09:47 

"весь Париж" от Анн Мартен-Фюжье, Веры Мильчиной и Ольги Гринберг

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново

АННА МАРТЕН-ФЮЖЬЕ

ЭЛЕГАНТНАЯ ЖИЗНЬ,
или
КАК ВОЗНИК «ВЕСЬ ПАРИЖ»
1815-1848

перевод с французского Веры Аркадьевны Мильчиной и Ольги Эммануиловны Гринберг
М.: издательство им. Сабашниковых. 1998



Главный предмет исследования А.Мартен-Фюжье — светская жизнь Парижа в первой половине XIX века. Если в начале эпохи Реставрации (1814—1830) светскими людьми считались только аристократы-придворные, к середине века сцену заняла новая элита. Важными стали не происхождение и не близость ко двору, а богатство и талант; в парижских салонах актрисы уравнялись в правах с княгинями, богатые банкиры и блестящие денди сделались людьми не менее светскими, чем герцоги и графы, законодателем светской моды вместо двора стал Бульвар. Используя богатейший материал: мемуары, газеты, письма, — А.Мартен-Фюжье создает исторический и социологический портрет «всего Парижа» — нового светского общества середины XIX века.



«Элегантная жизнь» от Бальзака до Пруста. Вступительная статья В.А.Мильчиной

Анна Мартен-Фюжье — автор ряда книг по истории частной жизни XIX века: «Место горничных: женская прислуга в Париже в 1900 году» (1979), «Буржуазка: женщина во времена Поля Бурже» (1983), «Частная жизнь Луи-Филиппа и его семьи» (1992); кроме того, ей принадлежит глава о «Ритуалах частной жизни буржуа» в коллективном труде «История частной жизни».
Книга об «элегантной жизни» — это описание французской светской жизни первой половины XIX века в синхронии и диахронии. Синхрония — элементы, из которых состояла эта жизнь (социальные институты и соответствующие им пространства): двор, салоны, балы, приемы, академические и парламентские заседания, театры, концерты, «кружки», кафе, игорные дома, панорамы и проч. Диахрония — эволюция понятия «свет» от эпохи Реставрации (1814—1830), когда светское отождествлялось с придворным, а принадлежащими к «хорошему» обществу считались люди, принятые при дворе, до конца Июльской монархии, когда критерием светскости стали элегантность и роскошь, и теперь уже двору для того, чтобы завоевать себе место в жизни «всего Парижа», то есть Парижа светского, приходилось доказывать, что он достаточно элегантен и «общежителен» (в том смысле, в каком это понятие употребляли во времена Пушкина — «легок в общении, обходителен, уживчив, уступчив»).
Продолжая традиции немецкого социолога Н.Элиаса, описавшего как систему придворное общество XVII — XVIII веков, Мартен-Фюжье задается целью описать таким же образом светское общество первой половины XIX века, исследовать его «sociabilite» (трудно переводимое понятие, означающее формы, в которых протекает в ту или иную эпоху жизнь в обществе). Впрочем, систематичность и концептуальность существуют в книге не сами по себе, но вырастают из материала. Сочинительница «Элегантной жизни» в высшей степени внимательна к конкретике изучаемой эпохи, к специфике ее вещного мира и мыслительных структур, к неписаным нормам поведения, светскому этикету и распорядку дня — вещам наиболее изменчивым и по прошествии многих лет трудно уловимым. Характерно уже то, что, будучи крайне скупой на современные научные термины, Мартен-Фюжье, напротив, охотно употребляет и комментирует «термины» действительно необходимые, диктуемые не научной модой, но самим содержанием книги, принадлежащие описываемой культуре: «утро» и «вечер», Бульвар и полусвет , «говорильни» (так назывались собрания, где молодые адвокаты упражнялись в красноречии) и лоретки (так именовали девиц легкого поведения, изобиловавших в новом квартале подле церкви Лоретской Богоматери).
Вообще принцип, положенный в основу «Элегантной жизни» Мартен-Фюжье, — восхождение от реальности исследуемой эпохи к ее осмыслению на современном уровне, от конкретного, частного случая к общим тенденциям...
Точно так же — на движении от частного к общему — построена вся книга. Мартен-Фюжье чрезвычайно интересуют всякие мелочи...
Подробно, дотошно выясняя, кто кого пригласил или не пригласил на бал, как составлялись кадрили, какую репутацию имели маскарады в Опере и отчего светские дамы с великой охотой посещали заседания палаты депутатов и Французской академии, Мартен-Фюжье ни на минуту не упускает из виду этот «главный сюжет» — завоевание неаристократическими элитами (людьми, которые прославились не благодаря происхождению, но благодаря уму, элегантности, богатству, энергичности, изворотливости) места в светском обществе, расширение светского пространства и включение в него пространства «Бульвара». В географическом смысле Бульваром назывался совершенно определенный район Парижа (самый модный и элегантный Итальянский бульвар, а также несколько других улиц-бульваров, где располагались многочисленные театры, кафе и прочие развлекательные заведения), в смысле же символическом Бульвар был целым социальным институтом; здесь возникал новый стиль общения, носителями которого были новые светские люди Июльской монархии — денди, стремящиеся «выделиться независимо от родственных связей и личных достоинств» и наделенные внутренней силой, освящающей их манеры, хороши они или дурны.
