• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: свобода-право-власть (список заголовков)
22:04 

и 5-е мая тоже :)

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
(а ведь как близко! только сейчас сообразила :) )

Итак, почти уже сегодня - день рождения

/местонахождение портрета/

Тем, кто забыл, и тем, кто еще не знает, но не удовлетворяется расхожими "мнениями",
и тем, кого не очень хорошо учили в вузе,
но кто готов относиться без предвзятости и внимательно
читать, перечитывать и думать, -

о философии Маркса.
Сайт "Мой Маркс" Вальтраут Шелике.



В этом году (CCXVIII) на новой странице сводных ссылок у нас появился Карл Генрих Маркс.
И еще ведется у нас перманентная дискуссия, в которой большое место занимает выяснение, что же, собственно, есть "марксизм".

upd


Вальтраут Шелике отнеслась к нашей просьбе со вниманием, разрешила задавать ей вопросы, на тему Маркса и марксизма. Пишите тут в комментах, все передадим ей и потом опубликуем здесь же ответы.
Большая просьба - уложиться в срок до конца мая.

@темы: философия, товарищам, социальная история, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, они и мы, массы-классы-партии, литературная республика, история науки, история идей, дискуссии, Европа, Германия, 20 век, 19 век

20:52 

акции в честь 6 мая считать открытыми. Равнение на Матьеза!

Свобода начинается с иронии

Альбер Матьез
ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Перевод с франц. К.И.Цидербаума


Переиздано изд-вом «Феникс» (Ростов-на-Дону) в 1995,
дополнено вступительной статьей А.Егорова
«Альбер Матьез: “пламенный историк пламенной революции”»

Скан книги разделен по томам.
Подборка материалов о Матьезе и ссылки на его работы в сети


Предисловие автора (0.6 Мб)
Том I. ПАДЕНИЕ КОРОЛЕВСКОЙ ВЛАСТИ (5.7 Мб)
Глава 1. Кризис Старого порядка
Глав 2. Возмущение дворян
Глава 3. Генеральные Штаты
Глава 4. Парижская революция
Глава 5. Восстание провинций
Глава 6. Лафайет – «первый министр»
Глава 7. Преобразование Франции
Глава 8. Финансовый вопрос
Глава 9. Религиозный вопрос
Глава 10. Бегство короля
Глава 11. Война
Глава 12. Низвержение трона

Том II. ЖИРОНДА и ГОРА
Книга 1. КОНЕЦ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ (2.4 Мб)

Глава 1. Коммуна и Законодательное собрание
Глава 2. Сентябрь
Глава 3. Выборы в Конвент
Глава 4. Вальми
Книга 2. ПРАВИТЕЛЬСТВО ЖИРОНДЫ (3.7 Мб)
Глава 1. Трехдневное перемирие
Глава 2. Выступление против «триумвиров»
Глава 3. Образование третьей партии
Глава 4. Процесс короля
Глава 5. Финансы и дороговизна
Глава 6. Завоевание естественных границ
Глава 7. Первая коалиция
Глава 8. Измена Дюмурье
Глава 9. Вандея
Глава 10. Падение Жиронды

Том III. ТЕРРОР (6.2 Мб)
Глава 1. Восстание федералистов
Глава 2. Первые шаги великого Комитета общественного спасения
Глава 3. Кризис в августе 1793 года
Глава 4. Эбертисты и начало террора
Глава 5. Гондшоот и Ватиньи
Глава 6. Учреждение революционного правительства
Глав 7. Революционное правосудие
Глава 8. Иностранный заговор
Глава 9. «Снисходительные»
Глава 10. От «умеренных» к «крайним»
Глава 11. Падение партий
Глава 12. Реорганизация революционного правительства
Глава 13. Флерюс
Глава 14. Термидор

@темы: 18 век, 20 век, АРТеФАКТическое/иллюстрации, Великая французская революция, Дантон Жорж-Жак, Европа, Жан-Поль Марат, Комитет общей безопасности, Комитет общественного спасения, М.Робеспьер, Сен-Жюст, Термидор, Франция, военная история, историки, историография, история дипломатии, история идей, либерализм, массы-классы-партии, новые публикации, персона, полезные ссылки, религия и церковь, свобода-право-власть, событие, социальная история, экономика должна, якобинцы

15:34 

эстафету принимаю!

