", прочие, даже продвинутый гражданин Кондорсе, даже продвинутая гражданка Робер пошли на попятный, едва обозначился вопрос, должны ли иметь женщины равные с мужчинами гражданские и политические права.


eliabel, за наводку на мемауры спасибо, это всегда интересно. Однако скажу, что нет на земле такого человека, о ком бы все отозвались лишь хорошо. Может, я бы теоретически допустил, что Н.К. - конкретная, практичная, приземленная, такие спутники или спутницы бывают нужны гению, НО: она не была практичной в житейском смысле, наоборот, вроде нашего ББ, для которого пуговицу пришить - невиданной силы подвиг ;) . Ленин не шел бы рука об руку три десятка лет без малого с ограниченной+властной женщиной.

2018-02-24 в 20:54 

Уважаемый Директор театра, конечно, нет такого человека, который бы всем нравился. Я читала, что Ленин был очень чувствителен к женскому вопросу (в отличие от многих других большевиков и меньшевиков, увы) и они с Надеждой Константиновной договорились о том, что быт у них будет самый простой, чтобы на ней не лежала эта работа и чтобы быт давал им обоим возможность полноценно работать на дело революции. Люди вспоминали, например, что они, даже когда с ними жила мать Надежды Константиновны, не готовили разносолов, а ели день за днем яичницу, кашу, ветчину, сыр, хлеб - то, что можно сделать почти мгновенно. И, конечно же, НК не была властной или приземленной. Костицын, я думаю, имел в виду другое - НК не была одарена, скажем, золотой феей фантазии, которая поцеловала Александру Михайловну Коллонтай, взгляды ее на искусство, образование были ограничены ее вкусами, она была неспособна выйти за горизонт русских радикалов, не могла увидеть и понять правду в другой точке зрения, не понимала новой музыки, поэзии не некрасовского типа, новейших течений в театре и т.д.

А Войнич написала великолепно. Спасибо, что напомнили про ее книгу. Я читала ее в ранней молодости, когда о таких вещах совсем не размышляешь. Надо ее найти и заново перечитать, уже другими глазами, имея в виду историю русского двадцатого века.

2018-02-24 в 21:13 

tawi-tum
Мы в город Изумрудный идем дорогой трудной
Для популярной брошюры не лучше ли противопоставить мещански-интеллигентски-крестьянский пошлый и грязный брак без любви - пролетарскому гражданскому браку с любовью
Почему? Авторам брошюры и письма понятно, и большинству сообщников, наверное, а я не улавливаю, почему и как зависит брак без любви или по любви от принадлежности к классу?


И я хочу всех поблагодарить, молчу, мне просто сказать нечего, я читаю и обдумываю.
Зося

2018-02-24 в 21:18 

Директор театра
Чем больше артист, тем больше пауза!
взгляды ее на искусство, образование были ограничены ее вкусами, она была неспособна выйти за горизонт русских радикалов, не могла увидеть и понять правду в другой точке зрения, не понимала новой музыки, поэзии не некрасовского типа, новейших течений в театре и т.д.
А-а! Это вполне возможно. Владимир Ильич и сам был во вкусах своих старомоден, как свидетельствуют современники. Понял, понял Вашу мысль.
На счет яичницы - сразу вспомнил Карла Генриховича и Женни. Те тоже разносолов не готовили )

tawi-tum, вот тут я слово уступаю ученым марксистам, чтобы не ляпнуть что-то еретическое...

2018-02-24 в 21:24 

Зося taw tum, наверно, дело в том, что при капитализме брак построен на идее собственности и передачи собственности. Верность жены (но не мужа) важна с этой точки зрения: собственность должна быть передана наследнику, "своему" (акцент на идее собственности, своему в этом смысле) сыну, а не приблудному. Плюс, и жена, и дети - собственность мужа. В Англии, например, классической стране капитализма, замужняя женщина не могла иметь своего имущества просто по закону - все принадлежало мужу. Если ребенок был утерян, а потом найден другими людьми, то суд обязательно отдавал его настоящему отцу, даже если он был для ребенка незнакомцем, а приемные родители растили ребенка любовно, как своего. Желание ребенка не учитывалось, он просто принадлежал отцу, был его собственностью. Крайний случай такого отношения - убийство женщин и даже детей из ревности, которое встречается до сих пор, оправдывается так же - муж убивает, потому что "его" жена нанесла урон своей любовью к другому человеку его "чести", незаконный ребенок также урон его чести, украденной другим мужчиной.
Социалистическая же идея брака предполагает равное и товарищеское отношение. Никто ничей, все друг с другом, пока любят. И дети ничьи, у них есть права, желания, которые должны учитываться.

