Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: европа (список заголовков)
18:19 

рождественский Матьез

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него

АЛЬБЕРТ МАТЬЕ (sic!)
КАК ПОБЕЖДАЛА ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО ПОД РЕДАКЦИЕЙ И С ПРЕДИСЛОВИЕМ Ц. ФРИДЛЯНДА
М.: ВОЕННЫЙ ВЕСТНИК. 1928


ОГЛАВЛЕНИЕ


Это и есть обещанный раритет. Как уверяет в предисловии т.Фридлянд, не компиляция, а перевод отдельной работы. Мне было некогда попытаться проверить, так что вам, граждане коллеги, зеленый свет.
А книжечка примечательна еще и тем, что предисловие в целости и сохранности и имя Фридлянда не вымарано.

@темы: экономика должна, товарищам, социальная история, событие, скачать бесплатно, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, источники/документы, история науки, историография, историки, военная история, Франция, Комитет общественного спасения, Комитет общей безопасности, Европа, Великая французская революция, 20 век, 18 век, якобинцы

19:52 

дипломатическая история Европы

L del Kiante
«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
В комплект входят статьи, подобранные и подготовленные синьором Marty Larny

Моисей Самуилович Альперович
ФРАНСИСКО де МИРАНДА
и ПРЕДРЕВОЛЦЮИОННАЯ ФРАНЦИЯ

Французский ежегодник 1985

Михаил Алексеевич Додолев
ЗА КУЛИСАМИ НАПОЛЕОНОВСКОЙ ДИПЛОМАТИИ
Французский ежегодник 1967

Иван Михайлович Майский [Ляховецкий]
НАПОЛЕОН и ИСПАНИЯ
Из ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
и МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ
Сборник статей в память академика
Евгения Викторовича ТАРЛЕ
М.: изд-во Академии наук СССР. 1957



А я со своей стороны рад представить давно заказанную синьорой Capra Milana классическую книгу:

Антонен ДЕБИДУР
31.01. 1847, Нонтрон, - 21.02.1917, Париж
ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЕВРОПЫ
ОТ ВЕНСКОГО ДО БЕРЛИНСКОГО КОНГРЕССА
(1814-1878)

ТОМ I
СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ
Перевод с французского
М.: государственное издательство иностранной литературы. 1947


скачать pdf 27 Мб, безвозмездно, т.е. даром ))




ОГЛАВЛЕНИЕ


Тематически связанные материалы

@темы: событие, скачать бесплатно, реставрация, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, либерализм, капитал, источники/документы, история идей, история дипломатии, историки, военная история, Россия и Франция, Россия, Парижская коммуна, Нидерланды, Июльская революция, Июльская монархия, Италия, Европа, Германия, Великобритания, Великая французская революция, Бонапарт, Америка, Австрия, 19 век, 1871, 1848, 1830-е, социальная история

06:34 

"галлы" и "бритты" в XVII веке

Nevile
Моя шляпа, господа, ни с кем не подписывала контракта
первая и последняя республика в Англии, Фронда во Франции, Сирано де Бержерак и библиотека всемогущего кардинала Ришелье :)

Татьяна Александровна Павлова
УРАВНИТЕЛЬНЫЕ ИДЕИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
ВТОРОЙ АНГЛИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Сборник статей памяти Б.Ф.Поршнева
М.: Наука. 1976. С.100-123


Михаил Абрамович Барг
ГЕНЕЗИС ИДЕОЛОГИИ ИСТИННЫХ ЛЕВЕЛЛЕРОВ

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Сборник статей памяти академика В.П.Волгина
М.: Наука. 1964. С.149-198


Генрих Рувимович Левин
19.01.1904, Паричи, Белоруссия, – 4.10.2003, Нахария, Израиль
ИЗ ИСТОРИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ
в ГОДЫ АНГЛИЙСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ XVII в.

ВОПРОСЫ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ЕВРОПЫ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. А.И.ГЕРЦЕНА
ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ И КАФЕДРА ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ, ТОМ 288
ЛЕНИЗДАТ 1966. С.9-123

I. Левеллерское движение в годы республики
Левеллеры и демократическое движение в Англии летом и осенью 1649 г.
Левеллеры в 50-х гг. Упадок демократической группировки
II. Газета левеллеров «The Moderate»
III. К вопросу о социальной базе левеллерского движения


Борис Федорович Поршнев
«ВТОРАЯ ФРОНДА» и АНГЛИЙСКАЯ РЕСПУБЛИКА

Из ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
и МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ

Сборник статей в память академика Е.В.Тарле
М.: изд-во Академии наук СССР. 1957. С.52-71


Евгений Михайлович Кожокин
ФРОНДА:
КРИЗИС ФРАНЦУЗСКОГО ГОСУДАРСТВА
В СЕРЕДИНЕ XVII ВЕКА

Французский ежегодник 1986
М.: Наука. 1988. С.54-80


Розалия Рафаиловна Москвина
СИРАНО ДЕ БЕРЖЕРАК —
ОДИН ИЗ ИДЕОЛОГОВ ПЕРВОГО ЭТАПА ФРОНДЫ

Французский ежегодник 1961
М.: Наука. 1962. С.36-74



Лариса Лазаревна Альбина
ЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА РИШЕЛЬЕ

Французский ежегодник 1969
М.: Наука. 1971. С.268-275

@темы: событие, скачать бесплатно, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, история идей, историография, Франция, Средние века, Просвещение, Европа, Великобритания, 17 век, социальная история

22:08 

Великая французская революция в песнях современников

Cosmopolite
Армия принципов прорвется там, где не пройдет армия солдат. Т.Пейн

Александр Александрович Овсянников
ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ПЕСНЯХ СОВРЕМЕННИКОВ
Петербург: государственное издательство, книгоиздательство Петроградского Совета. 1920



К теме:
Революционный и контрреволюционный фольклор
А.Радиге. Французские музыканты эпохи Великой французской революции
А.Рубинштейн. Песни французской революции
Звуки свободы: музыка революционных празднеств
С.Великовский. Поэты французских революций 1789-1848 гг.
Г.Кунов. Политические кофейни: парижские силуэты времен Великой французской революции



Искал, искал, чем бы поблагодарить граждан Vive Liberta и ГлавРедаВрача )), и наконец, вспомнил, что говорилось об этой книжечке...

@темы: 18 век, Великая французская революция, Европа, Просвещение, Франция, имена, события, календарь, история идей, источники/документы, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, оригинальные произведения 18 в., полезные ссылки, революции, религия и церковь, свобода-право-власть, скачать бесплатно, событие, социальная история

16:30 

14 декабря, тому 186 лет

Maria-S
"Я очень близок к решению, - ответил Вильгельм, - только не знаю, к которому"
Скромно, но отмечаем.

Владимир Александрович Федоров
СОЛДАТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ НАКАНУНЕ ВОССТАНИЯ ДЕКАБРИСТОВ
Из ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ и МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ
Сборник статей в память академика Евгения Викторовича ТАРЛЕ
Редактор-составитель В.В.Альтман
М.: изд-во Академии наук СССР. 1957



И есть и на русскоязычной вики добрые граждане, составившие подборки:
поэзия декабристов
и
проза декабристов
Этих ссылок у нас еще не было, с радостью спешу поделиться находкой.

upd

Анатолий Всеволодович Фадеев
ДЕКАБРИСТЫ в ОТДЕЛЬНОМ КАВКАЗСКОМ КОРПУСЕ
Вопросы истории. 1951


@темы: они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, источники/документы, история идей, имена, события, календарь, декабристы, Россия, Европа, 19 век, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, событие, социальная история, утопия

06:51 

Приглашаю на игру!

Belle Garde
Логика - это искусство ошибаться с уверенностью в своей правоте
20:05 

наука - об утопии

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново

Карл Оберманн
22.09.1905 - ?
Революционное значение пропаганды Вильгельма Вейтлинга в 1838-1843 годах

перевод с немецкого Е.С.Фрадкиной
В сб. «История социалистических учений»
М.: изд-во АН СССР. 1962


Об авторе

Светлана Мироновна Назарова
Проблема социальной революции в работах Теодора Дезами

Французский ежегодник 1975


помимо библиографической карточки автореферата, ничего не нахожу…


Франц Меринг
27.02.1846 - 29.01.1919
ОТ УТОПИИ К НАУКЕ

Перевод с немецкого
СО ВСТУПИТЕЛЬНЫМИ СТАТЬЯМИ
Давида Борисовича РЯЗАНОВА [Гольдендаха]
и Фридриха ЭНГЕЛЬСА
Юго-Восточное краевое партийное издательство «Буревестник»
Ростов-на-Дону—Краснодар, 1924


Содержание
Предисловие Г.Литвина-Молотова
Общая характеристика XIX в.
Очерк Д.Рязанова
Развитие социализма от утопии к науке.
Статья Фр.Энгельса
Глава I. Западно-европейский социализм
Введение
Великие утописты и их школы
Мелко-буржуазные социалисты


Глава II. Классовая борьба западно-европейского пролетариата
Английские фабричные законы и рабочие союзы
Чартизм
Первые революционные попытки французского пролетариата
Социально-политический строй Германии до июльской революции
Действие июльской революции 1830 г.
Коммунизм подмастерьев. Тайные общества немецких эмигрантов. Вильгельм Вейтлинг
Революционная агитация в Швейцарии
Немецкий массовый пролетариат
Голодные бунты. Силезские ткачи


Глава III. Разложение классической философии
Классическая философия
Разложение классической философии
Борьба философии с романтикой
Победа романтики
Бруно Бауэр и Людвиг Фейербах


Глава IV. Немецкий социализм
Христианско-феодальный социализм
Буржуазный социализм
Социализм философствующих остроумцев
Макс Штирнер
Государственный социализм Родбертуса


Глава V. Карл Маркс и Фридрих Энгельс
Статьи Маркса
Статьи Энгельса
«Святое семейство»


Глава VI. Исторический материализм
Энгельс о положении английских рабочих
Маркс о Фейербахе
Маркс против Прудона


Глава VII. Союз коммунистов
Статьи в «Немецкой Брюссельской Газете»
«Наемный труд и капитал». «О свободе торговли»
Кризис в «Союзе справедливых»
«Коммунистический Манифест»


Глава VIII. Успехи научного коммунизма
Маркс о Лассале
Маркс о товаре и деньгах
Главное сочинение научного коммунизма



Рязанов (Гольдендах) Давид Борисович

Литвин-Молотов Георгий Захарович

@темы: экономика должна, философия, утопия, социальная история, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, капитал, история науки, история идей, историография, историки, Франция, Европа, Германия, Великобритания, Великая французская революция, 19 век, 18 век

17:41 

Луи-Огюст Бланки: Вторая республика, I Интернационал, влияние в России

Без диплома
Круглое невежество - не самое большое зло: накопление плохо усвоенных знаний еще хуже (Платон)
22:07 

"я умею только сомневаться" - а мы без сомнений поздравляем с днем рождения...

