Plume de paon
tantum possumus, quantum scimus
библиотека Vive Liberta . apprendre par coeur



В послевоенные годы Великая французская революция уже не вызывала столь жгучего интереса и не играла столь значительной роли в художественной и литературной жизни, как до войны, в большой степени утратив для искусства и литературы значение прямой аналогии или параллели с Октябрьской революцией. Только в последние годы появились серьезные крупные работы художников Б.А.Тальберга и X.А.Аврутиса, впервые создавших живописные портреты деятелей революции.
Из литературных произведений можно назвать лишь историческую драму И.Луковского «Марат», вышедшую в свет в 1954 г., но не ставившуюся на сцене Обложка пьесы И.Луковского «Марат».
История революции постоянно интерпретируется в книжной графике в связи с переизданиями произведений художественной литературы. Чаще всего в разных городах страны и с иллюстрациями разных художников переиздается «Девяносто третий год» В.Гюго. При иллюстрировании романа художников неизменно привлекает его ключевой исторический эпизод — встреча в кабачке на Павлиньей улице триумвирата Марата, Дантона и Робеспьера. У Гюго встреча трех великих революционеров — острейшее столкновение различных политических программ и характеров. Однако художники И.А.Константиновский в давнем (1952 г.) ленинградском издании и Е.В.Попов в новом днепропетровском издании (1986 г.) Е.В.Попов. «Встреча» показывают событие, исполненное глубокого внутреннего драматизма, как жанровую сцену, подробно выписывая интерьер таверны, детали костюмов и пр., дробя впечатление и внося в изображение оттенок обыденности и прозаизма.
Московский график В.А.Носков, оформлявший «Девяносто третий год» для серии «Библиотека исторического романа» (1963 г.), напротив, исключает случайное и второстепенное В.А.Носков. «Встреча» . В.А.Носков. «Марат». Стремясь к цельности и силе изображения, он сталкивает черные и белые штрихи и пятна и строит композицию компактно, на крупных, приближенных к зрителю планах, так, что героям как бы тесно в отведенном для них пространстве. Интерпретация В.А.Носкова близка к оценке этого эпизода романа, данной Н.И.Кареевым, который писал: «Сцена свидания Робеспьера, Марата и Дантона в кабачке на улице Павлина — сцена большого исторического смысла».
Выдающимися произведениями о Великой французской революции последних десятилетий стали «Робеспьер» Б.А.Тальберга и цикл X.А.Аврутиса.
«Робеспьер» Б.Тальберга является частью монументального триптиха «Великие мыслители-утописты» (1970 г.), в котором художник объединил Томаса Мора, Томмазо Кампанеллу и Максимилиана Робеспьера — провозвестников нового общества, отдавших свои жизни во имя великой идеи.
«Робеспьер» Б.Тальберга
Фигура Робеспьера в рост вписана в деревянную раму, но это рама не портрета, а гильотины, и лезвие гильотины нависает над головой героя как символ его самопожертвования и гибели. Однако образ Робеспьера многозначен, и черты жертвенности присутствуют, но не доминируют. Это благородный герой, праведник, подвижник, одушевленный великой целью. Строгость и ясность композиции, чистота контуров, чистота цвета, гладкая техника письма, общая высокая пластическая культура изображения складываются в возвышенно-благородный стиль, отвечающий содержанию образа. Эпоха обозначена художником гильотиной, трехцветными знаменами, фланкирующими фигуру, и выбором цвета — белого и голубого с участием красного, но герой не замкнут в конкретном историческом периоде. Он стоит как будто бы на сцене или, может быть, на эшафоте, а, точнее, на постаменте и, одухотворенный великим подвигом и высшей правотой, возвышается над временем и над людьми. В триптихе Б.Тальберга, который понимает историю больше как связь времен, чем как связь событий, и ищет в ней не драматические коллизии, а победы человеческого духа, великие мыслители— утописты вне категорий времени, они герои вечно длящейся человеческой истории, герои на все времена.
Цикл «Великая французская революция» художника Х.А.Аврутиса складывался в конце 60-х — начале 80-х годов. Цикл состоит из десяти полотен, среди них исторические портреты деятелей революции Мирабо, Марата, Демулена, Дантона, Робеспьера, Сен-Жюста и портрет Ш.Корде, а также две тематические картины «Девятое термидора» и «Монтаньяры». Следы тщательного изучения графических и живописных материалов эпохи наиболее заметны в портретах Марата, Ш.Корде, Сен-Жюста и, частично, Демулена.
