22:40 

Лавуазье - pro et contra... и овод. Да - Овод!..

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Граждане, мне поручили представить вам образец полемики на страницах журнала "Борьба классов".

ЛАВУАЗЬЕ - АНТИКЛЕРИКАЛ и РЕВОЛЮЦИОНЕР * БЫЛ ЛИ ЛАВУАЗЬЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРОМ?


Оба автора делают противоположные выводы, отталкиваясь от почти одних и тех же фактов ... а этот текст можно прочитать в русском переводе в редчайшем сборнике "Педагогические идеи Великой французской революции".

Итак, гражданин Цви Фридлянд против гражданина... А.Левандовского!

Если у вас, читатель, есть хотя б толика любопытства и чуть-чуть знания арифметики, вы непременно ахнете: "как?!"
Потому что всем знакомый Анатолий Петрович Левандовский родился в 1920 году, и в 1933-м спорить с Фридляндом, ну, по крайней мере в центральной печати, никак не мог.


.

.

.

Конечно, великий ФЭБ!
Псевдоним: Левандовский, А.
Настоящее имя: Жуковский—Жук Иосиф Иванович
Периодические издания:
• Каторга и Ссылка, 1920-х гг.
Произведения:
• Левандовский, А. Елизавета Николаевна Ковалевская. — М., 1928;
• Левандовский, А. Тимофей Михайлович Михайлов. — <[>М., 1930<]>. — РНБ;
• Левандовский, А. Макар Васильевич Тетерка. — М., 1930. — РНБ
Примечание: В ГАК РНБ псевд. не раскрыт, книги были в спецхране
Источники:
• Масанов И.Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: В 4 т. — Т. 2. — М., 1957. — С. 113;
• РНБ. Генеральный алфавитный каталог


ЖУКОВСКИЙ (Жук, Жук-Жуковский, Жуковский-Жук) Иосиф Иванович (парт. псевд. - Саша Горный, Овод)
(1889 - 24.08.1937)
Социалист-революционер (максималист), затем левый социалист-революционер.
.
Жуковский-Жук Иосиф Иванович
(1889-?)
Ярослав Леонтьев
Левый Исторический Клуб, Москва