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
Он, оглядев имение, был счастлив в этот миг:
Изгнанник-часовщик взглянул неуловимо,
Знакомый столяр шел на стройку мимо,
Туда, где госпиталь, как саженец всходил.
Почти все принялись - садовник известил.
Сверкали Альпы белизной. И было лето. И был он так велик.

В Париже желчью изошли враги,
Ругая нравственность сидящей в грозном кресле
Слепой старухи, ждущей смерти и письма.
Он рек: "Нет слаще жизни!" Так ли? Да, весьма.
Борьба за правду, справедливость стоит жизни, если
Добавить садоводство к ней и острые мозги.

Лесть, брань, интриги... Будучи умней,
Он все же предпочел иные средства
В войне с посредственностью, например, смиренность,
По надобности, хитрость - атрибуты детства,
Двусмысленный ответ, порой неоткровенность.
И терпеливо ждал паденья их Помпей.

Не сомневался он, как Д'Аламбер, что победит.
Один Паскаль - достойный враг, другие ж, Боже,
Отравленные крысы; а впереди еще так много дел ,
Рассчитывать придется на себя - таков удел.
Дидро - тот просто глуп и делает что может,
Руссо всплакнет и первенство простит.

В ночи ему вдруг вспомнились подруги. Вожделенье -
Великий педагог; Паскаль - дурак.
Эмилию влекли и звезды, и постель. Пимпетта - клад,
Его любила так же, как скандал, и он был рад.
Отдав Иерусалиму скорби дань: итак -
Несправедливым ненавистно наслажденье.

Ему не спится, будто часовому. Покоя нет
В ночи. Землетрясенья, казни: смерть тоже на часах.
По всей Европе нянечкам-вампирам
Не терпится сварить своих детей. И только лира
Его их остановит. За работу! А звезды в небесах,
Не ведая забот, слагали песнь, бесстрастную, как свет.



"Вольтер в Ферне"
Оден Уистан Хью, 1939 год
перевод М.Фельдман



Лев Семенович Гордон
ВОЛЬТЕР — ЧИТАТЕЛЬ БЕЙЛЯ И НЕККЕРА
Французский ежегодник 1961

Лариса Лазаревна Альбина
ВОЛЬТЕР и «ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗАВЕЩАНИЕ» РИШЕЛЬЕ
Французский ежегодник 1967

Лариса Лазаревна Альбина
ВОЛЬТЕР В РАБОТЕ НАД «ОПЫТОМ О НРАВАХ И ДУХЕ НАРОДОВ»
Французский ежегодник 1980

Елена Сергеевна Кулябко, Нина Васильевна Соколова
ИСТОЧНИКИ ВОЛЬТЕРОВСКОЙ «ИСТОРИИ ПЕТРА»
Французский ежегодник 1964

Инесса Ивановна Сиволап-Кафтанова
РАДИЩЕВ и ВОЛЬТЕР
Французский ежегодник 1978

Лариса Лазаревна Альбина
ВОЛЬТЕР — ЧИТАТЕЛЬ «ЭНЦИКЛОПЕДИИ»
Французский ежегодник 1978

Луи Тренар
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ВОЛЬТЕРА
Французский ежегодник 1979

Инесса Ивановна Сиволап-Кафтанова
ВОЛЬТЕР В СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 1917-1972 гг.
Французский ежегодник 1973



Все материалы о Вольтере

из недавних веб-публикаций:
И.Сиволап-Кафтанова. Вольтер о революционных движениях XVII-XVIII вв.
Жан-Батист Клоотс. ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ ВОЛЬТЕР, или РАЗОЧАРОВАННЫЕ СВЯЩЕННИКИ

@темы: религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, литературная республика, либерализм, история идей, историография, историки, Россия и Франция, Просвещение, Европа, Вольтер, 18 век, 17 век, социальная история, философия

20:46 

итак, дехристианизации и дехристианизаторам и их противникам посвящается

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново

ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ ВОЛЬТЕР, или РАЗОЧАРОВАННЫЕ СВЯЩЕННИКИ
Жан-Батист Клоотс
Перевод И.И.Флеровой
Редакция перевода, вступительная статья, примечания, перевод «Предварительных размышлений» Клоотса
Раисы Михайловны Тонковой-Яковкиной
ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РЕЛИГИИ И АТЕИЗМА / Сборник статей VIII
М.: издательство Академии Наук СССР. 1960



- - -

Событием решающей важности для положения ре­лигии в эпоху великой французской революции были не попытка Робеспьера превратить деизм в государ­ственную религию и уж, конечно, не введение культа Разума, но то обстоятельство, что одно из крупней­ших государств Западной Европы и притом еще страна, управлявшаяся всехристианнейшим королем Франции, на несколько лет совершенно изгнало из своих пре­делов христианство, церковь и духовенство, и от этого как будто вовсе не пострадали государственные интересы. Великая революция, одушевленная вполне искренним стремлением освободить все человечество, также и в этом случае начала с попытки проделать нужные преобразования на собственном опыте; полу­чившиеся результаты оказались благоприятными для деизма, свободного от всякой конфессиональной формы. Важность этой попытки не умаляется тем, что немного спустя Наполеон, для проведения своих дьявольских замыслов, не только допустил восстановление христи­анства, но даже способствовал утверждению католи­цизма, хотя сначала и в галликанской его форме; свя­щенный союз в своей реакционности мог выпускать сколько угодно законов, стремящихся к восстановле­нию средневекового строя церкви и государства, ро­мантика сколько угодно могла пропагандировать цер­ковность в среде ученых и литераторов — все это было лишь модой, подражанием, но отнюдь не подлинным веянием времени. В народной среде благочестие еще не угасало; но благочестивое государство после испытаний, выпавших на его долю между 1793 и 1799 гг. стало лишь лицемерной маской для новых носителей государственной власти.
В корне ложно обычное представление, согласно которому революция в известной мере одновременно стремилась к низвержению как тронов, так и алтарей, как к республиканскому террору, так и к атеизму; этот взгляд противоречит действительному ходу со­бытий, ибо террор и цареубийство еще задолго до этого проповедывались в теории религиозными фана­тиками в качестве "монархомахии" и на деле приме­нялись во всех религиозных войнах. Далее: между деистическим почитанием верховного существа и ате­истическим обоготворением разума было различие не только в степени, но здесь таилась глубокая противо­положность, приводящая в свою очередь к борьбе не на жизнь, но на смерть между двумя направлениями. Я хочу лишь вкратце рассмотреть те обстоятельства, которые мало-по-малу борьбу с королевской властью расширили до пределов всесокрушающей борьбы с церковью, с тем, чтобы затем подробнее рассмотреть ту роль, которую играл деизм в революционном дви­жении вообще и в мировоззрении Робеспьера в част­ности.
Незачем доказывать, что образованные круги Фран­ции, третье сословие, начавшее великий государственный переворот, придерживались деистических, следо­вательно, нехристианских воззрений по отношению к церкви; дворянство и духовенство находились больше под влиянием Вольтера и умудрялись соединять фри­вольный деизм с легкомысленной церковностью; бур­жуазия же, наоборот, испытывала влияние Руссо с его патетическим, чисто ригористическим деизмом и раз­личала уже между церковью и религией. Ниже мы увидим, как праздник в честь верховного существа устраивался приверженцами Руссо, театральный же культ Разума находил себе поддержку у подражателей Вольтера. Это фривольное и патетическое направления в деизме объединялись вместе, приводили к группировке людей, вполне созревших для революции, благодаря одинаковому, там и здесь, недовольству существующими порядками, благодаря страстному стремлению к пре­образованиям. Но так как толчек ко всему грандиоз­ному революционному движению был дан не из ду­ховных глубин человека, но явился результатом фи­нансовых затруднений государства, которые одновременно само собой выражались и в финансовых затруд­нениях отдельных лиц, то вопросы финансовой поли­тики начали скоро определять также и соотношение между церковью и государством. Духовенство до пре­делов возможного шло навстречу общественным на­строениям и старалось обеспечить себе популярность притворной щедростью. …посте­пенно экономически необходимая конфискация церков­ных имуществ, вначале не преследовавшая антире­лигиозных целей, превратилась в борьбу с церковью и религией. В промежуток времени между маем и июлем 1790 г. был выработан новый "гражданский" устав для церкви, в действительности несовместимый с зависимостью от "св. престола": государство опре­деляло число епископов, епископы и священники должны были выбираться всей округой. Этот гражданский устав король сначала не решился под­писать, повидимому, из внутренних соображений: папа же лавировал. Так противодействие церкви уси­ливало ненависть к королю, нерешительность же по­следнего разжигала ненависть к церкви. После бле­стящей, враждебной церкви, речи Мирабо, всем свя­щеннослужителям была вменена в обязанность при­сяга новой церковной конституции, и тем самым пер­вый акт драмы закончился победой галликанизма или янсенизма над Римом. Но, пока что, прошло много вре­мени. Принесение присяги должно было совершиться лишь в январе 1792 г. Тем временем революция, выйдя из первоначально экономических рамок, дошла до та­кой степени радикализма, что уже в том же 1792 г. провозглашена была республика. Папа и отказываю­щиеся от присяги духовные лица стали во главе ка­толической партии, восставшей теперь против рево­люции…
Теперь уже отпали всякие сдерживающие начала. Революция увидела в соединении королевской власти и церкви враждебный себе союз. И когда король снова затруднился подписать новые законы, со все возра­стающей быстротой и ожесточением начали прово­диться мероприятия, продиктованные уже не финан­совой нуждой или стремлением к независимой нацио­нальной церкви.
…В ноябре 1793 г. после того уже, как отражение военной опасности заставило прибег­нуть к помощи террора, ярость народа и его вождей снова с силой обратилась против христианского культа.
Католическая церковь вовсе не стремилась к тому, чтобы сохранить верность королю или (после его казни) династии; она была озабочена единственно восстано­влением своего могущества и готова была заключить союз со всяким, кто бы только ни захватил власть во Франции. Но оказалось, что после падения Робеспьера, республиканская партия не желала ничего слышать о восстановлении церковных властей, о чем уже ве­лись осторожные разговоры в Директории и в Совете пятисот. Но когда Наполеон, вернувшись из экспе­диции в Египет, почувствовал себя достаточно силь­ным для свержения директории и при этом захотел опереться на народные круги, оставшиеся верными старой вере, католическая церковь оказалась сейчас же к его услугам, хотя генерал стремился к установле­нию галликанской церкви, независимой от Рима. При­крываясь лозунгом свободы вероисповедания, Бона­парт поощрял восстановление многочисленных като­лических общин и опирался при этом, как реальный политик, предпочтительно не на республиканское ду­ховенство, но на лиц, не принесших гражданской присяги, прослывших мучениками.
Так, только в течение десятилетия между объявле­нием республики и конкордатом, католическая церковь в пределах Франции была вне закона и христианство могло считаться здесь упраздненным.
Но только в течение немногих недель террора, среди небольшой кучки атеистов, добрый старый бог был сдан совсем в архив. Бог деистов, бог религии природы, занял опустевший алтарь под эгидой человека, которого называли диктатором Франции: самым тор­жественным днем в жизни Робеспьера, этого последо­вателя Руссо, было выполнение обязанностей перво­священника нового божества. Образ Робеспьера всегда почти искажается, как у английских и немецких, так и у французских историков; давно уже, на основании сохранившихся документов, опровергнуты и никогда уже больше не могут быть выданы за историческую правду все те искажения, которые в годы, непосред­ственно следовавшие за гибелью Робеспьера, нагро­мождены были всякого рода писаками в угоду новым властителям, великим только тем, что от их руки пал революционный вождь. Несомненно, Робеспьер ни в чем не был гением, подобным Наполеону, его духов­ный кругозор не отличался широтой и речи его на не-француза производят странное, почти комичное, впечатление своим повторением торжественных фраз и постоянными проповедями на тексты нового священ­ного писания: сочинений Руссо и декларации прав человека; Робеспьер умел облекать в соответствующую требованиям времени форму как раз те фразы, кото­рые в состоянии были вызвать улыбку даже у энту­зиаста великой революции. Без сомнения, Робеспьер, играя руководящую роль в решительный год револю­ции, принадлежал к числу самых горячих сторонников республики, которые в революционных принципах усматривали благо человечества и не останавливались перед террором, когда союз "тиранов" делал сомни­тельной победу свободы; но все же сам Робеспьер не был кровожаден: он спас от смерти многих жирон­дистов и не на нем лежит вина за излишества террора; на совести у "Неподкупного" не было ни одного убий­ства, на которое толкнули бы его зависть или често­любие; нужно установить раз навсегда, вопреки официально утвердившейся версии: Робеспьер был вполне умерен во всех политических и религиозных вопросах. Он не лгал, когда хвалился тем, что единственным его стремлением всегда была только справедливость: ко­нечно, справедливость, взятая так, как он ее понимал. Биография Робеспьера, составленная Эрнестом Гамелем [Амелем], быть может, плохо и односторонне написанная книга, но основное ее положение вполне убедительно доказывается приведенными доводами; Робеспьер был идеалистом, правда, таким же неустойчивым, каким обычно бывают идеалисты в практической деятельно­сти. И если в своем отношении к инакомыслящим политически он переступал в своей беспощадности и в склонности к кровавым мерам границы дозволенного и допустимого с точки зрения современной политиче­ской морали, он, вне всякого сомнения, был все же проповедником и поборником терпимости в той обла­сти, которая нас сейчас единственно интересует: в вопросах веры. Этим объясняется существенное различие между двумя антирелигиозными движениями 1794 года: обоготворением разума и признанием высо­чайшего существа, — движениями, противоположность которых не будет понятна, если мы станем обращать внимание только на внешние лозунги, не считаясь с особенностями действующих лиц. Люди, поставив­шие себе целью ввести новый культ разума, были не­терпимыми фанатиками. Робеспьер, принявший сан первосвященника верховного существа, отличался тер­пимостью и неуклонно высказывался за полную рели­гиозную свободу.