Книга Мартен-Фюжье рассказывает именно о том, как новая светскость проникает внутрь старой на самых разных уровнях: начиная с танцев (аристократы и плебеи одновременно проникаются любовью к польке) и кончая политической жизнью (политические лидеры принимали в своих салонах не только светских знакомых, но и должностных лиц; вечером в салонах продолжалась та же политическая игра, которая велась днем в парламенте). Больше того, у этого вливания новых социальных сил в светскую жизнь имелась специальная «философская база»: теория способностей, которую развивал Франсуа Гизо, историк и политик, фактический глава французского правительства в 1840—1848 гг. и философ-«доктринер». Гизо настаивал на том, что даровитые представители средних классов, не имеющие ни знатных предков, ни фантастического богатства, но обладающие сильным и ясным умом, могут и должны участвовать в управлении государством и таким образом входить в политическую элиту страны; точно так же, пишет Мартен-Фюжье, денди, наделенный способностью быть элегантным, завоевывает себе репутацию и положение в свете только благодаря своим «светским» талантам, не будучи более никем: ни политиком, ни промышленником, ни художником.
За восемнадцать лет правления Луи-Филиппа смысл понятия «свет» решительно меняется: во-первых, теперь главным критерием светскости становится роскошь, и выскочка может сделаться светским человеком при условии, что потратит очень много денег; во-вторых, залогом светскости становится известность, проистекающая из любого источника, будь то знатность, артистический талант или умение завязывать галстук и носить трость; в-третьих, «миссия, исполнение которой берет на себя свет, — миссия культурная, а именно смягчение нравов. В связи с этим соблазнительно вспомнить, что Жокей-клуб образовался на основе общества, ставившего своей целью улучшение конской породы, и прибавить, что в определенном смысле свет мыслил себя обществом для улучшения французской породы. Иными словами, свет претендует на звание авангарда цивилизации. Ради исполнения этой миссии светские люди строго чтут условности и правила хорошего тона, стараются быть в курсе всех хитросплетений политики, носят элегантную одежду и, главное, пестуют все произведения человеческого ума. По той же причине они покровительствуют искусствам, и либо сами не чуждаются творчества, либо оказывают моральную и материальную поддержку художникам, литераторам, музыкантам, художникам, актерам и певцам».
Итак, главное, чему посвящена книга Мартен-Фюжье, — это взаимоотношения разных элит: старой, традиционной, и новой, нарождающейся (сюжет, вполне актуальный для нынешней российской ситуации: французские аристократы, описываемые Мартен-Фюжье, явно воспринимали тогдашних парвеню как «новых французов» и относились к ним соответственно, нам же по прошествии полутора веков трудно подчас уловить разницу между первыми и вторыми; нам все они кажутся старыми, светскими и почтенными). Взаимоотношения элит были далеко не идилличны. Одна из глав книги посвящена «роману» русской аристократки княгини Ливен и французского «разночинца» Франсуа Гизо, — роману, в котором не последнюю роль играло положение любовников в обществе: для Гизо было важно, что его избранница принадлежит к европейской аристократической элите, а для княгини Ливен — что ее возлюбленный принадлежит к элите политической…
Это подтверждают два великих французских писателя, имена которых обрамляют книгу Мартен-Фюжье: Оноре де Бальзак (его «Трактату об элегантной жизни» исследовательница обязана заглавием своего труда) и Марсель Пруст. Бальзак, самовольно приставивший к своей разночинной фамилии дворянскую частицу «де» и мечтавший, чтобы в свете его принимали как равного, посвятил весь свой трактат 1830 года обоснованию мысли, что главное — не то, где и кем ты родился, а то, как ты умеешь себя держать и способен ли ты войти в новую аристократию — «аристократию таланта». А Пруст, чей роман «В поисках утраченного времени» Мартен-Фюжье цитирует в финале своей книги, свидетельствует, что к началу XX века процесс формирования этой новой аристократии зашел очень далеко, и показывает, как талантливые разночинцы, поначалу видевшие в мире старинной аристократии недосягаемый идеал, постепенно воссоединяются с наследниками старинных родов в общем пространстве новой светскости.
* * *
Итак, при всей ее сдержанности в отношении теоретизирования, Мартен-Фюжье предлагает читателю отнюдь не просто сборник анекдотов и пикантных подробностей, вычитанных из старых газет (хотя и анекдотов этих в книге немало). Как бы охотно и широко ни цитировала исследовательница свои источники: газеты 1820—1840-хх годов и мемуары, посвященные этому периоду, она не идет на поводу у цитат. Тексты ушедшей эпохи прочитаны в «Элегантной жизни» исследователем современным, жестким, умеющим отбирать необходимое, экспонировать выразительное, использовать характерное и «работающее» на концепцию. Концепция же эта, объясняющая, каким образом сталкивались и взаимодействовали в светском обществе первой половины XIX столетия различные элиты, имеет значение далеко не только историческое.