Поляк, сын хлебопашца, родился в Гродненской губернии. В 1905–1908 гг. состоял в организациях эсеров-максималистов, вел агитацию среди белорусских крестьян, затем перебрался в Харбин, где принадлежал к объединенной группе эсеров и анархистов, был известен под кличкой «Овод». Арестован в декабре 1909 года в Харбине и в декабре 1911-го пограничным окружным судом приговорен к 12 годам каторги. Отбывал каторгу в Горном Зерентуе. В 1917 году был одним из руководителей объединенного комитета левых эсеров и максималистов в Чите. В октябре 1917 года Жуковский оказался в Москве, приехав на 2-ю Всероссийскую конференцию Союза эсеров-максималистов. Принял участие в вооруженном столкновение со сторонниками Временного Правительства. Был объявлен атаманом Семеновым вне закона. В 1918-1920 гг. работал в подполье, был в числе организаторов и руководителей коллектива советских партий сначала в Чите, а затем в Благовещенске. Входил в состав Амурского областного исполнительного бюро Союза эсеров-максималистов, возглавлял Читинское бюро левых эсеров и максималистов. Имея только низшее образование, стал литератором-самоучкой и историком революционного движения. Был редактором газеты Амурского Союза максималистов «Вольная трибуна», со страниц которой резко протестовала против преследований коммунистами М. Спиридоновой, И. Каховской и других революционеров. Самым решительным образом порицал большевистской судилище над командиром партизанского отряда «Бунтарь» максималистом П.А. Михайловым и убийство коммунистами партизана-анархиста А.Я. Мошковича. Составил сборник «Красная Голгофа» (1920), организовал в Чите издательство «Левое народничество», в котором выпустил сборник стихотворений, книгу о знаменитых амурских партизанах максималистке Н. Лебедевой и анархисте Я. Тряпицыне (1920). Всячески третировался дальневосточными большевиками, в начале 1920-х был вынужден переехать в Москву. Вступил в Общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев, оставался максималистом. Печатал статьи по истории революционного движения в журнале «Каторга и ссылка», работал секретарем редакции издательства Общества политкаторжан. В 1925 году был арестован и сослан в Великий Устюг, а заодно исключен из общества политкаторжан как осужденный органами «советской» власти. Позже жил в Крыму. В 1937 году был привлечен по суду о т.н. «Объединенном бюро ЦК Партии левых эсеров и Союза эсеров-максималистов». Погиб в застенках НКВД.
.
Жуковский-Жук Иосиф (Осип) Иванович (1889-1937) – эсер-максималист, литератор (поэт и журналист), историк революционного движения. Из крестьян населенного пункта Коссово (родины другого легендарного бунтаря Тадеуша Костюшко) Слонимского уезда Гродненской губернии (ныне г. Коссово Брестской области в Беларуси), поляк по национальности. Родственники по линии матери принимали участие в национально-освободительном восстании 1863 г., поддержанным никем иным как Герценом, выдвинувшим знаменитый лозунг: «За вашу и нашу свободу».
В детстве летом помогал отцу по хозяйству, пас коров, а зимой посещал министерскую народную школу (окончил в 1902 г.). Благодаря помощи старших братьев поступил в городское училище в Слониме, в котором учился с 1903 г. по 1906 г. Благодаря знакомству с кружком Льва Кроника (впоследствии видного левого эсера, члена коллегии Наркомата почт и телеграфов) познакомился с революционно-народническими воззрениями, историей ПСР и с группой т.н. «молодых эсеров» – будущими максималистами. Поддерживал связь со слонимскими эсерами-максималистами в лице Мани Толочинской, получая от нее литературу для распространения в Коссове и окрестностях. Впервые был задержан в Коссове в 1905 г. за передачу конверта и бумаги арестованным эсерам (в тот же день освобожден), дома был произведен обыск, а за Жуковским-Жуком с той поры установлен негласный надзор. В 1907-1908 гг. вел революционную работу среди крестьянской молодежи своей волости под кличкой «Саша Горный», распространяя литературу и прокламации. Подвергался непродолжительным арестам в 1906-1907 гг. в Слониме и Косове за участие в организации ССРМ, в которой был организатором-пропагандистом. В виду грозившего ему повторного ареста в 1908 г. скрылся из России в Харбин, где познакомился с анархистами и эсерами, составившими совместную революционно-террористическую группу, проживавшую в виде коммуны. Действовал здесь под старой кличкой «Саша Горный» и под новой кличкой «Овода».
30 августа 1909 г. в составе части этой группы была арестован и заключен в Харбинскую тюрьму, но через 2 недели выпущен. Через месяц его вновь арестовали, предъявив обвинение в принадлежности к революционной организации, причем у него изъяли нелегальную литературу, револьвер, рукописи, фотографии Е.С. Созонова, Г.А. Гершуни, И.П. Каляева, М.А. Спиридоновой и др. Член данной организации анархистка Варвара Коновалова покушалась на коменданта Харбина полковника А.Р. Дунтена, а двое других оказали вооруженное сопротивление при арест убив жандармского ротмистра. Находясь под следствием, Жуковский-Жук 31 июля 1911 г. покушался на жизнь товарища прокурора Пограничного Окружного суда В.