Забавная книжка, где уютно сочетаются неожиданно меткие замечания и напыщенные профессорские благоглупости... Эберу, Шометту, Клоотсу, а заодно Наполеону Бонапарту и Лагарпу достается по полной программе. Развлекайтесь, граждане.

Фриц МАУТНЕР
АТЕИЗМ В ЭПОХУ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Перевод с немецкого Игоря Яковлевича Колубовского
ЛЕНИНГРАД–МОСКВА
Издательство «Петроград». 1924


Глава I. Проповедь атеизма в современной революции философской литературе
Глава II. Общий ход революционного движения. — Роль Робеспьера
Глава III. Атеисты-практики
Глава IV. Культ «верховного существа» и последующие судьбы антирелигиозного движения во Франции
Глава V. Атеизм в эпоху Наполеона


об авторе

о переводчике

@темы: якобинцы, философия, социальная история, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, оригинальные произведения 18 в., новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, источники/документы, история идей, историография, историки, дискуссии, Шометт, Франция, Термидор, Сильвен Марешаль, Просвещение, М.Робеспьер, Ж.-Ж.Руссо, Европа, Директория, Германия, Вольтер, Великая французская революция, Бонапарт, 20 век, 19 век, 18 век

07:07 

"следствие ведут"-5

Я и моя собака
Истинно мягкими могут быть только люди с твердым характером /Лабрюйер/
Прошу прощения, если тема не заслуживает отдельной записи...

Фотография попалась мне случайно. Но чтобы понять, с чем связана эта символика, необходима помощь граждан Анны и Игоря или синьора дель Кьянте в переводе надписи на стене.





 

@темы: якобинцы, товарищам, революции, персона, они и мы, история идей, вопрос-ответ, М.Робеспьер, Европа, Великая французская революция, АРТеФАКТическое/иллюстрации, homo ludens, 21 век, 20 век, 18 век

06:49 

Гракх vs Цезарь (сегодня 18 брюмера)

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него
Статьи, отвечающие теме в точности, будут добавлены немного времени спустя. Сейчас - от Бабефа к Бонапарту, от флореаля к брюмеру, транзитная остановка - "Директория".
- - -
В XVII и XVIII вв. друзьями трудящихся, в особенности бедного крестьянства, строились всевозможные теории то о «возврате» к счастливому прошлому, то о создании совершенно нового общественного строя, не похожего на прошлые формы общества.
В эпоху французской революции имелись течения, которые ставили своей целью восстановить старые общественные порядки, вернуться к мелкому производству, основанному на личном труде. Так называемый аграрный коммунизм означал возврат к примитивным формам коммунизма. Такой возврат к прошлому имел по существу реакционный характер. Наряду с подобными идеями, уже имели место и другие, которые ориентировались не на прошлое, а на будущее, исходя из той мысли, что прогрессивное развитие возможно не на возврате к примитивным условиям жизни, а, наоборот, на движении вперед к новым формам, которые явятся результатом коренного изменения общества на основе успехов науки и техники.
Однако между прошлым и будущим нет абсолютного разрыва. Поскольку существующее общество есть результат развития, продукт всей предшествующей истории, то оно принесло с собою наиболее прогрессивные и жизненные элементы, из которых обычно строится новая общественная формация.
С другой стороны, часто бывает так, что пережитки старого более или менее прочно удерживаются в новой общественной формации.
Часто ученые задают себе вопрос, каковы источники тех или иных коммунистических утопий. Исследователи часто склонны искать их корни или в отдаленном, сказочном прошлом или в каких-нибудь литературных произведениях седой старины. Эти поиски источников кажутся нам несостоятельными. Разумеется, Томас Мор имел своим «первоисточником» (литературным) Платона, подобно тому, как Морелли имел своего предшественника в лице Мора, но эти литературные источники не являются определяющими для создания коммунистических систем. Подлинными источниками являются условия реальной жизни. Незачем лишний раз объяснять, что Томас Мор, или точнее его «Утопия», представляет собою продукт английского общества его времени. При этом надо помнить, что Мор исходил из строя той сельской общины, которая еще так или иначе, несмотря на все меры к разрушению общинного строя, сохранилась и которая могла стать исходным пунктом для восстановления общественной собственности.
В глазах крестьянства, по крайней мере беднейшего, земля всегда и почти повсюду считалась «божьей», т.е. общей собственностью.
«После того, — пишет Фриц Вольтере, — как начали присматриваться к собственной стране, внимание вскоре было привлечено целым рядом коммунистических семейных союзов, которые вызвали чувство восторга даже у самого Вольтера: я здесь имею в виду крестьянские общины в Оверни.
Почти у всех народов мы наталкивались на пережитки первоначального коммунизма, корни которого восходят к периоду пастушеской жизни и началу оседлости. В настоящее время коммунистические учреждения сохранились главным образом среди славянских народностей, в крестьянских семьях. В XVIII в. они (коммунистические учреждения. — А.Д.) не успели еще окончательно исчезнуть и во Франции. В Оверни крестьянские семьи Киттар-Пинонов, Баритель, Боже, Бургад, Таренте, Терм, Продель, Боннему, Турнель, Англад и другие продолжали жить еще полностью в коммунистическом быту».
Само собой разумеется, что, имея перед глазами такие живые образцы, теоретикам аграрного коммунизма незачем было обращаться в заморские страны или в седую древность за поисками коммунистических общин.
Основным вопросом французской революции XVIII в. был вопрос аграрный. Индустрия была еще мало развита. Сельское хозяйство играло ведущую роль в экономике страны. Крестьянство было доведено до высшей степени нищеты и деградации. Оно устраивало бунты, восстания, убивало помещиков и слишком ревностных чиновников.
Естественно, что вопрос о положении крестьянства сильно беспокоил друзей народа, которые искали пути и способы для изменения его положения. Наметились два решения вопроса:, равный раздел земли и создание аграрно-коммунистических общин.
Сторонники раздела земли, или «аграрного закона», преобладали над сторонниками отмены частной собственности. Крестьянству ближе всего был раздел земли. Вокруг аграрного закона велись во время революции очень острые бои. Правительство Робеспьера приняло, как уже сказано было, суровый закон, который был на руку буржуазии, владельцам земли.
Теоретики коммунизма стояли за полную отмену частной собственности, видя в ней источник всех бедствий. На коммунистические теории оказали влияние, помимо литературных произведений прошлого (утопий), коммунистические крестьянские общины.
Как ни слаба была коммунистическая прослойка во время революции, она, несомненно, сыграла свою роль, вызвав к жизни «Заговор равных», так как Бабеф воспитывался на идеях Морелли, Мабли и современных ему Буасселя, Доливье, Ланжа, Госслена, Ретифа де ла Бретона и др. Надо еще подчеркнуть, что Бабеф очень ценил Руссо, произведения которого, в частности его «Эмиль», произвели на него сильнейшее впечатление. Основная идея Руссо — идея равенства — явилась исходным принципом всего мировоззрения Бабефа. На идее равенства он построил все свое учение. Впрочем, эта идея являлась в то время самой популярной, самой распространенной. Именно во имя равенства совершили-де, революцию, равенство провозглашено естественным правом человека. Во имя равенства крестьянство требовало раздела земли. На идее равенства строили свои коммунистические теории как старшее поколение утопических коммунистов, так и молодое поколение, в том числе и Бабеф.