Введение. ОБ ОДНОМ БАЛЕ 1830 ГОДА И ОБ ЭЛЕГАНТНОЙ ЖИЗНИ
Удачный бал. — Отсутствие Карла X. — Разногласия между дамами-патронессами. — Два понимания светскости. — Состав комитета. — Мадемуазель Марс и артистическая среда. — «Трактат об элегантной жизни»

Глава первая. ДВА ДВОРА В ЭПОХУ РЕСТАВРАЦИИ
Большой стол. — Придворные штаты короля и принцев — органы королевской власти. — Военный штат короля. — Цивильный штат короля. — Придворные штаты принцев. — История одного пажа: Эдуард д'Альтон-Ше. — История одного лейб-гвардейца: Теодор Анн. — История одного министра двора: Ларошфуко, герцог де Дудовиль. — Этикет. — Титулы, иерархия, награды. — Визиты в Тюильри. — Церемония представления королю.— Кружки и вечера. — Легкомыслие при дворе: герцогиня Беррийская. — Управлять с помощью двора? — Из Пале-Руаяля в Тюильри.

Глава вторая. О ДВОРЕ КОРОЛЯ ФРАНЦУЗОВ
Виньи в Пале-Руаяле. — Новый двор и его образ. — Заурядность людей, принимаемых в Тюильри. — Вечера в более узком кругу. — Буржуазные манеры. — Финансовая политика Луи-Филиппа. — Свадьба герцога Орлеанского: май-июнь 1837 года. — Версаль. — Герцог Орлеанский.

Глава третья. О СВЕТСКОЙ ЖИЗНИ И О САЛОНАХ
Салоны как форма общения. — Что такое свет? — Четыре квартала. — Шоссе-д'Антен. — Маре. — Предместье Сент-Оноре. — Сен-Жерменское предместье. — Иностранцы: Торн и Хоуп. — Притягательность Предместья. — Светская жизнь зимой и летом.

Глава четвертая. О ТАНЦАХ И БАЛАХ, О ПОСОЛЬСТВАХ И ФИЛАНТРОПИИ
Балы детские и костюмированные. — От кадрили к польке. — Балы в Опере. — Цена и функция роскоши. — Светская карьера Джеймса Ротшильда. — Дипломатическое представительство и светская жизнь. — Семейство Аппоньи и посольство Австрии. — Посольство Англии. — Филантропия и светскость. — Бал в пользу бывших королевских пенсионеров. — Помощь грекам, сбор пожертвований и благотворительные собрания.

Глава пятая. О БЕСЕДЕ И О ПРЕИМУЩЕСТВАХ СВЕТСКОЙ ЖИЗНИ
Конец кружка. — Болтовня и пересуды. — Политические споры.— Остроумие и остроумничанье. — Беседа в понимании Шарля де Ремюза. — Сосуществование. — Влияния и рекомендации. — Тьер и Ремюза: две карьеры. — Происхождение и молодые годы. — 1820-е годы. — 1830 год и эпоха Июльской монархии.

Глава шестая. О ВЫДАЮЩИХСЯ ДОСТОИНСТВАХ
Гизо и княгиня Ливен. — Политика в понимании княгини Ливен. — Гизо между поместьем Валь-Рише и улицей Сен-Флорантен.

