Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:12 

Великая французская революция в советской музыкальной жизни. 1917—1940 гг.

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
библиотека Vive Liberta . apprendre par coeur



О колоссальной популярности «Марсельезы» уже после февральской революции говорит тот факт, что сборник «Марсельеза (Песни свободы)», изданный во Владикавказе тиражом 5 тыс. экземпляров, мгновенно разошелся и тотчас был переиздан Обложка сборника «. Этот сборник включал многочисленные варианты песни. Кроме «Рабочей Марсельезы», в него вошли крестьянская, солдатская, пролетарская «Марсельезы», а также «Песня пролетариев» Обложка сборника «Песни революции («Коммунистическая Марсельеза»)» («Мы Марсельезы гимн старинный на новый лад теперь споем») Обложка сборника «Песни революции».
Текст и ноты «Марсельезы» и «Карманьолы» выдержали множество изданий в разных городах в их французском оригинале и с русскими текстами, в обработке Ф.Листа «Марсельеза» Ф.Листа и советских композиторов Г.Г.Веревки и Д.И.Кабалевского «Карманьола».
«Марсельеза» и «Карманьола» не только исполнялись как песни или сопровождали открытие памятников. Они инсценировались, под их музыку ставились театрализованные живые картины. Как яркое художественное завоевание оценили современники инсценировку «Марсельезы» в постановке Л.H.Алексеевой, осуществленную Центральной студией московского Пролеткульта в сентябре 1919 г. Представление состояло из хореографических картин и пантомимы, исполненных «с высоким революционным подъемом» учениками студии — рабочими под музыку «Марсельезы» Ф.Листа (вариации на мотив французской песни).
Кроме текстов и нот двух этих бессмертных песен, одно за другим вышли два издания (1920 г. и 1922 г.) книги А.Овсянникова «Великая французская революция в песнях современников», а также монография Ж.Тьерсо «Песни и празднества французской революции» (1918 г. и 1933 г.) Обложки. Обе эти книги были в личной библиотеке В.И.Ленина, а труд Ж.Тьерсо, по воспоминаниям Бонч-Бруевича, Ленин выделил из многих названий «Книжной летописи» 1917—1919 гг.
Книга Ж.Тьерсо оказала самое прямое влияние на организацию в первые годы после Октября массовых революционных празднеств, проводившихся по всей стране. Например, руководитель театральной студии в г.Воронеже рассказал в своих воспоминаниях, что увлеченный театрализованными карнавальными шествиями в эпоху Французской революции, описанными Тьерсо, он к первой же годовщине Октября организовал представление-карнавал под названием «Сожжение гидры контрреволюции», которое имело исключительный успех и собрало 10 тыс. человек.
Позже, в начале 30-х годов, вышло академическое издание сборника «Песни первой французской революции», а также талантливая повесть «Две жизни Госсека» М.Гершензона.
Помимо революционных песен «Марсельезы» и «Карманьолы» и их разных обработок часто исполнялись также две увертюры французского композитора А.-Ш.Литольфа «Максимилиан Робеспьер» и «Жирондисты». Вся эта музыка входила в программу концертов-митингов, концертов, посвященных разным годовщинам, концертов-реквиемов памяти павших и т.д. и звучала в Петрограде, Москве, Кронштадте, в других городах, проникая в повседневную жизнь молодого Советского государства.
К 1919 г. относится интереснейшая попытка сочинения самостоятельного музыкального произведения о Великой французской революции. Композитор С.И.Потоцкий работал над оперой в двух картинах «Взятие Бастилии» по драме Р.Роллана. Отрывки прозвучали 14 сентября 1919 г. в концертном исполнении для красноармейцев. Как писал журнал «Вестник театров», ясная и четкая музыка хорошо принималась новым зрителем. Опера не была завершена и осталась первым и единственным в мировой практике, хотя, вероятно, и далеким от совершенства, опытом сочинения оперы о Великой французской революции. Советским же композиторам принадлежит честь создания двух замечательных, ставших знаменитыми балетов о Французской революции. Это «Карманьола» В.Фемелиди и «Пламя Парижа» Б.Асафьева (см. раздел о театре).

Также можно прочитать переводную книгу Анри Радиге "Французские музыканты эпохи Великой французской революции" и исследовательскую по сути и популярную по форме работу Р.А.Пельше "Нравы и искусство Французской революции".

- - -
ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РОССИЯ
Редакционная коллегия:
М.: Прогресс, 1989. 552 с., ил.
аннотация



Henry Charles Litolff (London, 1818 - Bois-Colombes, 1893)
Ouverture Maximilien Robespierre, op.55 (1856)



связь времен

@темы: 18 век, 20 век, homo ludens, АРТеФАКТическое/иллюстрации, Великая французская революция, Европа, М.Робеспьер, Россия, Россия и Франция, Советский Союз, Термидор, Франция, история идей, история искусств, история моды, источники/документы, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, скачать бесплатно, событие, социальная история, товарищам

Комментарии
2015-11-07 в 20:51 

С-Нежана
На свете нет ничего нового, но есть кое-что старое, чего мы не знаем
Нередко юнкера аплодировали, но старый, немного горбатый Крейнбринг не обращал никакого внимания на эти знаки поощрения. ...Но одну вещь, весьма ценимую юнкерами, он не только часто ставил в четверговые программы, но иногда даже соглашался повторять ее. Это была увертюра к недоконченной опере Литольфа "Робеспьер". Кто знает, почему он давал ей такое предпочтение: из ненависти ли к великой французской революции, из почтения ли к личности Робеспьера или его просто волновала музыка Литольфа?
В этой героической увертюре в самом финале есть страшный эффект, производимый резким и грозным ударом литавров; это тот момент, когда тяжелый стальной нож падает на склоненную шею "Неподкупного". Между юнкерами по поводу этой увертюры ходило давнее предание, передававшееся из поколения в поколение. Рассказывали, что будто бы первым литаврщиком, исполнявшим роковой удар гильотины, был никому не известный скромный маленький музыкант, личный друг Крейнбринга еще с детских лет. Говорили дальше, что этот музыкант пришел однажды в оркестр в каком-то особенно серьезном, почти торжественном настроении. На расспросы товарищей он отвечал нехотя и равнодушно, но сказал одному из них, якобы самому Крейнбрингу: "Сегодня вы услышите такой удар гильотины, которого не забудете никогда в жизни". И правда. Случилось нечто невероятно жуткое. Безвестный музыкант выждал точно определенную секунду и ударил в литавры с необычайной силой. Но тут же он упал на пол, пораженный разрывом сердца. Уверяли еще старые юнкера молодых, что будто бы Крейнбринг научил барабанщика Индурского этому необыкновенному удару в память своего преждевременно скончавшегося друга... Так же, как и сам в память его играл увертюру. Что здесь было правдой и что выдумкой, никто не удосужился проверить; спросить же сердитого, важного и молчаливого Крейнбринга никто бы не отважился, да он, кажется, знал по-русски одни музыкальные слова, но все равно: юному сердцу нельзя жить без романтики.


Александр Куприн, "Юнкера"

2015-11-08 в 20:49 

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
С-Нежана, спасибо!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Vive Liberta

главная