Абрам Моисеевич Деборин [Иоффе]
СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДОКТРИНА ГРАКХА БАБЕФА
Из ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
и МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ
Сборник статей в память
академика Евгения Викторовича Тарле


- - -
Все биографы Бабефа признают исключительную важность аррасского периода в идейной биографии «Трибуна народа». Нет сомнения в том, что именно во время пребывания Бабефа в тюрьме Боде в 1795 г. его теоретическая мысль работала особенно напряженно, его коммунистические идеи, обогащенные всем опытом французской революции и, особенно, якобинской диктатуры, приобрели наибольшую зрелость и ясность. 18 июля 1794 г. Бабеф вышел из тюрьмы в Лане (центр департамента Эны), где он находился в связи с пересмотром приговора амьенского трибунала по пресловутому делу о «подлоге». В термидоре — до сих пор неизвестно, когда, до или после казни Робеспьера, — он очутился вновь в Париже. В сентябре он выпускает первый номер своей газеты. Уже в октябре появляется распоряжение о его задержании, скоро, правда, отмененное. Но в январе 1795 г. очередной номер своей газеты Бабеф редактирует, по примеру Марата, «из глубины подземелья», т.е. будучи на нелегальном положении. 10 плювиоза III г. (29 января 1795 г.), — после его возвращения в столицу прошло всего лишь полгода, — против Бабефа выступает с яростными нападками в термидорианском Конвенте сам Тальен. Через две недели (24 плювиоза — 12 февраля) Бабеф был уже арестован, а 15 марта 1795 г. препровожден в Аррасскую тюрьму.
В течение этих шести-семи месяцев в жизни Бабефа произошел давно созревший «скачок», — он оказался на политической авансцене Франции. Он имел свою газету, к которой очень внимательно прислушивались не только в столице, но и во всей стране. Не случайно Бабеф с двадцатого номера переименовал свой орган из «Газеты свободы печати», в «Трибуна народа». Весной 1793 г. он называл так Шометта, — зимой 1794 г. он впервые называет так самого себя. На этот раз Бабеф выступал уже не как «Марат Пикардии», а как трибун всей плебейской Франции.
В нашу задачу не входит подробный теоретический анализ «Манифеста плебеев», в частности, тех его положений, которые носят особо «грубо-уравнительный характер». Мы ограничиваемся здесь только историей его написания, которая представляется нам очень существенной. До последнего времени в литературе, посвященной истории бабувизма и его идеологии, существуют значительные разногласия. Совсем недавно один из новейших исследователей этого вопроса Клод Мазорик выступил с защитой той точки зрения, что идейное развитие Бабефа шло далеко не «прямолинейно», а шло сложными зигзагами, то приближаясь, то сравнительно далеко удаляясь от коммунистических принципов (защита «аграрного закона»).
Как мы видим, это развитие шло по «восходящей линии». В бурные 1789—1794 гг. коммунистические идеи Бабефа неизмеримо обогащались и прояснялись прежде всего для него самого. …«книжное» влияние было, вероятно, второстепенным. И генезис коммунистического мировоззрения Бабефа, и его развитие определялись прежде всего опытом. Но как бы ни развивались эти социальные идеи Бабефа, как бы много поправок, дополнений и изменений ни вносил в них исторический опыт, его идейное развитие действительно носило «прямолинейный» характер.

Виктор Моисеевич Далин
К ИСТОРИИ «МАНИФЕСТА ПЛЕБЕЕВ»
Бабеф в Аррасской тюрьме

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Сборник статей памяти академика Вячеслава Петровича Волгина


- - -
Директория не хотела, чтобы процесс «флореалистов» проходил в Париже, опасаясь народных выступлений. Она смогла воспользоваться тем обстоятельством, что по конституции 1795 г. члены законодательного корпуса в случае задержания подлежали особому Верховному суду. Так как среди арестованных был член Совета пятисот Друэ, было принято решение передать дело всех арестованных этому суду и перенести его заседания в небольшой городок Вандом (департамент Луар-и-Шер). Даже тогда, когда 30 термидора (17 июля 1796 г.) Друэ при содействии Барраса удалось бежать и предлог для передачи дела в Верховный суд отпал, Директория настояла на своем. Все лица, арестованные в флореале, 9—10 фрюктидора IV года (27—28 августа 1796 г.) были в железных клетках направлены в Вандом, превращенный почти в военный лагерь.
Всего к суду в Вандоме были привлечены 65 человек. 18 из них удалось скрыться, в том числе Друэ, Ф.Лепелетье, Роберу Ленде, Россиньолю, Парену, тайным агентам «заговора» — Менесье, Клоду Фике, Буэну, Бодсону и др. На скамье подсудимых оказалось 47 человек. Но, по сообщению Буонарроти, 23 из них не имели никакого отношения к движению. Между тем им было предъявлено обвинение в принадлежности к «заговору», имевшему целью вооруженное восстание, ниспровержение Директории и восстановление конституции 1793 г., что по закону Майля от 27 жерминаля каралось смертной казнью.
Бабеф с первого же дня своего ареста признал существование нелегальной организации, «заговора». Он рассчитывал, что в судебном процессе — пусть он и завершится вынесением рокового приговора — обвиняемые, и он первый среди них, высоко поднимут свое знамя и объяснят всей Франции цель создания «общества совершенного равенства», во имя которого они бросили свой вызов Директории.
Однако большинство обвиняемых не разделяли мнения Бабефа. Те из них — а они составляли половину, — кто не принимал никакого участия в тайной организации, естественно, отвергали это обвинение. Но и большинство участников «заговора» придерживались той же тактики.
Не желая подвергать опасности смертного приговора своих единомышленников, Бабеф вынужден был изменить свою линию поведения. Но это ставило его в очень затруднительное положение. Представители обвинения легко могли упрекнуть его в противоречиях: его отрицанию существования заговора они могли противопоставить его же собственные заявления, сделанные после ареста. Против него говорили десятки документов, захваченных при аресте, его рукой написанные инструкции тайным агентам и т. д. Его заявлениям, что не было «тайной директории», а существовало только «филантропическое общество», что были не тайные агенты, а только распространители и корреспонденты «Трибуна народа», легко было противопоставить неопровержимые документы.
Вот почему составление обширной защитительной речи доставляло, вероятно, Бабефу немало трудностей. Ее содержание должно было противоречить его собственным глубоким убеждениям и намерениям. В ней явственно сказалась вся затруднительность положения, в котором очутился Бабеф вследствие тактики, принятой большинством бабувистов.
Процесс начался только 2 вантоза V года (20 февраля 1797 г.), почти через полгода после того, как обвиняемых привезли в Вандом. Он продолжался больше трех месяцев и шел с огромным напряжением. Это был поистине процесс «последних Гракхов» революции.
Вандом не забыл мучеников свободы. В 1945 г., вскоре после освобождения Франции, в присутствии Жака Дюкло, на том месте в здании аббатства, служившего тюрьмой, где была дверь, через которую, как предполагается, Бабефа и Дарте вывели на казнь, была установлена мемориальная доска с надписью:
«ФРАНЦУЗЫ!
8 ПРЕРИАЛЯ V ГОДА — 27 МАЯ 1797 Г. —
ГРАКХ БАБЕФ И ОГЮСТЕН ДАРТЕ —
МУЧЕНИКИ СВОБОДЫ — ВЫШЛИ ОТСЮДА,
ЧТОБЫ ОТПРАВИТЬСЯ НА ЭШАФОТ
КАК ЖЕРТВЫ СВОЕГО ИДЕАЛА».