Глава седьмая. О ПОЛИТИКЕ, О ПАЛАТЕ ДЕПУТАТОВ И О КРАСНОРЕЧИИ
В палате депутатов. — Общежительность должностных лиц. — Рамбюто, префект департалинта Сена. — Дюпен, председатель палаты депутатов. — Собрания и салоны. — Красноречие. — К чему приводят ораторские успехи. — Ораторы палаты депутатов. — «Говорильни» и конференции.

Глава восьмая. ОБ УНИВЕРСИТЕТЕ, ОБ АКАДЕМИИ, О ПРОПОВЕДЯХ И О ЛИТЕРАТУРЕ
Университет: Кузен, Гизо, Вильмен. — Атеней. — Общество душеполезной словесности. — Общество христианской морали. — Институт. — Церковь. — Проповедники. — В салонах. — Религия. — Науки. — Литература.

Глава девятая. О КАРЬЕРЕ ДЕЛЬФИНЫ ДЕ ЖИРАРДЕН И ЕЕ «ПАРИЖСКИХ ПИСЬМАХ»
Софи, Дельфина, Эмиль. — Салон г-жи де Жирарден. — Мнение виконта де Лоне о достоинствах света.

Глава десятая. О ТЕАТРЕ И МУЗЫКЕ
Театральные представления в замках. — Театральные представления в салонах. — Жюль де Кастеллан. — Посещение театров и цирка. — Опера и Итальянский театр. — Любительские концерты. — Профессиональные исполнители в салонных представлениях.

Глава одиннадцатая. О БУЛЬВАРЕ, ЛОШАДЯХ И КРУЖКАХ
Кафе, игорные дома, панорамы. — Светскость и желание показать себя. — Лошади и Жокей-клуб. — Другие кружки. — Полусвет. — Доктор Верон.

Глава двенадцатая. ДЕНДИ
Роскошь напоказ. — Львы. — Образец дендизма: граф д'Орсе. — Общежительность Бульвара. — Альфред Татте и его друзья. — Бульварные журналисты. — Роже де Бовуар и Нестор Рокплан. — Аотур-Мезере. — Дендизм и литература. — Бальзак. — Эжен Сю. — Бодлер, Флобер.

Заключение

Примечания

Указатель имен

Список условных сокращений

Отсканированная книга выдерживалась у меня с 2002 года. Выждав хоть какой-то срок давности ;-), выкладываю - пока friend to friend. Кто соскучился по Гизо, Тьеру, Карлу Артуа или по Луи-Дезире Верону, - милости прошу.
Напомню о другой работе Веры Аркадьевны Мильчиной (здесь она выступает не переводчиком и комментатором, а оригинальным автором):
Россия и Франция. Дипломаты. Литераторы. Шпионы
Альманах гурманов
Пушкин и Барант
И работа Мартен-Фюжье в переводе и с предисловием В.А.Мильчиной давно выложена на сайте Vivos Voco:
СВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ И САЛОНЫ
Предисловие В.Мильчиной "О прелести «элегантной жизни»"

p.s. Иллюстративного материала у нас очень много, но его придется ждать (технические препятствия для опубликования).



Читать?..
 

@темы: экономика должна, товарищам, социальная история, скачать бесплатно, свобода-право-власть, религия и церковь, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, капитал, источники/документы, история моды, история искусств, история идей, история дипломатии, Россия и Франция, Июльская революция, Июльская монархия, Европа, АРТеФАКТическое/иллюстрации, homo ludens, friend-to-friend--пиво только членам профсоюза, 19 век, 1848, 1830-е

Комментарии
2013-05-14 в 13:31 

Martine Gabrielle
Истине самой по себе свойственна неотразимая притягательность... но одним лишь дуракам даровали боги умение говорить правду, никого не оскорбляя
Capra Milana, премного благодарю! как закоренелая "мелочовщица" от истории :-)

2013-05-14 в 13:39 

Свой среди чужих...
...чужой среди своих
Capra Milana, я не мелочовщик от истории ;-), но тоже книжку хочу читать. Пожалуйста-а!

2013-05-15 в 14:06 

L del Kiante
«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Спасибо, неутомимая синьора Capra Milana!

2013-05-16 в 06:36 

С-Нежана
На свете нет ничего нового, но есть кое-что старое, чего мы не знаем
Capra Milana, с интересом бы прочла. Можно? )

2013-05-21 в 08:31 

universants
Справедливость нужна прежде милосердия, как рубашка нужна прежде кружев. (Шамфор)
Capra Milana, нижайше прошу принять и мою заявку. Заранее благодарный и искренне преданный )

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Vive Liberta

главная