Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:09 

Саул Красный и Луи-Огюст Бланки

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
1901—1930


От нас ушел человек, в котором на редкость гармонически сочетались революционер и ученый.
Буржуазия создала особый стиль «объективности» и беспристрастия в науке. Ее ученые жрецы декларировали свою надклассовость и объявили себя стоящими вне политики именно потому, что необходимо было явное сделать тайным. Пролетариату совершенно не нужна дымовая завеса надклассовой «объективности», ибо его классовые задачи совпадают с ходом исторического развития. Здесь лежит секрет подлинного объективизма пролетарской науки, и в этом причина того революционного духа, который ее наполняет.
Эти черты были ярко выражены в С.Красном — революционере, большевике, пламенно преданном своему классу и его партии. В нем не было этой лживой, мнимой «беспристрастной объективности» буржуазного цехового историка. Высшая объективность, вытекавшая из его последовательно-марксистского мировоззрения, примирялась в нем с тем «пристрастием», которое можно встретить у всякого пролетарского революционера. Он соединял в себе темперамент борца с точностью мышления ученого, сочетание, встречающееся не очень часто.
Совсем молодым, неполных восемнадцати лет от роду, он ушел в ряды Красной армии. На фронтах гражданской войны он начал рядовым красноармейцем и благодаря своему энтузиазму, преданности великому делу пролетариата, энергии и способностям был назначен заместителем начальника политотдела дивизии. После окончания гражданской войны он пошел учиться в Институт красной профессуры, который и окончил в 1925 г. У Красного в его работе были крупнейшие политические ошибки (он был за принадлежность к троцкистской оппозиции исключен из партии), но он сумел их исправить, причем сделал это не половинчато, а с последовательностью, искренностью и правдивостью, ему свойственными. Партия оценила Красного по достоинству, и он был восстановлен в правах члена партии, несмотря на то, что он по болезни не мог себя проявить на работе. Трудно себе представить, как страдал этот необыкновенно действенный человек, обладавший огромным запасом неиспользованных сил, от того, что он был прикован к постели в момент, когда перед его глазами разворачивалась картина гигантского строительства социализма, и он осознал необходимость решительной борьбы с его врагами. Этому делу он мог бы принести, конечно, огромную пользу, если бы не мучительная болезнь, потом смерть, унесшая этого даровитого человека в расцвете его творческих сил в могилу!
Острый, точный и критический ум, замечательная аккуратность и тщательность в работе отличали Красного как историка. Но в конечном счете он был бы заурядным явлением, если бы обладал только этими качествами. Красный был не просто историком, он был историком-марксистом, он был историком-большевиком. Он вышел из той группы историков, которая была выкована в огне и бурях гражданской войны, которая пришла в науку от великого Октября.
Это сказалось в его способности к широким историческим обобщениям. Буржуазная историческая наука сосредоточивает свое внимание на реконструкции и накоплении фактов, на критике источника. Если она и признает историческую закономерность, то понимает ее формально-идеалистически.
Для Красного, как и для всякого революционера, история была раньше всего не самоцелью, а орудием классовой борьбы. Именно поэтому техника исторической науки, которой он стремился овладеть в совершенстве, была для него только средством, а целью являлось познание закономерности процесса. Очень интересно было наблюдать за широким полетом его мысли, за неожиданным сближением явлений, посредством которого он открывал в них новые, раньше никем не замеченные стороны.
Основным сюжетом научно-исследовательской работы Красного был О.Бланки. Над этой темой он начал работать еще в Институте красной профессуры. Для того чтобы изучить источники вопроса, он был командирован во Францию. В отделе манускриптов Национальной библиотеки он сумел отыскать ряд интереснейших и нигде не опубликованных документов из архива Бланки1.
Один из этих до тех пор неизвестных документов был опубликован в III томе «Историка-марксиста». Это — «Инструкция к вооруженному восстанию» с небольшим предисловием Красного2. Цель этой публикации Красный формулирует сжато в двух фразах: «Реформистская легенда о Бланки, приобревшая прочность предрассудка, должна быть разрушена. Наш долг — реабилитировать величайшего революционера XIX века от множества тяготеющих над ним несправедливых приговоров». Красный предостерегает от слишком большого увлечения своим «героем» и коротко замечает: «Но опасны пока не новаторы, а рутинеры». Красный вполне достиг своей цели: опубликованием этого документа он доказал, что во всяком случае со Второй империи Бланки был не путчистом, не конспиратором, а вождем движения, ориентировавшегося на массы.
Красный после приезда из-за границы прочел в Обществе историков-марксистов доклад, в котором как бы подводил итоги своей предшествующей работы и вкратце формулировал свои взгляды на Бланки3.
Этот доклад был как бы сжатым изложением той большой монографии о Бланки, которую он готовил и к которой он упорно хотел вернуться даже в самые тяжелые моменты своей болезни. Доклад Красного был посвящен вопросу об эволюции социально-политических взглядов Бланки и вместе с статьей о Бланки в «Большой советской энциклопедии» дает достаточное представление о его точке зрения в этом вопросе. Как известно, литературное наследие Бланки очень невелико, и приходится удивляться тому умению и таланту, с которыми Красный сумел найти на этой небольшой основе (если даже включить сюда документы, найденные им в отделе рукописей Национальной библиотеки), показать с такой убедительностью идейную эволюцию одного из величайших революционеров прошлого века. Можно соглашаться или не соглашаться с отдельными частностями в построении Красного, но следует во всяком случае признать, что он дал последовательно марксистское понимание Бланки. Красный реставрировал настоящего исторического Бланки и освободил его от наслоений реформистско-меньшевистской интерпретации.
Перу Красного принадлежит еще сжатая, но насыщенная большим фактическим материалом статья по истории Третьей республики в III томе «Книги для чтения по истории нового времени», им подобраны были документы по истории июньских дней 1848 г. и написан ряд рецензий.
Даже то небольшое литературное наследство, которое оставил нам Красный, позволяет заключить, что в его лице мы потеряли талантливого представителя марксистской исторической науки, внесшего в нее живой дух революции. Эта жестокая потеря должна заставить нас с еще большей настойчивостью выковывать новые кадры коммунистов-ученых, которые сумели бы гармонически сочетать в своей работе науку и революцию, как это умел делать наш умерший товарищ.