Виктор Моисеевич Далин
ВАНДОМСКИЙ ПРОЦЕСС
Французский ежегодник 1978


- - -
Биографии важнейших участников бабувистского движения изучены еще совершенно недостаточно. Только за последние годы биография Филиппа Буонарроти стала предметом серьезного и тщательного изучения, но о других руководителях бабувистской организации, об их роли на первых этапах революции, их поведении после Вандомского процесса, в последние годы директории, до и после 18 брюмера — мы почти ничего не знаем. Лучшим доказательством этого служит тот факт, что об одной из центральных фигур в движении, единственном «агенте связи», связывавшим «повстанческую директорию», военный комитет и 12 районных агентов, Дидье-Журдейле, «главной пружине всей организации, как совершенно правильно характеризует его автор новейшей, ценной монографии о Буонарроти, Арман Саитта, нет еще ни одной биографической заметки.
Буонарроти в своем письме к Бронтерру О'Брайену, впервые назвав фамилию Дидье (в первом издании его книги в 1828 г. она была зашифрованна — Эндиди), ограничился глухим указанием — «слесарь». Это было естественно, так как Дидье в то время еще жил и упоминание о нем могло ему повредить. Но почти через сто лет Морис Домманже, один из лучших знатоков движения Бабефа, ограничился короткой и не совсем точной справкой: «Дидье, бывший красильщик в Шуази-ле-Руа, затем присяжный революционного трибунала, потом слесарь в Париже». Альберт Матьез, в своей «Директории», говорит об агенте связи Дидье: «простой слесарь, бывший телохранитель Робеспьера, закадычный друг семьи Дюпле». Ж.Вальтер, новейший биограф Бабефа, повторяет то же утверждение: «был только один агент связи, Дидье, простой рабочий — слесарь». Жорж Лефевр, мимо внимания которого не прошла нелегальная деятельность Дидье во время империи, характеризует его как якобинца.
Среди двенадцати районных агентов Бабефа были люди, обладавшие значительным опытом революционной деятельности… В военном комитете были такие видные и популярные люди, как Жан Россиньоль, рабочий-ювелир, вышедший из Сен-Антуанского предместья и ставший генералом, Фион, бывший льежский бургомистр, Массар — оба генералы. Кажется странным, что при таком обилии людей, хорошо известных революционному Парижу, единственным «агентом связи» между ними был поставлен мало известный Дидье. Однако такое впечатление создается только потому, что до сих пор очень красочная и яркая биография Дидье совершенно не изучалась, что не собраны воедино даже сведения о нем, разбросанные в различных опубликованных печатных источниках и монографиях, что не устранено до сих пор недоразумение, связанное с двойной фамилией Дидье, бывшее выгодным для него по конспиративным соображениям, но введшее в заблуждение даже наполеоновскую полицию.
Социальные идеи этих руководителей Парижской Коммуны в 1792—1794 гг. были неясны еще им самим. «Чего они хотели, — писал Энгельс, — никто не мог сказать до тех пор, пока, спустя долгое время после падения Коммуны, Бабеф не придал этому определенную форму». Вот почему совершенно естественно, что костяк бабувистской организации в Париже в 1795—1796 гг. составили именно уцелевшие после 9 термидора, жерминаля и прериаля деятели Коммуны. Как раз Дидье-Журдейль, «гражданский курьер» секции Французского театра 11 августа 1792 г., член «наблюдательного комитета» и администратор полиции Парижской Коммуны в сентябрьские дни, «крепкий» заседатель революционного трибунала, оправдавший Марата и судивший Дантона, помощник Бушотта, делегат Якобинского клуба в Коммуне в трагическую ночь 9—10 термидора, является живым воплощением этой, вскрытой Энгельсом, преемственности между Коммуной 1792—1794 гг. и движением Бабефа.
Можно было предполагать, что после термидорианской реакции, после провокации в Гренельском лагере и Вандомского процесса, после закрытия Манежа после 18 брюмера, казней и проскрипции IX г., после «списка 130-ти», лично составленного Наполеоном, «македонская фаланга» этих плебейских революционеров была окончательно уничтожена. Однако биография Дидье особенно интересна тем, что еще и в 1807 г. в Париже, под самым носом наполеоновской полиции, он делает попытку возродить бабувистскую организацию.
То, что не удалось Дидье, удалось на периферии огромной наполеоновской империи Феликсу Лепелетье, сумевшему в ссылке на о.Ре увлечь коменданта крепости полковника Уде и дать толчок к созданию организации «филадельфов», удалось в Женеве Филиппу Буонарроти. Пусть в условиях наполеоновской империи коммунистические идеи отошли на задний план, по сравнению с чисто политическими, — в изменившихся условиях Франции 30-годов XIX в. они снова заняли свое место. Важно то, что «македонская фаланга» сумела перенести идеи Бабефа в XIX столетие. За простой и величественной фигурой Ф.Буонарроти стоят пока безымянные, но имеющие право на историческую память его сотоварищи, такие, как «слесарь Жан-Баптист Дидье-Журдейль».

Виктор Моисеевич Далин
«АГЕНТ СВЯЗИ» БАБЕФА — ДИДЬЕ-ЖУРДЕЙЛЬ
Из ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
и МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ
Сборник статей в память
академика Евгения Викторовича Тарле


- - -

Альбер Собуль
ОТ ТЕРРОРА К КОНСУЛЬСТВУ:
НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА И СОЦИАЛЬНЫЕ РЕАЛЬНОСТИ

перевод Н.И.Непомнящей
Французский ежегодник 1971


- - -
5 апреля 1795 г. французский посол в Швейцарии Ф.Бартелеми и прусский представитель на переговорах К.-А.Гарденберг от имени своих правительств подписали Базельский мирный договор. Несмотря на прекрасное положение с источниками и большое количество публикаций, этот договор, представлявший собой выдающийся внешнеполитический успех термидорианской Франции, принадлежит к числу спорных событий Великой французской революции. При этом создается впечатление, что если современники оценили его в первую очередь как выход Пруссии из первой контрреволюционной коалиции, то впоследствии это всегда понималось по-другому. Исправить эту ошибку, предложить новую, позитивную оценку Базельского мира — первая задача данной статьи. Вторая задача заключается в анализе вневременного феномена — формирования межгосударственных отношений во время революций и важных международных последствий этого процесса.

Курт Хольцапфель
К ПРЕДЫСТОРИИ БАЗЕЛЬСКОГО МИРА 1795 ГОДА
Борьба между реакцией и прогрессом
и формирование межгосударственных отношений

перевод Е.В.Котовой
Французский ежегодник 1986


- - -

Варужан Арамаздович Погосян
ДИРЕКТОРИЯ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
Французский ежегодник 1983


- - -

Наполеон Бонапарт
УЖИН в БОКЕРЕ
Перевод и комментарий Елены Ивановны Лебедевой

Французский ежегодник 1986


- - -
…Во дворе Люксембургского дворца генерала ожидала вся официальная Франция. Здесь были все пять членов Директории, в шитых золотом красных мантиях и шляпах, украшенных пышным плюмажем, министры, высшие должностные лица республики, члены Совета старейшин и Совета пятисот, генералы, высшие офицеры.
Под звуки «Гимна свободе», исполняемого хором консерватории, Бонапарт, сопутствуемый генералами Бертье и Жубером, несшими знамена, прошел через расступившиеся ряды к «алтарю отечества», где его стоя ожидали члены правительства.
Все были поражены, как отмечала печать, необычайной худобой генерала. Эта худощавость, крайняя бледность матовой кожи лица, длинные черные волосы, падавшие на плечи, — все придавало двадцативосьмилетнему генералу вид совсем еще молодого человека, почти юноши. Только твердо сжатый рот и неменяющееся, непроницаемое выражение лица выдавали его возраст.
К генералу обратился по поручению Директории с приветственной речью, изысканной и льстивой, Талейран. Бонапарт отвечал коротко и сдержанно, его плохо понимали: резкий, но негромкий голос и нефранцузский выговор, к которому еще не привыкли, делали почти невозможным восприятие речи. Доходили отдельные слова: он воздавал похвалу революции. Директории, солдатам. Лишь позже из газет узнали, что он говорил также и о свободе Европы — и даже! — о лучших органических законах.
Бонапарту ответил Баррас. Он произнес пышную цветистую речь, полную неумеренных похвал выдающемуся полководцу Республики. Эта речь показала, что, при всех своих пороках, бессменный член Директории был, как всегда, весьма не глуп. Как и все ораторы того времени — это было в моде — Баррас обратился к опыту истории. Он вспомнил, естественно, о Цезаре, но не для сравнения, а в противопоставление. Он приветствовал Бонапарта, как героя, отомстившего от имени Франции восемнадцать столетий спустя за содеянное Цезарем. «Он принес на нашу землю рабство и разрушения; вы принесли его античной родине свободу и жизнь». В этих немногих словах было не столько лести, сколько предостережений; Баррас считал своевременным преподать победоносному генералу урок в назидание. Бонапарт слушал директора с бесстрастным лицом.
Баррас закончил свою речь братским объятием. Затем с генералом расцеловались остальные четыре члена Директории. Все присутствующие бурно и долго рукоплескали.
Эта сцена торжественной встречи правительства Республики с прославленным полководцем, а ныне и миротворцем, — со словами взаимной признательности, братскими объятиями и всеобщими аплодисментами — могла создать у наблюдающих впечатление полного единодушия, единства, гармонии. Но…

Альберт Захарович Манфред
ЕГИПЕТСКИЙ ПОХОД БОНАПАРТА
Французский ежегодник 1969


- - -
Как относился Бальзак к Наполеону? Насколько полно и правдиво запечатлена в творчестве главы европейского реализма личность его знаменитейшего современника, в которой отразились противоречия эпохи и мимо которой не мог пройти в те годы ни один большой художник,— личность, и до наших дней вызывающая яростные споры? Нам представляется, что Бальзак как историк Наполеона недостаточно оценен.
Широко распространено мнение о культе Наполеона у Бальзака. Стереотипное в прошлом веке, оно и сейчас повторяется в специальных трудах.
Безусловно, Бальзак, всегда считавший духовную энергию главным чудом жизни и ее высшей поэзией, восхищался Наполеоном как «человеком феноменальной воли». Отношение его к императору французов сложно и далеко не однозначно. Он освещает множество разных сторон личности и деятельности Наполеона, различные последствия этой деятельности, общественно-исторические зависимости императора и вызванные ими внутренние противоречия. Созданный в «Человеческой комедии» образ Наполеона заслуживает внимательного изучения не только с точки зрения его познавательной ценности, но и как пример, на котором полно и ярко вырисовывается художественный метод реалиста Бальзака вообще.

Раиса Азарьевна Резник
НАПОЛЕОН в «ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КОМЕДИИ» ОНОРЕ де БАЛЬЗАКА
Французский ежегодник 1985


- - -

Константин Симонов
НАПОЛЕОН
несколько мыслей на тему, предложенную редакцией «Фигаро Литтерер»
Французский ежегодник 1969
М.: Наука. 1971. С.209-211