С. Иванова, которого ранил кинжалом, за что был осужден данным судом 20 декабря 1911 г. по 9 п. 1454 ст. и приговорен к 12 гг. каторги. На суде отказался от защиты. «На террор, затеваемый нами в тюрьме при исключительной, своеобразной обстановке, – писал он впоследствии, – я лично смотрел как на самозащиту, с одной стороны, и как на пропаганду действием – с другой». (Жуковский-Жук И. Кровавые пятна. Тюремные силуэты. М., 1928. С. 38-39). В феврале 1912 г. был вторично осужден Пограничным Окружным судом по 102 ст. Уголовного Уложения за принадлежность к ПСР и сотрудничество в газете ее военной организации «Досуги Заамурца», приговорен к 2 годам и 8 месяцам каторги. (По совокупности дел первый приговор покрыт вторым). В июле 1912 был отправлен из Харбина на Нерчинскую каторгу, после недолгого пребывания в Горном Зерентуе отправлен в Кутомару. Находился на каторге в Кутамаре с сентября 1912 г. по январь 1917 г., около 2-х лет носил ножные кандалы, 2 года просидел в одиночной камере и 5 лет в общей камере. Принимал участие в тюремных протестах, за что подвергался заковке в ручные кандалы, порке розгами и помещению в карцер. После голодовки в январе 1917 г. с требованием перевести в другую тюрьму, был направлен в Зерентуй, где пробыл неполных 2 месяца, и 3 марта был освобожден в результате начавшейся революции.
Весной 1917 г. был избран в Читинский Совет рабочих депутатов, войдя поначалу в общепартийную организацию ПСР. Известная левая эсерка И.К. Каховская вспоминала о Читинском комитете, как о державшемся «особой позиции, которую мы называли «максимализмом» и интернационализмом. Согласно этой точке зрения, наша революция должна будет осуществить программу-максимум, «трудовую республику», т.е. перерасти в социалистический переворот». (Политический дневник. 1964-1970 / Под ред. Р. Медведева. Амстердам, 1972). На партийной Областной конференции Забайкальской области сторонники этого течения (среди которых были недавние политкаторжанки Мария Спиридонова, Ирина Каховская, Анастасия Биценко, Надежда Терентьева, а также делегаты-рабочие и даже священник-эсер А. Добромыслов) поставили вопрос о социализации земли и производства, однако правоэсеровское большинство победило с перевесом в 5 голосов.
После отбытия перечисленных левых эсерок на всероссийский съезд партии в Москву, Жуковский-Жук остался на месте в Чите. Не дожидаясь официального раскола партии, при его активном участии 26 августа в Чите состоялось первое оргсобрание по созданию Союза эсеров-максималистов (ССРМ) в количество 36 человек. В итоге он стал одним из семи избранных членов оргбюро. Осенью 1917 г. избран секретарем бюро Читинского ССРМ, членом Забайкальского облисполкома и Ревкома. В октябре делегирован в Москву на Вторую Всероссийскую конференцию эсеров-максималистов, приняв участие в перевороте с оружием в руках вместе с другими делегатами. 2 ноября в органе эсеров-максималистов было опубликовано его открытое письмо «К политическим каторжанам» по поводу назначения бывшего военного губернатора Забайкальской области и наказного атамана Забайкальского казачьего войска А.И. Кияшко (в декабре убит солдатами охраны – бывшими политкаторжанами) Временным правительством командующим войсками Туркестанского военного округа, и его зверств на Нерчинской каторге. 2-й Всесибирский съезд Советов в феврале 1918 г. избрал Жуковского-Жука в новый состав Центросибири – Центрального Сибирского Исполкома Советов (в составе этого органа из 46 членов и кандидатов было 25 большевиков, 11 левых эсеров, 4 эсера-максималиста, 4 анархиста и 2 эсдека-интернационалиста, включая избранного от анархистов «красного» генерала Александра Таубе!). После захвата войсками атамана Г.М. Семенова Даурии сибирский «Овод» становится членом Военно-революционного штаба и коллегии агитаторов и пропагандистов, ведя работу по созданию отрядов Красной гвардии и оказывая содействие назначенному решением Центросибири командующим Забайкальским фронтом левому эсеру Сергею Лазо.
При переизбрании комитета Читинского Союза эсеров-максималистов Жуковский-Жук избирается для связей с находившемся в Москве Центральным исполнительным бюро и вошел в состав литературно-издательской комиссии. Под его редакцией 1 июня 1918 г. начала выходить газета «Знамя максималистов». После падения советской власти в Чите 26 августа перешел на нелегальное положение, уехав в Благовещенск. В дальнейшем действовал под фамилиями Левандовского, Сандомирского и Яна Степановича Плястена. В течение 1919 г. работал в антиколчаковской подпольной группе, а после изгнания партизанами действовавших в союзе с колчаковцами японских интервентов был избран членом Амурского Исполкома. При создании Дальневосточной республики ушел из органов власти, работая лишь как максималист в ССРМ, редактируя журнал «Голос максималиста», а позже газету «Вольная трибуна». Враждебно отнесся к созданию ДВР, требуя немедленного установления Советской власти. Выпустил в Благовещенске книгу своих стихов «Цветы крови». В конце февраля 1922 г. у Жуковского-Жука и максималистам П.В. Рухлова был изъят типографский станок и тюки с бумагой. 2 апреля он был арестован 1922 г. в Благовещенске органами подконтрольной коммунистам политохраны ДВР за редактирование оппозиционной газеты («Вольная Трибуна») и публичное выступление на митингах и в печати с протестами против смертной казни.
