21:10 

Великая французская революция в книжной графике. 1917—1940 гг.

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
библиотека Vive Liberta . apprendre par coeur



С 1917 по 1922 г. с поистине удивительной оперативностью были выпущены на дешевой бумаге в сокращенном, упрощенном виде, приспособленном для едва приобщившегося к литературе читателя, почти все художественные произведения французской, английской, немецкой литературы о Великой французской революции: «Смерть Дантона» Г.Бюхнера, «Повесть о двух городах» Ч.Диккенса, «Девяносто третий год» В.Гюго, «Боги жаждут» А.Франса, драмы «Театра революции» Р.Роллана вплоть до пьес «Мадам Легро» Г.Манна и даже «Зеленый какаду» австрийца А.Шнитцлера.
Эти тоненькие, похожие на брошюрки книжечки, так же как, впрочем, и толстые тома, выходившие во вновь образованном издательстве «Всемирная литература», выпускавшем мировую классику в полном объеме, выходили без всякого художественного оформления, не имея ни иллюстраций, ни каких-либо изображений на обложке. Положение изменилось в 1923 г., когда Госиздат приступил к выпуску серии «Изба-читальня», куда вошли лучшие произведения русской и мировой литературы, в том числе романы о Великой французской революции. Для серии «Изба-читальня», рассчитанной на массовую аудиторию, произведения сокращались, нередко просто пересказывались, чтобы придать им форму, доступную неискушенному читателю. В таком же виде выпускалась художественная литература издательством «Красная новь». К этой работе привлекались талантливые литераторы, так, например, «Марсельский батальон» Ф.Гра вышел в переложении М.Зощенко, а «Девяносто третий год» В. Гюго - М.Л.Слонимского.
Книжки имели единый формат и объем и художественно оформлялись ведущими художниками-графиками тех лет. Над романами о Французской революции работали Д.И.Митрохин, В.Д.Замирайло, В.С.Сварог, Е.В.Сафонова, и их работы стали, по сути, первыми советскими книжными иллюстрациями к истории Французской революции. Художники обычно красочно разрабатывали обложку, стараясь максимально выразительно использовать узкую шкалу красок, бывшую тогда в распоряжении типографий, и кратко и броско в сюжетном или орнаментально-декоративном рисунке передать содержание книги. С патриотическим и героическим сюжетом романа Ф.Гра согласуется неистовый натиск марсельцев на обложке работы В.С.Сварога Обложки. Романтическому строю повествования романа В. Гюго соответствуют красные молнии, пронзающие белое поле листа, и крупных очертаний буквы на обложке работы Д.И.Митрохина. Из текстовых иллюстраций, слишком привязанных к фабуле, выделяется «Лист вождей» работы Д.И.Митрохина в романе В.Гюго Обложки.
В конце 20-х — начале 30-х годов достижения книжной графики на материале Французской революции связаны с изданием научной и исторической, а не только художественной литературы. Шедевр книжной продукции тех лет — академическое издание 1934 г. сборника «Песни первой Французской революции», в элегантной лаконичной манере оформленного М.В.Маториным, выполнившим суперобложку, титулы и заставки М.В.Маторин. Суперобложка сборника «Песни первой Французской революции» Обложка книги А.Овсянникова «Великая французская революция в песнях современников». Маторин, обладавший тонким чувством стиля, вводит в свои графические миниатюры эмблематику революции, тактично выявляя политическое содержание и боевой дух книги.
Очень интересно оформление А.Д.Гончаровым повести для юношества «Две жизни Госсека» М.Гершензона о знаменитом композиторе Французской революции Франсуа Жозефе Госсеке, республиканце и патриоте. Госсек, автор «Песни 14 июля», «Скорбного марша», симфоний и опер, до 9 термидора руководил музыкальным сопровождением революционных празднеств на улицах и площадях Парижа с участием тысяч исполнителей А.Д.Гончаров. Фронтиспис к повести М.Гершензона «Две жизни Госсека». В великолепном фронтисписе Гончарова Госсек увлекает своей героической музыкой музыкантов и слушателей и во главе народного шествия выходит за рамки фронтисписа на площадь титульного листа, подчиняя себе все пространство разворота.