В связи с этой заметкой я перебирал в памяти, приходилось ли мне когда-нибудь — в школе или в университете, или позже, в армии, или еще позже, в сорок или пятьдесят лет, — обсуждать со своими товарищами и соотечественниками личность Наполеона или его место в истории? Приходилось ли нам спорить о нем?
Еще раз размышляя над этим противоречием, я подумал сегодня, что, быть может, вообще не следует ставить эпитета «великий» перед словом «человек». Или, во всяком случае, ставить этот эпитет перед словом «человек» крайне редко и осторожно, лишь тогда, когда ты убежден, что величие масштаба деятельности этого человека сочетается с величием его нравственных достоинств. Может быть, чтобы не впадать в противоречие с нравственными критериями, нам стоит почаще говорить: великий писатель, великий ученый, великий артист, великий полководец, великий государственный деятель, и пореже говорить: великий человек.
- - -
Историки, стремясь понять, стараются найти какую-то руководящую нить в сложном нагромождении фактов. С точки зрения Альбера Сореля, его последователя Альбсра Вандаля и официальной наполеоновской историографии, революция вела неизбежно к диктатуре, а стремление обрести естественные границы обрекало Францию на вечную войну. Что авторитарное правительство было необходимо для спасения революции, возражает Жорж Лефевр, с этим мы охотно согласимся, но военная диктатура сама по себе вовсе не требовала ни восстановления наследственной монархии, ни восстановления дворянской аристократии. Так спорят между собой историки...
История Наполеона, так же как и история Французской революции, никогда не будет завершена и никогда не будет написана полностью. От поколения к поколению она никогда не перестанет возбуждать в людях работу мысли и энтузиазм.
С того дня, когда он стал повелителем Франции, Наполеон занял центральное место в истории — и все, казалось, стушевывалось перед ним. Но если воздействие, оказанное им на Францию и на Европу, было значительным, то лишь постольку, поскольку оно шло в фарватере развития истории, начиная с 1789 г. Когда увлеченный своим воображением и своим гением («Я живу всегда на десять лет вперед»), император оторвался от хода истории и, теряя контакт с действительностью, захотел превзойти ее, он потерпел неудачу, а затем крушение. Извергнутый из истории, Наполеон, благодаря гениальному видению своей судьбы и упрямой воле, смог продиктовать сочинения, написанные на Святой Елене, заложить таким образом основы наполеоновской легенды и тем самым вновь занять место в центре развития истории. Сочиняя свою собственную историю, он стирает все, что могло омрачить славу героя. Здесь то, что он сделал, не так важно, как то, что он хотел сделать. Легенда начинается с истолкования фактов самим Наполеоном. Так он становится защитником принципов 1789 г., сторонником либеральных идей; он стал диктатором лишь по необходимости; он хотел мира, но постоянно возрождавшаяся европейская коалиция непрерывно вынуждала его вести войну... Эти легендарные (в том смысле, что они часто не соответствуют действительности) толкования действительности ведут свое происхождение от мемуаров Наполеона, написанных под его диктовку на острове Святой Елены, и его разговоров, подлинных устных мемуаров, благоговейно записанных его поклонниками.
В сочинениях, написанных на Святой Елене, не следует искать искренности. Элементы изложения расположены там в строгой зависимости от заранее поставленной цели, и это — цель политическая; одни явления исчезают, другие, наоборот, подчеркнуты. По словам королевы Гортензии, Наполеон «арранжировал свою жизнь, свою защиту и свою славу с изощренным кокетством хорошего драматурга, заботливо готовящего свой пятый акт и следящего за приготовлениями финального апофеоза». Не то, чтобы император сознательно искажал факты, чтоб в таком виде навязать их общественному мнению. Легенда не представляет собой сочетания фальсифицированных фактов, это — сочетание принципов и намерений, приписываемых Наполеону; и они оказались удивительно эффективными в развитии истории до 10 декабря 1848 г. и позднее.

Альбер Собуль
ГЕРОЙ, ЛЕГЕНДА и ИСТОРИЯ
перевод Е.В.Рубинина
Французский ежегодник 1969


@темы: социальная история, событие, революции, полезные ссылки, персона, оригинальные произведения 18 в., новые публикации, источники/документы, история идей, история дипломатии, историография, имена, события, календарь, дискуссии, Франция, Термидор, Италия, Европа, Гракх Бабеф, Великая французская революция, Бонапарт, 19 век, 18 век

08:05 

Авроре навстречу - 7 ноября

Березовый сок
Вопреки видимости, именно зима — пора надежды (Ж.Сесборн)
Сегодня – красный день календаря, 94-я годовщина Великой Октябрьской Социалистической революции.
К этому дню в нашей библиотеке статьи о разных эпизодах революционного движения в России, с историческими аналогиями, параллелями, сравнениями и противопоставлениями.

С праздником, граждане!


«Иртыш, превращающийся в Иппокрену»

Михаил Антонович Алпатов
СИБИРСКИЙ ЖУРНАЛ — СОВРЕМЕННИК
ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ конца XVIII века

Французский ежегодник 1961


- - -
От Александра Николаевича Радищева до декабристов

Евгений Михайлович Кожокин
РОССИЯНЕ и ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
размышления об известном

Французский ежегодник 1987


- - -
Обращение к вопросу о начале социалистической мысли в России представляется на первый взгляд совершенно неоправданным. Конечно, у разных авторов можно обнаружить различную его трактовку, но все же вряд ли кто возьмется оспаривать наличие основной тенденции, определяющей характер освещения данного вопроса в русской историографии. Начало истории социалистической мысли в России давняя научная традиция, развивавшаяся авторами как народнического, так и буржуазно-либерального направлений, относит к 30-м годам XIX в. и связывает с деятельностью университетского кружка Герцена. Первый русский социалистический кружок — так называл его Н.С.Русанов. «Бесспорный родоначальник» социализма в России — писал о Герцене 30-х годов П.Н.Сакулин. И хотя специальному исследованию проблема возникновения русской социалистической мысли в марксистской науке не подвергалась, большинство советских ученых — историков, философов и литературоведов — следуют этой традиции. «...Первыми проповедниками идей социализма у нас надо считать Герцена, Огарева и их ближайших товарищей», — таково авторитетное мнение В.П.Волгина.
Но является ли простое признание того факта, что Герцен и Огарев первыми «привили» социализм русской мысли, решением вопроса? Удалась ли «прививка»? Действительно ли с деятельности кружка Герцена началась в России социалистическая мысль? И если да, где причины укоренения в русской мысли того времени зерен социализма? Иначе говоря, указание на Герцена и Огарева как на первых русских социалистов еще вовсе не означает научного ответа на не такой уж простой вопрос: почему в России 30-х годов — стране, весьма отсталой в социально-экономическом отношении, — появляются приверженцы и пропагандисты самой передовой общественной теории, совершенно не отвечавшей непосредственным задачам национального развития?
И вот ведь что показательно: в дворянско-буржуазной историографии фразы о Герцене как первом стороннике социализма в России, первом русском сенсимонисте вполне уживаются с суждениями, по существу их отрицающими: ничего социалистического в «социализме» Герцена 30-х годов не было, обращение немногих русских юношей к сенсимонизму в 30-е годы XIX в. не было продиктовано какими-либо социальными потребностями, объективными условиями. Указывая на «отвлеченный и даже книжный характер» социалистической мысли в России 30—40-х годов, многие дореволюционные авторы рассматривали ее обычно лишь как невинное, благородное «увлечение», «пустое мечтание» маленькой группки русских интеллигентов-романтиков, лишь как продукт «чувства» — барского сострадания и симпатии к народу, принимавшего — в трактовке некоторых истолкователей «вечного в русской философии» — даже форму религиозных исканий.
Мы не ставили задачу осветить в данной статье все стороны проблемы возникновения социалистической мысли в России. За пределами нашего рассмотрения остались следующие важные аспекты темы: отношение Герцена к религиозным элементам системы сенсимонизма, истолкование в его творчестве 30-х годов идей реабилитации плоти и освобождения женщины, характер влияния на русскую мысль 30-х годов экономического учения, эстетической платформы и других составных частей сенсимонистской доктрины. Осталась невыясненной и степень воздействия идей утопического социализма на других участников
Сознательно или по недостатку фактических материалов оставляя в стороне эти и некоторые другие аспекты проблемы мы стремились подчеркнуть главным образом следующие две взаимосвязанные мысли:
Обращение русской освободительной мысли к социализму явилось началом преодоления того глубокого кризиса, в котором она находилась после поражения восстания декабристов и июльской революции 1830 года.
Начиная с 30-х годов, важнейшим элементом теоретической основы для поисков нового политического учения становится, благодаря сенсимонизму, идея общественной закономерности.

Александр Иванович Володин
О НАЧАЛЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В РОССИИ
ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Памяти академика В.П.Волгина (М.: Наука. 1964)


- - -
Имя Николая Платоновича Огарева неотделимо от истории русского революционного движения. Его по праву можно назвать одним из организаторов первого в России революционно-демократического натиска периода революционной ситуации 1859—1861 гг. Но к революционному демократизму Огарев шел сложным путем идейных исканий, начав свой путь дворянским революционером. Решающее значение имела для него при этом разработка двух вопросов, тесно связанных между собой: вопроса о роли народных масс в истории и вопроса о принципиально новом общественном устройстве, т.е. социализме.
Социалистические воззрения Огарева, будучи одной из разновидностей утопического социализма, были порождены в конечном счете задачами антикрепостнической борьбы, развертывавшейся в отсталой крестьянской стране в то время, когда буржуазный строй уже утвердился в большинстве передовых стран мира и отнюдь не мог являться знаменем борьбы трудящихся масс.

Елена Львовна Рудницкая
СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ИДЕАЛЫ Н.П.ОГАРЕВА
ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Памяти академика В.П.Волгина (М.: Наука. 1964)


- - -
Социалистическая интеллигенция возникает «начиная с кружка петрашевцев», т.е. с 40-х годов XIX в. К этому же времени он относил начало полувекового периода исканий правильной революционной теории, в результате которых Россия «поистине выстрадала» марксизм.
Революционный марксизм, выступивший в Западной Европе перед 1848 г., поставил ближайшей целью — «формирование пролетариата в класс, ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти». Для России, страны крепостного права и деспотической монархии, ближайшей исторической задачей был переход к буржуазному строю. Теория научного социализма, которая была «выражением действительных отношений происходящей классовой борьбы», выражением исторического движения рабочего класса в капиталистических странах, в России долго оставалась недоступной самым передовым умам. Здесь движение рабочего класса было еще делом будущего. Но одновременно с рождением на Западе научного социализма среди русской передовой интеллигенции получили широкое распространение учения критически-утопического социализма. В России они выражали другое историческое движение — подъем классовой борьбы крепостного крестьянства, сопровождавший кризис феодально-крепостнического строя.
Передовые мыслители 40-х годов не могли, в силу условий русской жизни, совершить переворот в общественной науке, поставив ее на материалистическую основу, хотя они пытались идти в этом направлении. Ответы на поставленные ими вопросы мог дать только исторический материализм.

Вера Романовна Лейкина-Свирская
УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ ПЕТРАШЕВЦЕВ
ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Памяти академика В.П.Волгина (М.: Наука. 1964)


- - -

Галина Ивановна Заварова
ВОСПРИЯТИЕ в РОССИИ КНИГИ ЛУИ БЛАНА
«ИСТОРИЯ ДЕСЯТИ ЛЕТ»

Французский ежегодник 1981


- - -

Владимир Ефимович Невлер
Н.А.ДОБРОЛЮБОВ и БОРЬБА ЗА ВОССОЕДИНЕНИЕ ИТАЛИИ
ИЗ ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ
Сборник статей в память академика Е.В.Тарле
М.: издательство Академии Наук СССР. 1957


- - -

Николай Сергеевич Травушкин
«ЖАКЕРИЯ» МЕРИМЕ
и РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ в РОССИИ
(90-е годы XIX в.)