После трех месяцев тюрьмы в Благовещенске выслан в Читу, где его освободили под расписку о невыезде из города. Организовал в Чите издательство «Левое народничество» и вошел в состав создаваемого Общества политкаторжан. Занимался подготовкой сборников о погибших от рук белых товарищей – левом эсере из забайкальских казаков Иване Бутине и лидере красноярских левых эсеров Аде Лебедевой (ранее участвовавшей в Харбинской коммуне), выпустил сборник¸ посвященный расстрелянным коммунистами вожаках партизанского движения – анархисте Якове Тряпицыне и максималистке Нине Лебедевой. Вновь был арестован 15 ноября 1922 г. за издание оппозиционной литературы и отправлен по этапу в Иркутск. Просидев в тюрьме два месяца, было отправлен в Новониколаевск (ныне Новосибирск) в распоряжение Сибирского ГПУ. По обвинению в распространении литературы и организации максималистских групп в Сибири сидел в Канске вплоть до прекращения дела 17 марта 1923 г. Приехав в Москву, 9 мая 1923 г. подал заявление о вступлении в Президиум Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Стал секретарем редакции журнала «Каторга и ссылка», возможно поспособствовав печатанию в журнале воспоминаний Марии Спиридоновой о Нерчинской каторге. Также в 1923 г. являлся членом Объединения левых с.-р. и с.-р. Максималистов, и входил в состав Московского бюро этой структуры. После частичной ликвидации в октябре 1924 г. руководства Центрального бюро Б «Объединения» по сути дела возглавил созданное взамен Информбюро из четырех человек, взявшее на себя задачу поддерживать связь с иногородними организациями, левоэсеровским подпольем (в частности, с Ириной Каховской, отбывавшей ссылку в Калуге) и с Заграничной делегацией «Объединения». Жуковский-Жук, связанный с левоэсеровским подпольем. Через него отправлялись письма за границу, в которых он, например, информировал И.З. Штейнберга об аресте М.А. Спиридоновой, А.А. Измайлович, И.А. Майорова, требуя «поднять голос западноевропейского пролетариата в защиту русских революционеров от большевистского гнета». Был арестован 13 ноября 1925 г. в общежитии политкаторжан. На следствии завил, что если «иногда писал некоторым лицам письма политического характера и отвечал на такие, то это было скорее по инерции, чем с какой-либо сознательной целью, т.к. без веры в продуктивность и целесообразность работы вряд ли можно достигнуть желаемого». 21 ноября подал заявление в Коллегию ОГПУ об отходе от «активной партийной деятельности» вследствие болезни (порок сердца, язва желудка и больные почки), обязуясь посвятить себя «исключительно изучению истории русского революционного движения и литературной деятельности в этой области». Однако это не помогло остановить замену ссылки в Северо-Двинскую губернию сроком на 3 года на основании постановления Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 4 декабря 1925 г. (по ст. 62 УК РСФСР) на испрашиваемую им Полтаву. Отбывая ссылку в Великом Устюге, не прекращал заниматься изучением истории революционного движения. 13 июля 1927 г. аннулировал свое заявление двухлетней давности, и постановлением Особого совещания от 26 октября 1928 г. по отбытии срока наказания лишен права проживания в Москве, Ленинграде, Харькове, Одессе, Ростове-на-Дону, Иваново-Вознесенске, Туле, Нижнем Новгороде, Владимире, означенных губерниях и округах с прикреплением к определенному месту жительства на 3 года. По-видимому, не без участия Общества политкаторжан выехал на жительство под надзором органов ОГПУ в Симферополь. Не смотря на свое формальное исключение из Общества политкаторжан, продолжал заочно сотрудничать с журналом «Каторга и ссылка», опубликовав в нем, в частности, документы о знаменитом левом эсере Проше Прошьяне и очерк об эсерке-максималистке Елизавете Петровне Дурново-Эфрон – свекрови Марины Цветаевой. В 1930 г. в издательстве Общества политкаторжан издал серию брошюр о легендарных народовольцах – цареубийце Игнатии Гриневицком, организаторе побега Кропоткина Александре Барановском, активном деятеле Военной организации «Народной воли» Николае Суханове, революционном народнике Мартине Лангансе. В том же году тайно приезжал для встречи с проходившими курс лечения в Ялте Спиридоновой и Измайлович.
Установив контакты с другими ссыльными (в частности, с известным левоэсеровским боевиком Евгением Мальмом – о нем см.: «Аяксы. Операция «Свинец»: rus-soc.com/archives/530), после начавшейся коллективизации бывший нерчинский каторжанин и деятель партизанского подполья в Забайкалье и на Дальнем Востоке пытался восстановить левонародническую структуру. В начале 1933 г. был арестован по делу т.н. «Народнического центра», по которому подверглось аресту много бывших эсеров различной окраски. Последовало заключение Жуковского-Жука в Ярославский политизолятор, а затем ссылка в Новосибирск. В ходе начавшейся масштабной операции НКВД по ликвидации бывших эсеров, 10 февраля в Новосибирске были арестованы бывший член ЦК правых эсеров М.С. Цетлин и Жуковский-Жук, отвергнувший се предъявленные ему фальсифицированные обвинения. Оба были приговорены к расстрелу постановлением Тройки УНКВД ЗСК от 18 августа 1937 г. (приговор приведен в исполнение 24 августа). Не забудем, не простим!