Свобода начинается с иронии
от Вальпургиевой ночи к утру Ландышей и дню Первого мая
Вальтер Крейн, 1895, 1899, 1907
* *
URL записи

URL записи

Наши открытки
URL записи

URL записи
плакаты Вальтера Крейна в цвете
***
***
URL записи
Мы!
     Коллектив!
          Человечество!
               Масса!
Довольно маяться.
     Маем размайся!
В улицы!
     К ноге нога!
Всякий лед
     под нами
          ломайся!
Тайте
     все снега!
1 мая
     пусть
          каждый шаг,
     в булыжник ударенный,
каждое радио,
          Парижам отданное,
     каждая песня,
          каждый стих -
трубит
     международный
     марш солидарности.
1 мая.
     Еще
          не стерто с земли
имя
     последнего хозяина,
     последнего господина.
Еще не в музее последний трон.
Против черных,
     против белых,
     против желтых
     воедино -
Красный фронт!
1 мая.
     Уже на трети мира
          сломан лед.
Чтоб все
     раскидали
          зим груз,
крепите
     мировой революции оплот, -
серпа,
     молота союз.
Сегодня,
     1-го мая,
          наше знамя
               над миром растя,
дружней,
     плотней,
          сильней смыкаем
плечи рабочих
     и крестьян.
1 мая.
     Мы!
          Коллектив!
      Человечество!
          Масса!
Довольно маяться -
     в мае размайся!
В улицы!
     К ноге нога!
Весь лед
      под нами
          ломайся!
Тайте
     все снега!

Владимир Маяковский, 1923 год
URL записи




Поэты -
     народ дошлый.
Стих?
     Изволь.
          Только рифмы дай им.
Не говорилось пошлостей
больше,
     чем о мае.

Существительные: Мечты.
     Грёзы.
     Народы.
     Пламя.
     Цветы.
     Розы.
     Свободы.
     Знамя.

Образы: Майскою -
     сказкою.

Прилагательные: Красное.
     Ясное.
     Вешний.
     Нездешний.
     Безбрежный.
     Мятежный.

Вижу -
     в сандалишки рифм обуты,
под древнегреческой
     образной тогой
и сегодня,
     таща свои атрибуты, -
шагает бумагою
     стих жидконогий.
Довольно
     в люлечных рифмах нянчить -
нас,
     пятилетних сынов зари.
Хоть сегодняшний
     хочется
          привет
               переиначить.
Хотя б без размеров.
     Хотя б без рифм.
. . . . . . . . . . . . .
...Да здравствует ум!
     Ум,
     из зим и осеней
     умеющий
во всегда
     высинить май.
Да здравствует деланье мая -
искусственный май футуристов.
Скажешь просто,
     скажешь коряво -
и снова
в паре поэтических шор.
Трудно с будущим.
      За край его
выдернешь -
     и то хорошо.

@темы: АРТеФАКТическое/иллюстрации, Европа, Россия, имена, события, календарь, литературная республика, массы-классы-партии, национально-освободительные движения, они и мы, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, событие, социальная история, товарищам

22:22 

"Лонжюмо... улица Мари-Роз..."

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
Зацепились эти названия в моей памяти с той поры, когда читала "Волный Черного моря"... в третьем или во втором классе средней школы. А опыт показывает - если что-то зацепилось, рано или поздно, при тех ли обстоятельствах или иных, оно возвращается.
В 140-й день рождения Владимира Ильича Ульянова (Ленина)
ставлю на полку нашей библиотеки

Раиса Юльевна Каганова
ЛЕНИН ВО ФРАНЦИИ
Декабрь 1908 — июнь 1912
Революционер, теоретик, организатор.
Изд. 2-е, доп. Главная редакция социально-политической литературы
М.: «Мысль», 1977. 380 с. с ил.