- - -
1 Эти документы публикуются частью в настоящем номере «Историка-марксиста»; полностью они будут даны в специальном сборнике, посвященном памяти Бланки, подготовленном самим Красным и выпускаемом Институтом Маркса и Энгельса.
2 В 1930 г. «Инструкция» была перепечатана на немецком языке, а на французском она и по сей день в печати не появлялась.
3 Печатается впервые в настоящем номере «Историка-марксиста».


Соломон Дмитриевич Куниский
Историк-марксист. 1930, т.20




Публикация документов

Луи-Огюст Бланки
Доклад, прочитанный в Обществе друзей народа 2 февраля 1832 г.
Заметки о Луи Блане
К разрушению постоянных армий

Инструкция к вооруженному восстанию

свеже опубликованная статья Саула Красного:
Эволюция социально-политических воззрений Бланки


@темы: утопия, социальная история, скачать бесплатно, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, источники/документы, история идей, историография, историки, Советский Союз, Россия и Франция, Л.-О.Бланки, Июльская монархия, Европа, 20 век, 19 век, 1848, 1830-е

Комментарии
2014-04-21 в 07:02 

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
Красный реставрировал настоящего исторического Бланки
Вполне возможно. Но и Красный был быстро забыт в последующих боях за историю, и до учебников нашей школьной поры не дошел.
И в журналах, собственно говоря, о нем 2 статьи: в ФЕ - Бернстайна и Фармонова (тема "Бланки и Маркс" не в счет, потому что главный персонаж там тов.Маркс). В ВИ и НиНИ не припоминаю ни одной работы, в сборниках ИСУ тоже ничего.

2014-04-22 в 11:08 

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
Но и Красный был быстро забыт в последующих боях за историю, и до учебников нашей школьной поры не дошел.
АиФ, но, как ни странно, в моей памяти - именно с тех времен - застрял именно Бланки. За компанию с Мадзини и МР )

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Vive Liberta

главная