Французский ежегодник 1981


- - -

Алла Сергеевна Намазова
РУССКИЙ ПУБЛИЦИСТ М. А. ЗАГУЛЯЕВ
о ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Французский ежегодник 1985
- - -

Борис Самуилович Итенберг
РОССИЯ НА РУБЕЖЕ 70—80-х годов XIX в.
и ОПЫТ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Французский ежегодник 1976


- - -
Рассматривая те формы, в которых опыт французской революции конца XVIII в. учитывался рабочим классом России, его партией, ее создателем и вождем В.И.Лениным накануне и в ходе первой русской революции, мы сосредоточим внимание лишь на следующих наиболее важных аспектах этой проблемы: использование В.И.Лениным и большевиками уроков борьбы Горы против Жиронды в их борьбе против оппортунистов накануне и в начале революции 1905 г., а также значение опыта якобинской диктатуры в открытии В.И.Лениным типа революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, в пропаганде идеи этой диктатуры в ожесточенных схватках с буржуазными либералами и меньшевиками, в разработке и обосновании В.И.Лениным тактических принципов партии большевиков в годы первой русской революции.

Вадим Сергеевич Алексеев-Попов
ЗНАЧЕНИЕ ОПЫТА ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
для РУССКОГО РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ
НАКАНУНЕ и в ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ 1905—1907 гг.

Французский ежегодник 1970


- - -
«Задача реакции — вытравить эти традиции, представить революцию, как «стихию безумия»... заставить население забыть те формы борьбы, формы организации, те идеи, те лозунги, которые в таком богатстве и разнообразии рождала революционная эпоха. Как тупые хвалители английского мещанства, Веббы, стараются представить чартизм, революционную эпоху английского рабочего движения, простым ребячеством, «грехом молодости», наивничанием, не заслуживающим серьезного внимания, случайным и ненормальным уклонением, так и немецкие буржуазные историки третируют 1848 год в Германии… Таково же отношение реакции к Великой французской революции, которая доказывает до сих пор жизненность и силу своего влияния на человечество тем, что до сих пор возбуждает самую яростную ненависть. <…>
…одно дело — хранение традиций революции, уменье использовать их для постоянной пропаганды и агитации, для ознакомления масс с условиями непосредственной и наступательной борьбы против старого общества, другое дело — повторение одного из лозунгов, вырванного из совокупности породивших его и обеспечивших ему успех условий, и применение его к условиям, существенно отличным».

В.И.Ленин vs Плеханов vs Мартынов

Борис Георгиевич Вебер
В. И. ЛЕНИН и ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ЯКОБИНЦЕВ
Французский ежегодник 1970


- - -
Ранее опубликовано по теме:

Эрнест Лабрусс
КАК ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
БЛЕСТЯЩЕ ОБЪЯСНЯЕТ И ОПРАВДЫВАЕТ
ГЕРОИЧЕСКУЮ ИСТОРИЮ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ



А последняя статья – теоретическая, так сказать…

Андрей Ильич Фурсов
РЕВОЛЮЦИЯ КАК ИММАНЕНТНАЯ ФОРМА
РАЗВИТИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО СУБЪЕКТА

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ФОРМАЦИОННЫХ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ИСТОКАХ
ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Французский ежегодник 1987




Статьи готовили граждане Maria-S, Heritier, Без диплома.

@темы: 18 век, 1830-е, 1848, 1871, 19 век, 20 век, Великая французская революция, Европа, Италия, Комитет общественного спасения, М.Робеспьер, Россия, Россия и Франция, Советский Союз, Франция, дискуссии, имена, события, календарь, историки, историография, история идей, история науки, капитал, либерализм, массы-классы-партии, народники, национально-освободительные движения, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, событие, социальная история, товарищам, утопия, философия, якобинцы

19:37 

2011 год - Международный год химии...

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
Выбор ООН достаточно произвольный. Но на наше место обитания кампания, впрочем, не распространяется, поскольку естественные науки с позором изгнаны из школьных программ и доживают, видимо, последние дни в вузах... со всеми вытекающими последствиями.
А мы - мы сделаем очередной жест, добавляя в библиотеку статью, посвященную "виновнице".


Ольга Андреевна Старосельская-Никитина и Е. А. Старосельская
ОБЩЕСТВЕННЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ МАРИИ СКЛОДОВСКОЙ-КЮРИ
И ЕЕ ВКЛАД В МИРОВУЮ И НАЦИОНАЛЬНУЮ КУЛЬТУРУ ФРАНЦИИ И ПОЛЬШИ

Французский ежегодник 1961


Текст книги Евы Кюри, мной с детства очень любимый и запомнившийся почти наизусть.

А здесь - любимая фотография участников 5-го Сольвеевского конгресса физиков (картинка большая, следите за трафиком).

@темы: 19 век, 20 век, АРТеФАКТическое/иллюстрации, Европа, Польша, Революция-женского рода, Россия, Франция, имена, события, календарь, история идей, история науки, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, товарищам

17:03 

еще о французской историографии

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
19:19 

либерализм: частное, общее, прошлое, настоящее (будущего нет ;) )

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
Тут у одного гражданина день рождения, оказалось. Об этом мне напомнили буквально только что, вы не подумайте, что я ему лично такие роскошные подарки делаю )))

В общем, сегодня у нас две статьи и коллективная монография на тему французских либералов и французского либерализма (скан/pdf).

Александр Петрович Бондарев
род. 21.03.1947, краткая справка
Политические взгляды Бенжамена Констана
Французский ежегодник 1977

Поль Кордэ
Двести лет со дня рождения Бенжамена Констана
перевод В. Халиф
Французский ежегодник 1968


ФРАНЦУЗСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
Ответственный редактор Владислав Павлович СМИРНОВ
М.: ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. 2001. 224 с.


Введение
Глава 1. Основные этапы истории французского либерализма. Смирнов Владислав Павлович
Глава 2. Становление французского либерализма: фельяны. Тырсенко Андрей Владимирович
Глава 3. Либеральные ценности и опыт революции. Бовыкин Дмитрий Юрьевич
Глава 4. Либеральная мысль в период Реставрации. Федосова Елена Ивановна
Глава 5. Либералы у власти. Федосова Елена Ивановна
Глава 6. Либерализм и демократия. У истоков Третьей республики. Обичкина Евгения Олеговна
Глава 7. Французские либералы в первой половине XX века. Наумова Наталья Николаевна
Глава 8. Эксперимент Пинэ (1952 г.). Наумова Наталья Николаевна, Малороссиянова Ольга Александровна
Глава 9. Валери Жискар д'Эстен и проект "передового либерального общества". Моисеев Георгий Чеславович

аннотация издательства
В этой книге, написанной сотрудниками кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ, исследуется французская модель либерализма — одного из самых влиятельных идейно-политических течений XIX и XX веков. Рассматриваются деятельность ряда основоположников французского либерализма и те события, которые стали вехами его исторического развития. Особое внимание уделено становлению идей и ценностей либерализма в экономике и политике. Показано, как эволюционировали и как воспринимались либеральные ценности на протяжении двух веков истории Франции — от революции конца XVIII века до наших дней; какую роль играли либералы в многочисленных французских революциях; как они вели себя в оппозиции и у власти. Авторы стремятся выяснить, в чем состоят особенности французского либерализма, отличающие его от либерализма в Англии, США и других странах. Читатель найдет здесь исторические портреты виднейших деятелей французского либерализма: Жермены де Сталь, Бенжамена Констана, Франсуа Гизо, Адольфа Тьера, Антуана Пинэ, Валери Жискар д'Эстена и многих других.</


p.s. Кто помнит, раньше мы выкладывали книгу. Так вот, по ссылке она теперь "живет" целиком, без разбивки на главы: ЛИБЕРАЛИЗМ ЗАПАДА XVII-XX века
(М.: 1995. 228 с.)

@темы: 18 век, 19 век, 20 век, Великая французская революция, Европа, Просвещение, Россия и Франция, Франция, историки, историография, история идей, либерализм, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, реставрация, свобода-право-власть, социальная история, товарищам, утопия, философия

06:30 

историки наши и не наши: от частного к общему

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/

Альбер Собуль
КЛАССИЧЕСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. О НЫНЕШНИХ СПОРАХ
перевод А. О. Зелениной
Французский ежегодник 1976


Альберт Захарович Манфред
О НЕКОТОРЫХ СПОРНЫХ И НЕРЕШЕННЫХ ВОПРОСАХ
ИСТОРИОГРАФИИ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Французский ежегодник 1976



upd 18/10/11
Мы решили не делать отдельный пост, а дополнить эту запись двумя новыми ссылками, обещанными гражданином Очевидцем:


Жак-Леон Годшо
СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ИЗУЧЕНИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И США

Французский ежегодник 1970

Ефим Борисович Черняк
1794 год: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Французский ежегодник 1987


И кто тут наши и кто не наши?.. ;-)
запись создана: 07.10.2011 в 06:30

@темы: якобинцы, товарищам, социальная история, революции, полезные ссылки, они и мы, новые публикации, история идей, историография, историки, дискуссии, Франция, Советский Союз, Россия и Франция, Европа, Великая французская революция, 20 век, 19 век, 18 век

21:51 

библиография по истории Франции /по Французскому ежегоднику за 30 лет/

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"

ЛИТЕРАТУРА ПО ИСТОРИИ ФРАНЦИИ,
ИЗДАННАЯ В СССР С 1957 ПО 1987 ГГ.
ПО ДАННЫМ ФРАНЦУЗСКИХ ЕЖЕГОДНИКОВ 1958-1987
исследования, научно-популярная литература, переводные труды, диссертации, учебные и учебно-методические материалы, и т.д.

в том числе
Советские исследования проблематики народного фронта во Франции за последнее десятилетие (ФЕ 1967, составитель А.Перминова)
Литература к 100-летию Парижской коммуны (ФЕ 1971)
Указатель статей и материалов, помещенных во Французском ежегоднике в 1958-1972 гг. (ФЕ 1974)


Скан/pdf, скачать


Напомним, что некоторая часть работ из этого длинного-предлинного списка есть в сети (в нашей библиотеке, на других сайтах).
Предупреждение 1. Год от года структура раздела библиографии ФЕ менялась.
Предупреждение 2. ФЕ 1985, 1986, 1987 напечатаны в другом типографском формате, так что страницы пришлось развернуть.
Предупреждение 3. В двух обзорах автор - И.И.Сиволап – собрала все издания переводов сочинений Вольтера и Руссо и литературу, с 1917 года, об этих просветителях, тоже скачивайте и работайте на здоровье.

А теперь –

о тех, кто составлял библиографические списки.


Составление этих списков было, по-видимому, «испытательным заданием для начинающих» историков, привлекаемых к работе над ФЕ.