Ярослав Леонтьев


upd: Ах! оказывается, он еще и Ян Степанович!..


Сыны революции

Мы – сказки столетий,
Мы верим, как дети
В свободный и радостный строй.

Вздуваем мы горны,
Хоть грязны и чёрны,
Но светлы умом и душой.

Сыны Герострата –
При звуках набата,
Всемирный вздуваем пожар:

Мы жжём дворцы, храмы,
Пусть будут все с нами,
Кто духом и телом – бунтарь.

Друзья Гильотины –
Мы – ритмы машины,
Мы пламя доменных печей…


Отец наш был – голод,
Игрушкою – молот!
А музыкой – стоны цепей.

Мы – дети Марата.
Голодного брата
Мы в бой за свободу ведём;

Семьёй пролетарской
И волей бунтарской
Заветное счастье найдём!

Мы смелы, как Муций –
В огне революций
Мы выдержим тяжесть атак,

Расправивши крылья,
Разрушим насилье –
Ведь предок наш – вольный Спартак!

Мы долго страдали,
Но вот мы восстали
Могучей гранитной стеной;

Стихией террора
Мы смоем позоры
И гнёт победим вековой!..


Из звуков и красок
Из печен и сказок
Мы строим алтарь красоты,

Мы любим искусство
И силою чувства
Мы вырастим счастья цветы!