Художник С.М.Мочалов, сделавший в 1929 г. обложку книги С.М.Мочалов. Обложка книги «Переписка Робеспьера» «Переписка Робеспьера», первым наметил тип портрета Робеспьера как вдохновенного трибуна и оратора, надолго закрепившийся в книжной графике и повторявшийся с разными вариациями многими художниками. Отзвуки этого образа видны, например, во фронтисписе Е.И.Когана к «Робеспьеру» Р.Роллана, переизданному к 150-летию Французской революции, и еще более в литографии К.И.Рудакова к той же драме. Уйти от этого стереотипа сумел лишь Н.П.Акимов с его парадоксально-иронической манерой и новизной приемов Н.П.Акимов. «Робеспьер». Фронтиспис к драме Ф. Раскольникова «Робеспьер».
В 1933 г. Ю.И.Пименов выполнил два листа «Очередь» и «Вязальщица» к роману «Боги жаждут», но они не вошли ни в одно его издание.
Самый конец 30-х годов в преддверии 150-летия Великой французской революции отмечен двумя иллюстративными сюитами маститых мастеров Т.А.Мавриной к роману А.Франса (1937 г.) и К.И.Рудакова к однотомнику «Театр революции» Р.Роллана (1940 г.).
Легкий, быстрый набросочный рисунок Мавриной, акцентирующей поворотные моменты романа, при всем его изяществе передает и ликование толпы в «Триумфе Марата» Т.А.Маврина. «Триумф Марата», и драматизм гибели героя в листе «Путь на эшафот» Т.А.Маврина. «Путь на эшафот».
К.И.Рудаков работал над циклом Роллана в 1938—1939 гг., уже имея европейскую известность как иллюстратор французской классики XIX в. Художник, не бывавший во Франции, но хорошо знакомый с французской культурой, безусловно, владел историческим материалом и по крайней мере в четырех листах из пяти, включенных в книгу (всего Рудаков выполнил более десяти листов), убедительно воплотил политический накал и героику Роллана.
Рудаков был признанным мастером цветной литографии, и его мягкие по цвету листы с их уплотненной композицией и цветовым единством отличаются пластической завершенностью и цельностью. Фронтиспис «Взятие Бастилии» K.И.Рудаков. «Взятие Бастилии» и два композиционных исторических портрета «Робеспьер на трибуне» K.И.Рудаков. «Робеспьер на трибуне» и «Речь Дантона в революционном трибунале» K.И.Рудаков. «Речь Дантона в революционном трибунале», хотя они не нарушают традиционный круг сюжетов, могут рассматриваться и в отрыве от текста, как самостоятельные произведения, интерпретирующие историческое событие. Особенно хорош у Рудакова Дантон с его львиным обликом и яростной энергией, данный крупным планом и противопоставленный маленьким, рассеянным по рядам фигуркам судей, выносящим ему приговор. Все же, при всех достижениях Рудакова, его иллюстративный цикл может оцениваться как частичная удача не только потому, что он ни в коей мере не исчерпывает всего богатства и глубины содержания «Театра революции» Роллана, но и потому, что художник, в общем, не вносит принципиально нового в графическое истолкование исторической революционной темы.
Цикл К.И.Рудакова был последним обращением к истории Великой французской революции в советском искусстве предвоенных лет.


Смотрите также графику М.К.Соколова.

- - -
ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РОССИЯ
Редакционная коллегия:
М.: Прогресс, 1989. 552 с., ил.
аннотация



связь времен

@темы: 18 век, 20 век, homo ludens, АРТеФАКТическое/иллюстрации, Великая французская революция, Дантон Жорж-Жак, Европа, Жан-Поль Марат, М.Робеспьер, Россия, Россия и Франция, Сен-Жюст, Советский Союз, Термидор, Франция, дискуссии, имена, события, календарь, история идей, история искусств, история моды, источники/документы, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, предметы материальной культуры, революции, свобода-право-власть, скачать бесплатно, событие, социальная история, товарищам

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Vive Liberta

главная