Аннотация издательства: Парижский период эмиграции В.И.Ленина до сих пор в литературе не был освещен подробно. Этот пробел восполняет Р.Ю.Каганова своим исследованием. Автор раскрывает связи В.И.Ленина с организациями РСДРП в России, его борьбу против всякого рода оппортунистов, за укрепление большевистской партии, воссоздает содержание ряда ленинских рефератов, не сохранившихся в письменном виде, прослеживает на конкретном историческом материале связи Ленина с французским и международным рабочим движением. Значительная часть архивных материалов, использованных автором, впервые вводится в научный оборот. Во втором, дополненном издании книги широко использованы ленинские документы, впервые опубликованные в 1975 году в XXXVIII Ленинском сборнике.

Ссылки для скачивания.


Оглавление

ИЛЛЮСТРАЦИИ
автограф В.И.Ленина: страницы письма директору Национальной библиотеки в Париже с просьбой о выдаче читательского билета
читальный зал Национальной библиотеки

карта "Ленинские места в Париже"
улица Бонье, мемориальная доска
вид деревни Бомбон
дом в Лонжюмо (Гранд-рю, № 91), где жил В.И.Ленин летом 1911 г. С 1946 г. на фасаде помещена мемориальная доска. По той же улице, № 17, размещалась школа.
улица Мари-Роз
музей на улице Мари-Роз, № 4. Фрагмент интерьера. Квартиру выкупили и создали музей в апреле 1945 французские коммунисты (ФКП). Музей существует и сейчас, это 14-й округ Парижа, посещение по будням с 9-30 до 17 часов.
типография на улице Орлеан

улица Дантона. В доме, что на фотографии, проходили чтения рефератов
"Национальный вопрос", афиша реферата
"Революционный подъем российского пролетариата", афиша реферата
"Религия и рабочая партия", афиша реферата
"Столыпин и революция", афиша реферата

"Материализм и эмпириокритицизм", обложка первого издания книги
Всероссийская конференция РСДРП, 1912 г.

скульптурный бюст В.И.Ленина /фотография черно-белая, материал - красный мрамор, скульптор – Н.-Л.Аронсон. Впервые экспонировался на выставке «Ленин» в «Гранд-Пале» в Париже, 20 мая 1970 г./

фрагмент барельефа Стены Коммунаров на Пер-Лашез

Серафима Ильинична Гопнер (7.04.1880 — 25.031966)
Максим Горький, Алексей Максимович Пешков (28.03.1868 — 18.06.1936)
Иосиф Федорович Дубровинский, он же Иннокентий, Илья, Иннокентьев, Леонид (26.08.1877 — 1.06.1913)
Яков Давидович Зевин (21.06.1888 — 20.09.1918)
Мальтерр, сын букиниста с улицы Мари-Роз, у которого Ленин брал книги.
Симон Аршакович Тер-Петросян, он же Камо (1882-1922)
Иван Дмитриевич Чугурин, он же Петр (1883-1947)
Инесса /Федоровна/ Арманд, урожденная Пеше д’Эрбенвиль (26.04.1874 — 24.09.1920)
Мария Александровна Ульянова и Анна Ильинична Ульянова-Елизарова

avenu de Lenin, Paris
Кстати. Кое-что мы отыскали сами, кое-что взяли из английской вики:
Avenue Lénine, Bègles / Франция
огласить весь список

@темы: социальная история, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, источники/документы, история идей, историография, Советский Союз, Россия и Франция, Парижская коммуна, М.Робеспьер, Европа, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 20 век, товарищам

20:54 

"жак-рутисты", "enragés", то есть - "бешеные"

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
С них мы начинали библиотеку, ими и продолжаем. Снова любимый наш автор и уважаемые персонажи:

Яков Михайлович Захер
ДВИЖЕНИЕ "БЕШЕНЫХ"
М.: издательство социально-экономической литературы. 1961