Мы – дикие Скифы…
Далёкие мифы –
Мы вызвали к жизни теперь

И силой случайной
Расторгнули тайны
И к знанию отперли дверь!




@темы: якобинцы, товарищам, социальная история, следствие ведут..., скачать бесплатно, свобода-право-власть, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, либерализм, источники/документы, история науки, история идей, историки, Советский Союз, Просвещение, Комитет общественного спасения, Европа, Великая французская революция, 20 век, 18 век

Комментарии
2013-06-30 в 23:17 

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
Эх! С еще одним успешным расследованием :)
Пошли читать...

2013-07-01 в 12:03 

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
Я и правда сильно удивился в первую минуту )). Ладно, спасибо. Иллюстрация, между прочим, хороша еще и тем, что единомыслием тут и не пахнет.

2013-07-01 в 14:23 

Свой среди чужих...
...чужой среди своих
Eh voila, Вы неподражаемы ).
Спасибо!

2013-07-02 в 17:08 

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
Уж эти "правозащитники", борцуны с... и "десталинизаторы". Ничего, ну ничего не могут проверить и довести до конца.
Жук Осип Иванович: 1896 года рождения
Место рождения: Виленская губ., Дисненский уезд, д. Слобода
Осужд. 23.09.1937 особая тройка при УНКВД по Ленинградской обл.. Обв. приговорен
Расстрел 24.09.1937
Реабилитиация Сведения о реабилитации отсутствуют
Источник: Ленинградский мартиролог: 1937-1938, том 5
Это тут.

Жук Осип Иванович, 1896 г. р., уроженец д. Слобода Дисненского у. Виленской губ. Особой тройкой УНКВД ЛО 23 сентября 1937 г. приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 24 сентября 1937 г. (Нет сведений о реабилитации.)
Это здесь.

10 февраля в Новосибирске были арестованы бывший член ЦК правых эсеров М.С. Цетлин и Жуковский-Жук, отвергнувший се предъявленные ему фальсифицированные обвинения. Оба были приговорены к расстрелу постановлением Тройки УНКВД ЗСК от 18 августа 1937 г. (приговор приведен в исполнение 24 августа).
Отсель.

ЖУКОВСКИЙ-ЖУК Иосиф Иванович (Плястен Ян Степанович) (1889, м. Косово Гродненской губ. — 24.8.1937), революционный деятель. Политкаторжанин. С 1906 эсер-максималист, пред. Чит. бюро эсеров-максималистов (1917). В 1918 избран чл. Заб. облисполкома и Военно-революционного штаба. Враждебно отнесся к созданию ДВР, требуя немедленного установления Сов. вл. Редактор газеты «Вольная Трибуна» в Благовещенске. Позднее работал в ВОПК и сс.-пос.
Лит.: Василевский В.И. Революция и Гражданская война в Заб.: Краткий биографический указатель. — Чита, 1989.
Отсюль.

И вот так на каждом шагу.

2013-07-02 в 17:30 

Свой среди чужих...
...чужой среди своих
М-Воронин, Уж эти "правозащитники", борцуны с... и "десталинизаторы". Ничего, ну ничего не могут проверить и довести до конца. А зачем им проверять? Главное - большая слезодавильня.

Но кстати, раз мы уже о деле Рютина заговорили, и о деле Платонова, то и об эсерах-максималистах нужно сказать.



Информационное бюро

По Москве. Создано в конце декабря п.г. вместо ликвидированного вследствие ареста Нестроева и Селивановой[1] ЦБ Объединения(2) . В состав бюро входит четыре человека (Жуковский[2], Сивов[3], Батурин[4] и Стах[5]). Через Жуковского связано с подпольем, откуда бюро получает "Зн[амя] борьбы" и знакомится с письмами Штейнберга. Самостоятельной связи бюро с заграницей не имеет, массовой работы не ведет (общих собраний не устраивает, бюллетень не выходит), с провинцией связь поддерживает случайно, в случае приезда отдельных леваков. Ожидать в ближайшее время особой активности со стороны бюро не приходится: публика трусит и разлагается, подозревая друг друга в провокации.
читать дальше

Кстати, Eh voila в стихотворении две строфы особо выделил - за гильотину и за террор. Так что белых и пушистых там нет.

