12:12 

"товарищи потомки" - "дочка Дюшен"

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
"Голубоглазая малышка с двойным именем: первое гордое - "Сципиона", второе милое - "Виржиния".
Этот историк, который ходит по пятам за Дантоном, все же справедливый до известного предела. Он первый вспомнил Виржини, узнал ее имя, даты ее земного пути. Ее имя можно прочитать в CCXXIII году на многих сайтах..."
...и вот, наконец, как сложился рассказ о ней к CCXXIII году.

@темы: товарищам, следствие ведут..., персона, они и мы, источники/документы, Великая французская революция, 19 век, 18 век

Комментарии
2015-11-03 в 20:18 

Синяя блуза
Эх, жисть-жестянка (. Очень жалко девчушку. Лолу и Ораса мне тоже жаль, так у Ораса хоть бабка с дедкой остались, а Вирджинии совсем не повезло.
Eh voila, пасибки! где ты это все наколдовал опять?

2015-11-04 в 09:02 

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
Я думал, Сципиона - просто как дань античным идеалам, ан нет, все приземленней...
Условия, конечно, те еще, если в явно не нищей и благополучной семье такая смертность детская. Что уж говорить про бедняков.

[4] Henri Lehr, La Réforme et les Églises Réformées dans le département actuel d’Eure-et-Loir, Fischbacher, 1912. - рецензия на книгу.
Про Эбера там нет ни слова, это просто к сведению.

2015-11-04 в 12:38 

Я и моя собака
Истинно мягкими могут быть только люди с твердым характером /Лабрюйер/
Николь П. Исторические летописи Великой французской революции (1 января 1948) - "Примечание о Жаке Марке, последнем типографе "Отца Дюшена"". К сожалению, всю статью не дают увидеть...

Досужий Ленотр, в английском переводе, сообщает буквально следующее (ROMANCES OF THE FRENCH REVOLUTION)
Then the corner of the Place was suddenly turned, and there was the open space, the crowd, the Tuileries, and the Champs Elysees, already green in the radiant spring. Here her courage deserted her. " The woman Hubert," says a note, " was nearly dying at the end of the fatal journey ; they were obliged to help her to mount the scaffold " ; and then came the agony of waiting, the horrible bewilderment, the choking in the throat that prevented her from even crying out, the wild anguish of seeing beneath her all the
multitude of living persons jeering at her, the instinctive recoil from the inevitable doom, the brutal hands which seized her, the plank, the deadly stroke.
A Parisian, who noted daily his impressions in a " memento " which remains unpublished, found nothing more to jot down that evening than this : " The spring is very mild ; all the trees in the gardens are in flower, and those which are not fruit trees have their leaves. Not for many years have things looked so promising, or have we seen such a forward season.""
And what became of the child? A brother of Mme. Hebert took care of her at first. This compassionate relative was named Jean Jacques Goupil, and he lived on a temporary pension as " a defender wounded in the service of the country."
*And before replacing our seals, Citizen Jean Jacques Goupil, brother of the wife of Citizen Hebert, stated to us that the little painted box found in the bottom of the writing-table contained nothing but some money belonging to him, and forming part of the temporary pension paid to him at the Ministry of War as a defender wounded in the defence of the country, for which reason he requested us to hand it to him, both for his own support, and that of his sister's child. The 29th of Ventose, Year II." Archives of the justice de paix of the 10th arrondissement.*
But he, no doubt, died shortly afterwards, for a deed in the Year III, states that " citizen Jacques Christophe Marquet, printer, Rue de Vaugirard is chosen guardian of Scipion Virginie Hebert, by the desire of her friends, in default of any relatives of the said minor." It does not seem that she had any inheritance to receive beyond the dishonoured name of her father. The goods of condemned persons were, moreover, confiscated. The poor child, thus brought up by charity, lived, however. She became undermistress of a boarding-school, and married a pastor of the Reformed Church, who exercised his ministry in a village in the environs of Chateaudun.
Scipion Virginie Hebert died in Paris, in the Rue du Faubourg du Roule, July 11th, 1830, at the age of thirty-seven.
Death register of the old 1st arrondissement. "The thirteenth of July one thousand eight hundred and thirty, at half -past ten in the morning. Certificate of death of Scipion Virginie Hebert, under-mistress of a school, aged thirty-seven years, married to Nee, pastor of the Reformed Church at Mezieres (Eure-et-Loir) there residing, born at Paris, died Rue du Faubourg du Roule No. 79, the day before yesterday at eight o'clock in the evening. Witnessed by us, Henri Michel Paulmier, deputy-mayor of the first arrondissement of Paris, on the declaration of Sieurs Francois Coulon, bank clerk, aged twenty-one years, living in the same street and number, and Pierre Mallet Christy, domestic servant, aged fifty-two years, same residence, who has declared that he cannot write. The first witness has signed with us, after his statement had been read."

Судьба тяжелая, безусловно, у этой девушки, но интересна фраза из книги Анри Лэра: "Très engagée dans la foi protestante, Virginie Hébert-Née, tout comme son mari et son beau-frère, le pasteur Colani-Née, de Lemé, est alors une figure du pré-Réveil."

2015-11-04 в 14:15 

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
Про Эбера там нет ни слова, это просто к сведению.
Да, жаль. Мы уже разбежались там накопать что-то про Шометта и Шнейдера, но увы, не про то.

Судьба тяжелая, безусловно, у этой девушки, но интересна фраза из книги Анри Лэра: "Très engagée dans la foi protestante, Virginie Hébert-Née, tout comme son mari et son beau-frère, le pasteur Colani-Née, de Lemé, est alors une figure du pré-Réveil."
Хм... Если иметь в виду, что протестантам и "среднему классу" в целом при Шарле Артуа пришлось несладко, они вполне могли скрыто, глухо, но противодействовать на уровне повседневной жизни. Хотя автор явно имеет в виду что-то на местном материале.

Я и моя собака, М-Воронин, Eh voila, спасибо!

2015-11-09 в 06:45 

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
Ну и то, несмотря на все, пробилась до помощницы директрисы школы - наверное, для бедной гражданки начала 19 века это немало. Видимо, характер-то у нее был. И брат Франсуазы, и типограф отметились как порядочные люди. А по поводу протестантизма - хм, я, как всегда, нафантазирую сейчас, но Эберу не в последнюю очередь прилетало от католиков, прежде всего, за дехристианизацию. И хотя в ряды неверующих его дочь это не подвигло, но по крайней мере, в оппозицию официальной доминантной конфессии - да.

URL
2015-11-09 в 20:09 

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Может быть, это не такая и фантазия, гражданка Nataly Red Rose...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Vive Liberta

главная