Глава I. ИСТОРИОГРАФИЯ «БЕШЕНЫХ»

Глава II. СОЦИАЛЬНАЯ БАЗА И ПРЕДПОСЫЛКИ ВЫСТУПЛЕНИЯ «БЕШЕНЫХ»

Глава III. ЭТАПЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ «БЕШЕНЫХ»
«Бешеные» в борьбе с Жирондой
Критика «бешеными» деятельности якобинцев
Поражение «бешеных»

Глава IV. ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ И ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДВИЖЕНИЯ «БЕШЕНЫХ»
Характерные черты мировоззрения «бешеных»
Слабость организации
Историческое значение движения «бешеных»


К теме (напомню)
Жак РУ. Речь о причинах несчастий французской республики
В.Марков. Рукопись Жака Ру «Речь о причинах несчастий французской республики»


Т.Солтановская. Ж.-П.Марат и «бешеные» весной 1793 г.

Я.Захер. «Бешеные», их деятельность и историческое значение

Я.Захер. Жак Ру и якобинская конституция 1793 г.

Я.Захер. Жан Варле во время якобинской диктатуры

Я.Захер. Теофиль Леклерк и его «Друг народа»

Я.Захер. Последние работы (с предисл.А.Гордона). Общество революционных республиканок 1793 г. и его борьба с якобинцами. Жак Ру в 1792 г. О двух темных местах ранней биографии Жака Ру /копия с сайта Юрия Карякина/

Я.Захер. Последний период деятельности Жака Ру

Г.Серебрякова. Клер Лакомб

Другие работы Я.М.Захера:
Я.Захер. Парижские секции 1790-95 годов: политическая роль и организация

Я.Захер. Робеспьер

Я.Захер. Сен-Жюст: жизнь, деятельность, идеология

Я.Захер. Дехристианизаторская деятельность Фуше

Я.Захер. Тюрго

Об авторе: статья В.Золотова

@темы: якобинцы, экономика должна, социальная история, свобода-право-власть, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, история идей, историография, историки, Франция, М.Робеспьер, Комитет общественного спасения, Жан-Поль Марат, Гракх Бабеф, Великая французская революция, 18 век

22:50 

что случается в один день

Свобода начинается с иронии
14:13 

"второе сословие"

Свобода начинается с иронии

Людмила Александровна ПИМЕНОВА
ДВОРЯНСТВО НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
М.: издательство МГУ. 1986.
Книга издана в серии «ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ДОКУМЕНТЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ», готовившейся к 200-летию ВФР. - Теперь у нас вся серия! :)
Редакционная коллегия: д.и.н., проф. А.В.Адо (председатель), к.и.н. В.Н.Горохов, д.и.н., проф. В.М.Далин, чл.-корр. АН СССР Ю.С.Кукушкин, д.и.и., проф. Г.С.Кучеренко, д.и.н., проф. В.П.Смирнов, д.и.н., проф. Е.Ф.Язьков.
Рецензенты: к.ист.н. Е.И.Федосова, к.ист.н. Г.С.Черткова.

скачать одним файлом (21 Мб) или частями (ссылки ниже, по оглавлению)


Введение
1. Дворянское сословие во французском обществе конца старого порядка

2. Абсолютизм и дворянство
3. Идеология и умонастроение дворян в век Просвещения

4. Социально-политическая программа дворянских наказов 1789 года
- Проекты политического устройства
- Вопросы общественного устройства
- Экономические вопросы
- Наказы о религии и церкви

Вместо заключения. Дворянство и Великая французская революция
Источники и литература

- Источники
- - Рукописные материалы
- - Публикации наказов Генеральным штатам
- - Толковые словари и энциклопедии XVII-XVIII вв.
- - Другие источники
- Справочные издания
- Литература
- - Общие работы
- - Работы о французском дворянстве
- - Работы, посвященные выборам в Генеральные штаты и дворянским наказам 1789 г.
Приложения
- Наказ дворянства бальяжа Сен-Пьер ле Мутье провинции Ниверне
- Избирательные округа 1789 г.