2013-07-02 в 17:46 

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
Плястен Ян Степанович
Зашифровался, однако...

2013-07-03 в 08:05 

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
Так вот же, там же: Жуковский-Жук, Иосиф Иванович (революционный деятель ; 1889—1937)
Место рождения: местечко Коссово Гродненской губернии (ныне Ивацевичский район Брестской области). Российский революционный деятель, социалист-революционер, политкаторжанин; редактор, писатель. Был арестован в 1937 г. по обвинению в участии в японо-эсеровской террористической организации, приговорен к высшей мере наказания, расстрелян. Реабилитирован в 1959 г.
Т.е. ни место, ни дата рождения не установлены толком, ни дата суда и исполнения приговора. И даже факт реабилитации установить не могли.
Одно слово - мумуриал. Это же не памятные стеллы в Александровском саду громить.

И кем у нас числится Лавуазье - революционером или нет? ;)

2013-07-03 в 22:11 

marianne68
Ceux qui font les révolutions à moitié ne font que se creuser un tombeau
И кем у нас числится Лавуазье - революционером или нет? ;)
АиФ, а кто его, кроме Жука-Левандовского-Плястена, к "лику" причислял? Не припоминаю. Обычно дискуссия разворачивалась по-другому: льзя или нельзя было его казнить? И Фридлянд доходчиво объясняет, как воспринималась фигура Лавуазье его современниками, а не благодарными потомками.

2013-07-03 в 22:29 

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
а кто его, кроме Жука-Левандовского-Плястена, к "лику" причислял? Не припоминаю. Обычно дискуссия разворачивалась по-другому: льзя или нельзя было его казнить? И Фридлянд доходчиво объясняет, как воспринималась фигура Лавуазье его современниками, а не благодарными потомками.
И по-моему, так и обстояло дело. Революционер в естественнонаучном знании - да. Левандовский, который Жук, который Овод-Плястен, как мне показалось, из этого обстоятельства выводит и политическую революционность персонажа.

2013-07-04 в 11:16 

Без диплома
Круглое невежество - не самое большое зло: накопление плохо усвоенных знаний еще хуже (Платон)
Eh voila, спасибо.
Я еще раз проверю, но, кажется, ни Левандовский ни Фридлянд не ссылаются на сборник Сыркиной. Сами, что ли, читали и переводили записку Лавуазье о народном обращовании?.. Могли бы сослаться и спасибо сказать.
По существу. С таким же успехом Левандовский мог бы записать в революционеры и Талейрана. И в отношении 1789-90 годов это с натяжкой, но не будет даже грубой ошибкой. Но он типа не понимает, что время в ту эпоху течет очень быстро и требования революционности в 1793 году очень даже отличаются от предшествующих.

2013-07-09 в 07:26 

Belle Garde
Логика - это искусство ошибаться с уверенностью в своей правоте
Eh voila, с успешным расследованием, и вообще спасибо.

И кем у нас числится Лавуазье - революционером или нет? ;)
АиФ, а кем у нас числится Кондорсе?.. В теории многие были очень смелы и революционны. А на практике - наоборот.

2013-07-12 в 07:17 

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
И кем у нас числится Лавуазье - революционером или нет? ;)
"Лавуазье наш, а не ваш!" (с) Смешно, конечно, это читать, а ведь умиляет. Умиляет, поскольку автору это действительно важно.

Я еще раз проверю, но, кажется, ни Левандовский ни Фридлянд не ссылаются на сборник Сыркиной. Сами, что ли, читали и переводили записку Лавуазье о народном обращовании?.. Могли бы сослаться и спасибо сказать.
Это ты верно заметил, Антуан. Увы, не ссылаются, хотя наверняка воспользовались именно этим сборником.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Vive Liberta

главная