Х.А.Аврутис. Портрет К.Демулена В портрете Камиля Демулена художник схватил главное в характере этого журналиста, одаренного неистощимым остроумием и находчивостью. Это весельчак, насмешник, с чисто французской живостью как бы вступающий в непосредственный контакт со зрителем. Зелено-голубоватый колорит портрета напоминает о знаменитой зеленой веточке, сорванной Демуленом с дерева в саду Пале-Руаяля вслед за призывом «К оружию!» и ставшей перед взятием Бастилии знаком объединения и восстания.
Х.А.Аврутис. Портрет Дантона-оратора Наиболее удался художнику, на наш взгляд, портрет Дантона-оратора. Перед нами поистине титан революции, трибун, неистовый патриот, поднявший на защиту отечества тысячи людей. Могучая голова, рывком прорезающая плоскость холста по диагонали, сильный резкий мазок, лепящий форму, сама живописная фактура, густая, пастозная, в которой так ощутимы стремительные удары кисти, насыщают полотно патетикой и страстной энергией. Этот Дантон неотразимо воздействует на зрителя. Невозможно, кажется, противостоять этому мужественному кличу, этому неудержимому волевому порыву, не слышать раскатов громового голоса, который Ж.Жорес сравнивал с грохотом пушки, подающей сигнал тревоги и зовущей на штурм. Художник захвачен своим героем, но не возвеличивает его. В этом образе вождя, вожака, способного увлечь за собой массы, он раскрывает и другое. Горящий взгляд Дантона направлен в сторону, это невидящий взгляд человека, в своей одержимости не замечающего, следует ли за ним кто-нибудь.
Х.А.Аврутис. Портрет Робеспьера Еще сильнее отрешенность от окружающего выражена в портрете Робеспьера. Он изображен в фас, расположение его фигуры совпадает с вертикальной плоскостью холста, закрепляющей ее неподвижность и скованность. Резко моделированные черты лица с плотно сжатыми узкими губами, с тяжелым взглядом из-под нависших век, устремленным прямо перед собой, но как бы обращенным в себя, впалые щеки, шея, тесно охваченная воротником, подпирающим голову, сливаются в непроницаемо-застылое лицо-маску, не лишенную элемента гротеска. От человека на портрете, написанном в холодных серовато-бело-голубоватых тонах, веет холодом и неприступностью. Но в этой неприступности, в этой мрачной застылости скрыта страшная сила, то холодное пламя, подчиненное непреклонной воле, которое, вырвавшись наружу, делало вождя якобинцев столь опасным для врагов революции.
Х.А.Аврутис. «Девятое термидора» В картине «Девятое термидора» X.А.Аврутис столетие спустя после В.И.Якоби возвращается к теме поражения якобинцев, по-своему осмысливает эту тему и предлагает собственное живописное ее решение. Он находит для своей картины необычную композицию, открывающую возможность трактовать события 9 термидора без всякого героического или возвышенного ореола.
Раненый Робеспьер сдвинут в угол картины и в неловкой позе лежит прямо на полу. Он совершенно одинок, вокруг него нет ни дружеских, ни враждебных лиц, его окружают приклады ружей и ноги его врагов, готовых не то растоптать его, не то вытолкнуть из пространства картины. В картине X.А.Аврутиса заключена мысль не о драме гибели, а о драме поражения со всей ее беспредельной унизительностью, неизбежной при торжестве грубой силы.
Талантливые, значительные, но и разные по концепции, работы Б.А.Тальберга и X.А.Аврутиса о Великой французской революции свидетельствуют о неисчерпаемости идейного и образного, пусть и противоречивого, содержания событий двухсотлетней давности, продолжающих будить творческое воображение художников, находящих в той эпохе героические характеры и героические деяния.

Смотрите также графику М.К.Соколова.

- - -
ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РОССИЯ
Редакционная коллегия:
М.: Прогресс, 1989. 552 с., ил.
аннотация



связь времен

@темы: 18 век, Советский Союз, Россия и Франция, Россия, М.Робеспьер, Жан-Поль Марат, Европа, Дантон Жорж-Жак, Великая французская революция, АРТеФАКТическое/иллюстрации, homo ludens, 20 век, Средние века, Термидор, Франция, дискуссии, имена, события, календарь, история идей, история искусств, история моды, источники/документы, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, предметы материальной культуры, революции, свобода-право-власть, событие, социальная история, товарищам