ДУНАЕВСКИЙ ВЛАДИМИР АРОНОВИЧ, тогда еще кандидат исторических наук, - ФЕ 1958, 1959, 1960, 1961
(1919, Екатеринослав – 1998, Москва), историк. Д-р ист. наук (1970), проф. (1989). В 1937—38 учился в Моск. ин-те инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии, в 1938–41 на ист. ф-те МГУ. Летом 1941 добровольцем вступил в нар. ополчение, участвовал в боях под Москвой, в кон. 1941 демобилизован по состоянию здоровья и отправлен в Ашхабад, куда был эвакуирован МГУ. В 1942 окончил ун-т, был оставлен в аспирантуре, но в янв. 1943 призван в армию. В сент. тяжело ранен и после длительного лечения в продолжил учебу в аспирантуре МГУ. В 1947–54 и 1960—62 работал на ист.-филол. ф-те Воронежского гос. ун-та. В 1954–60 – гл. библиограф Гос. б-ки СССР им. В.И.Ленина. В 1962–90 – в Ин-те истории (с 1968 – Ин-т истории СССР) АН СССР. С 1990 преподает в Моск. гос. открытом пед. ин-те. Автор работ по историографии всеобщей истории, истории России а также по истории Франции.Соч.: Сов. историография Парижской коммуны, в кн.: Парижская коммуна 1871 г., т.2. М., 1961; Сов. историография новой истории стран Запада. 1917–1941 гг. М., 1971; Зап.-европ. утопич. социализм в работах сов. историков. М., 1981 (в соавт.); Новое в изучении Отечеств, войны 1812 г. М., 1983 (в соавт.); Н.М.Дукин. М., 1987 (в соавт.); Освободит. поход рус. армии в 1813 г., в кн.: Бессмертная эпоха. М., 1988; 1812 г. на перекрестке мнений сов. историков. 1917–1987. М., 1990 (в соавт.).
цитировано


ГУСЕВ ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ - ФЕ 1960, 1961
ректор Воронежского государственного университета с 1987 по 1998 годы, с 1998 года - заведующий кафедрой истории нового и новейшего времени исторического факультета ВГУ. Кандидат исторических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, почетный академик Международной академии высшего образования РФ, почетный доктор Амурского государственного университета, член правления Союза ректоров России, член Зальцбургского семинара. Награжден орденом Почета и медалями. В.В. Гусев - почетный гражданин города Борисоглебска. Решением Совета ТулГУ в 1998 году избран почетным доктором.

КУДРЯВЦЕВ ФЕДОР НИКОЛАЕВИЧ - ФЕ 1962
О нем не нашли ничего. Только судя по библиотечным карточкам, Федор Николаевич (родился в 1929 г.) специализировался на библиографии по истории СССР.

СОКОЛОВА МАРИАННА НИКОЛАЕВНА, кандидат исторических наук, - ФЕ 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971
Марианне Николаевне принадлежит работа «Современная французская историография - Les grands courants de I'historiographie francaise contemporaine: основные тенденции в объяснении исторического процесса» (М.: Наука. 1979).
Среди нынешних сотрудников ИВИ РАН ее нет… (


ТЕЛИШЕВА Е. А. - ФЕ 1972, 1973, 1975, 1975, 1976, 1977
Очень нехорошо, что не найти даже имени и отчества этого человека. А ведь она не только для ФЕ составляли библиографию, но и для других изданий!.. «Бесценной помощницей» называет ее Б.Ф.Поршнев, но увы, инициалы даже он не расшифровал. Коллеги читатели, постоянные и случайные, поделитесь достоверной информацией, если есть у вас таковая.

КОТОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА - ФЕ 1978, 1979, 1980
Окончила исторический факультет МГУ им. Ломоносова, аспирантуру Института всеобщей истории АН СССР. Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИВИ РАН (Центр по изучению XIX века).


ЛЕБЕДЕВА ЕЛЕНА ИВАНОВНА - ФЕ 1981, 1982, 1983, 1984
Занималась не только рубрикой «Библиография», но и переводила с французского некоторые статьи для ФЕ.
(родилась 31.08.1955). Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН (Центр по изучению XVIII века). Учитель истории, организатор научно-познавательной и исследовательской деятельности учащихся. Автор многочисленных научных работ по истории Франции и русско-французских культурных связей в XVIII в.

В нашей библиотеке есть несколько работ Елены Ивановны, и еще кое-какие появятся:
Дворянство и налоговые привилегии накануне революции / «Французская революция XVIII века: экономика, политика, идеология»: сб.науч. трудов (М.: Наука. 1988)
Собрания нотаблей кануна Великой французской революции и эволюция политических позиций дворянства
«Ужин в Бокере» Наполеона Бонапарта / Перевод и комментарий Е.И. Лебедевой


ЛУЧИЦКАЯ СВЕТЛАНА ИГОРЕВНА - ФЕ 1984, 1985, 1986
доктор исторических наук. Заведующая Отделом культуры и науки средневековой и современной Европы ИМК МГУ. Родилась 12 мая 1960 г. В 1982 г. окончила исторический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова. С 1982 г. работает в Институте всеобщей истории РАН. С 1998 г. — в Институте мировой культуры МГУ в должности ведущего научного сотрудника. В 1989 г. защитила кандидатскую диссертацию по теме «Господствующий класс иерусалимского королевства: структура, эволюция, особенности». В 2002 г. защитила докторскую диссертацию по теме: «Образ ислама в хрониках крестовых походов». Заместитель главного редактора и постоянный автор альманаха «Одиссей. Человек в истории». Член редколлегии и автор ряда статьей в энциклопедии «Словарь средневековой культуры». В настоящее время специализируется в области истории христианских представлений об иноверцах и средневековой иконографии. Опубликовала около 80 работ.
цитировано


ОБОЛЕНСКАЯ СВЕТЛАНА ВАЛЕРИАНОВНА - ФЕ 1987
У нее «амплуа» было в основном другое – она вела рубрику «Хроника», составляла краткие отчеты о разного рода коллоквиумах, встречах, симпозиумах и т.п. мероприятиях в секторе истории Франции.
(родилась 12.04.1925). Историк, писательница-мемуаристка (на этом поприще, кажется, больше преуспевает). Доктор ист. наук (1987). Окончила ист. ф-т МОПИ (1947). С 1947 учитель истории в средней школе. С 1964 сотр. Ин-та истории (Института всеобщей истории) АН СССР (РАН).
Работы: Франц Меринг как историк. - М., 1966; Российские либералы о франко-прусской войне и Парижской Коммуне // Французский ежегодник. - М., 1969; Парижской Коммуне 100 лет. - М., 1971; Франко-прусская война и общественное мнение Германии и России. - М., 1977; Политика Бисмарка и борьба партий в Германии в 70-х гг. XIX в. - М., 1992.
цитировано

@темы: якобинцы, экономика должна, философия, утопия, товарищам, социальная история, событие, свобода-право-власть, реставрация, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, оригинальные произведения 18 в., новые публикации, национально-освободительные движения, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, капитал, источники/документы, история науки, история моды, история искусств, история идей, история дипломатии, историография, историки, имена, события, календарь, дискуссии, военная история, Шометт, Термидор, Средние века, Советский Союз, Сильвен Марешаль, Сен-Жюст, Россия и Франция, Революция-женского рода, Просвещение, Парижская коммуна, Нидерланды, Монтескье, Мабли, М.Робеспьер, Л.-О.Бланки, Комитет общественного спасения, Комитет общей безопасности, Июльская революция, Июльская монархия, Италия, Испания, Жан-Поль Марат, Жан Мелье, Ж.-Ж.Руссо, Европа, Гракх Бабеф, Германия, Великобритания, Великая французская революция, Бонапарт, Бельгия, Америка, Австрия, 19 век, 1871, 1848, 1830-е, 18 век, 17 век

12:08 

история истории - люди и проблемы

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
Продолжаем популяризировать Французский ежегодник (в его минувшие славные годы),
и продолжаем тему историографии:

Лидия Валентиновна Таран
ТЕОРИЯ «ИСТОРИЧЕСКОГО СИНТЕЗА» АНРИ БЕРРА
Французский ежегодник 1968



Берр Анри [Henri Berr]
31.01.1863 - 19.11.1954

@темы: 20 век, Европа, Россия и Франция, дискуссии, историки, историография, история идей, история науки, новые публикации, полезные ссылки, социальная история, философия

20:47 

«Изувер Дидерот опять на сцене…»

marianne68
Ceux qui font les révolutions à moitié ne font que se creuser un tombeau
В главе осьмой романа Ивана Сергеевича Тургенева «Дворянское гнездо» батюшка одного из главных персонажей, Иван Петрович Лаврецкий, «расстался с ненавистною деревенской жизнью, а главное — не выдал своих наставников, действительно «пустил в ход» и оправдал на деле Руссо, Дидерота и la Declaration des droits de l'homme», женившись на крепостной Малаше…
Вот так разрушал «изувер» патриархальные гнезда в далекой России. А завтра у него день рождения )


Б. Г. Райский. Дидро и братья Нарышкины. Страницы из истории французско-русских культурных связей / Французский ежегодник 1982

Леонид Борисович Светлов (Лехтблау). Русские переводы произведений Дидро / Французский ежегодник 1965

Паоло Алатри. Неизвестная работа Дидро (перевод Н.В.Рудницкой) / Французский ежегодник 1965

Александр Митрофанович (?) Черников. Дидро в Петербургской академии Наук / Французский ежегодник 1961

Геннадий Семенович Кучеренко. Д.Дидро и Д.А.Голицын / Французский ежегодник 1984

Лариса Лазаревна Альбина. Новое о Дидро / Французский ежегодник 1984

Маргарита Васильевна Разумовская. «Путешествие» Бугенвиля. «Дополнение к "Путешествию Бугенвиля» Дидро и проблема естественного права во Франции второй половины XVIII века / Французский ежегодник 1987

Михаил Михайлович Штранге. «Энциклопедия» Дидро и ее русские переводчики / Французский ежегодник 1959




Это было опубликовано раньше:
Галина Викторовна Якушева. «Энциклопедия» Дидро и д’Аламбера в литературной борьбе Франции конца XVIII в. / Великая французская революция и литературная жизнь Европы: межвуз. сб. науч. трудов (Куйбышев, 1989)


И здесь - ВСЕ о ДИДРО.

@темы: философия, товарищам, социальная история, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, литературная республика, источники/документы, история идей, Россия и Франция, Просвещение, Европа, Дидро, Великая французская революция, 18 век

Vive Liberta

главная