2018-02-24 в 21:28 

Свой среди чужих...
...чужой среди своих
tawi-tum, насколько я понимаю, дело даже не в буквальной принадлежности двух людей к какому-то классу. Ленин, как и Маркс, неоднократно подчеркивал, что можно быть по происхождению рабочим, а по социальным взглядам - мелким лавочником, и наоборот.
Логика, видимо, такова.
Пролетарий, в качестве наемной рабочей силы, не имеет ничего, кроме ума и силы, "пролетариату нечего терять, кроме своих цепей". Соответственно, к супружеству пролетариев подталкивает лишь потребность друг в друге двух индивидуумов, любовь, приязнь, влечение.
В других же социальных группах первоочередными являются такие штуки, как приданое, статус, дополнительная рабочая сила (в крестьянской среде на невесту именно так и смотрели, как на раб.силу). Ну и "средство воспроизводства", поскольку раз есть имущество, тем более есть частная собственность, надо же это кому-то передать, т.е. нужны наследники.

Директор театра, задал ты мне задачу... Пошел искать первоисточник.

2018-02-24 в 21:50 

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
Свой среди чужих..., вот и я так понял, но подумал, что лучше пусть кто-нибудь квалифицированно объяснит ) Хоть я и сдал ГЭК по марксизму, а иногда чувствую себя не совсем уверенно.
Работы Инессы Арманд ищи под псевдонимом Олонина или Блонина, Елена. Но в сети их нет, только в каталогах выходные данные, сразу скажу. Я раньше искал для какого-то дела.

2018-02-24 в 21:55 

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
Всем интересующимся, попутно: И.АРМАНД И А.КОЛЛОНТАЙ: ФЕМИНИЗМ, КОММУНИЗМ И ЖЕНСКИЙ ВОПРОС РОССИИ (Белорусский гос.ун-т, в свободном доступе).

2018-02-24 в 22:00 

М-Воронин, спасибо за работу. Очень интересно. Сейчас же пойду смотреть ее.

2018-02-24 в 22:02 

Nataly Red Rose
Запутавшемуся миру спешим на выручку
tawi-tum, вот этих фото не видела, спасибо!
М-Воронин, хорошенькая статья, беру на заметку и весь сборник!
Директор театра, я даже в растерянности... я действительно не помню, чтобы из мадзинистов кто-то когда-то выдвигал на первое место тактику террора, уж точно не Мадзини. Но литературный Овод и не принадлежит к их партии, он им противоположен. А как и насколько тут повлияли русские впечатления... Все может быть!

URL
2018-02-24 в 22:09 

Nataly Red Rose
Запутавшемуся миру спешим на выручку
Раз уж мы и про Джемму, и про Надежду Константиновну, то я тоже кое-что процитирую ;-)

– ...И долго вы намерены губить таким образом свои способности?
– Почему «губить»?
– Конечно, губить. Ведь для вас не секрет, что вы гораздо умнее большинства мужчин, с которыми вам приходится работать, а вы позволяете им превращать вас в какую-то подсобную силу. В умственном отношении Грассини и Галли просто школьники в сравнении с вами, а вы сидите и правите их статьи, точно заправский корректор.
– Во-первых, я не все время трачу на чтение корректур, а во-вторых, вы сильно преувеличиваете мои способности: они не так блестящи, как вам кажется.
– Я вовсе не считаю их блестящими, – спокойно ответил Овод. – У вас твердый и здравый ум, что гораздо важнее. На этих унылых заседаниях комитета вы первая замечаете ошибки ваших товарищей.

Впрочем, разные способности и разные умы нужны, это верно.

URL
2018-02-24 в 22:13 

Да, очень интересный фрагмент. И как будто про НК написано. Спасибо.
Но, революция дело большое, нужны и такие здравомыслящие, скромные женщины, как НК и блестящие, творческие натуры, как Коллонтай.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Vive Liberta

главная