Предисловие к серии монографий – А.В.Адо
Е.Кожокин. Французские рабочие: от Великой буржуазной революции до 1848 г.
1, 2
А.Адо. Крестьяне и Великая французская революция
Д.Туган-Барановский. На пути к брюмеру
Е.Кожокин. Французская буржуазия на исходе Старого порядка
Э.Гусейнов. Жиронда и перспективные проблемы изучения Великой французской революции

О дворянстве
Л. Пименова. Просвещение и «дворянский расизм»: особенности идеологии и культуры французского дворянства XVIII века
Агония французского абсолютизма (глава из коллективной монографии
З.Иванова. Дискуссия о французском дворянстве
Т.Богданович. Аристократия и народ накануне Французской революции 1789 г.
И.Берго. Парламенты и политическая борьба во Франции накануне Великой французской революции
И.Берго. Парламентская оппозиция абсолютизму и попытки реформ в 1749-1776 гг.
Е.Лебедева. Дворянство и налоговые привилегии накануне Революции
"А чем вы занимались до 1789 года?!"
Д.Ливен. Аристократия в Европе. 1815-1914 гг.

Работа выложена на сайте с великодушного разрешения автора.
Другие работы Л.А.Пименовой в сети.


Извиняйте, граждане, я книгу покупала в букинисте, и кто-то до меня ее так усердно читал... В общем, есть там некоторые художества, что могла, я почистила. ;)

@темы: 18 век, Великая французская революция, Просвещение, Франция, историки, историография, история идей, источники/документы, либерализм, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, полезные ссылки, религия и церковь, свобода-право-власть, социальная история, экономика должна

08:11 

социальный (и социалистические) идеи в Европе первой половины 19 в.

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/

Вячеслав Петрович ВОЛГИН
ОЧЕРКИ ИСТОРИИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ИДЕЙ
ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX века
М.: Наука. 1976


Роберт Оуэн (14 мая 1771— 17 ноября 1858)
Джон Френсис Брей (1809–1897)
Социалистические идеи в английской публицистике 1830-х-1840-х годов Джеймс О‘Брайен Бронтер (6 февраля 1802 — 2 декабря 1864), Даниель О‘Коннор, чартисты
Система Франсуа-Мари-Шарля Фурье (7 апреля 1772 — 10 октября 1837)
Социологические взгляды Фурье
Сен-Симон и сен-симонизм
Клод-Анри Сен-Симон (17 октября 1760 - 19 мая 1825), Арман Сент-Аман Базар (18 сентября 1791- 29 июля 1832), Проспер Бартелеми Анфантен (8 февраля 1796 - 31 августа 1864)
Пьер-Анри Леру (7 апреля 1797 – 12 апреля 1871) - один из эпигонов сен-симонизма
Константен Пеккёр (26 октября 1801 - 1887)
Социальное учение Вильгельма Вейтлинга (5 октября 1808 — 25 января 1871)
Социализм Герцена
Комментарии
Указатель имен

Наш любимый Борис Георгиевич Реизов. Виктор Гюго, Пьер Леру и «символический стиль»
Памятник Леру
Ассоциация друзей Леру (франц.)
Краткая биография на сайте Национальной ассамблеи Франции
Прочие портреты будут позже.

- - -
Добавление от Plume de paon

В.П.Волгин. Этьен КАБЕ (вступительная статья к русскому изданию "Путешествия в Икарию", М.-Л., 1935; скан/pdf)


@темы: 19 век, Великобритания, Германия, Европа, Ж.-Ж.Руссо, Франция, историки, историография, история идей, капитал, новые публикации, персона, полезные ссылки, революции, религия и церковь, свобода-право-власть, социальная история, утопия, философия, экономика должна

20:24 

Бабеф после 9 Термидора

Я и моя собака
Истинно мягкими могут быть только люди с твердым характером /Лабрюйер/

АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ
Галина Сергеевна ЧЕРТКОВА
ГРАКХ БАБЕФ ВО ВРЕМЯ ТЕРМИДОРИАНСКОЙ РЕАКЦИИ
Ответственный редактор В. М. ДАЛИН
Утверждено к печати Институтом всеобщей истории Академии наук СССР
М.: «Наука». 1980
ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение
Глава 1. В первые недели после 9 термидора
Глава 2. Начало изменений в политических взглядах Бабефа
Глава 3. Бабеф в тюремном заключении. Завершение идейной эволюции
Заключение
Использованные источники и литература


Приношу коллегам и читателям извинения за пропущенные ошибки распознавания, которые, конечно, есть :(, и благодарю Натали за верстку книги, добавление тематических ссылок и

письма Гракха Бабефа к Тибодо (публикация Г.С.Чертковой во «Французском ежегоднике», 1970).


@темы: якобинцы, экономика должна, философия, социальная история, событие, свобода-право-власть, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, источники/документы, история идей, историки, Франция, Термидор, Россия и Франция, Просвещение, М.Робеспьер, Европа, Директория, Гракх Бабеф, Великая французская революция, 18 век

13:21 

Друг Народа. Значит - Марат!

Старый сплетник-сказочник
«Венков потомки мимам не плетут» /Шиллер/ - Потомки переплетают все, что наплели современники (Ф.Топорищев)
Дорогие друзья, и снова для ценителей старых книг - небольшой очерк о Марате.

ОЛЬШЕВСКИЙ Александр Александрович
(1878-1951)
Жан-Поль МАРАТ
ДРУГ НАРОДА
исторический очерк
дешевая историко-революционная библиотека
Москва: издательство всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев. 1938


Введение
Глава 1. Детство и юность. Годы скитаний. Жизнь в Англии. Первые политические сочинения. Возвращение во Францию. Успех и разочарования. Медицинская практика и научные труды
Глава 2. Начало революции. Марат - журналист. Его отношение к Учредительному собранию. Критика работ Учредительного собрания и деятельности парижского муниципалитета. Начало подпольной жизни. Проповедь восстания. Бегство в Англию
Глава 3. Марат в Англии. Новые политические труды. Опять во Франции. «С нами покончено!» Новый призыв к восстанию. Снова в подполье. Бойня в Нанси. «Ужасное пробуждение». Критика «великих» людей. Женитьба Марата
Глава 4. 1791 год. Вопрос о присяге. Рабочий вопрос. Закон Ле Шапелье. Бегство короля. Бойня на Марсовом поле. Конституция. Разочарование Марата
Глава 5. Бегство короля. Бойня на Марсовом поле
Глава 6. Законодательное собрание. Снова проповедь восстания. Марат в Англии.. Война с австро-пруссаками. Марат в подполье. Восстание 10 августа 1792 г. Низвержение монархии. Сентябрьские убийства
Глава 7. Конвент. Марат – депутат Конвента. Борьба с жирондой. Генерал Дюмурье. Суд над королем. Продовольственный вопрос. «Максимум» и «бешеные». Жиронда, Гора и Коммуна. Суд над Маратом. Восстание 31 мая – 2 июня 1793 г. Якобинцы у власти. Болезнь Марата. Смерть от руки убийцы. Похороны Марата
Заключение


Отрывок из этой книги опубликован в виде статьи: А. Ольшевский, "Последние дни и смерть Марата"

Ольшевский был и автором комментариев и послесловия к воспоминаниям Шарлотты Робеспьер, изданным по-русски.

@темы: социальная история, свобода-право-власть, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, история науки, история идей, имена, события, календарь, Россия и Франция, Просвещение, Жан-Поль Марат, Великая французская революция, 20 век, 18 век

14:07 

теотехнократия или всеобщая гармония?

heritier
их дело не пропало

Вячеслав Петрович ВОЛГИН
СЕН-СИМОН и СЕН-СИМОНИЗМ
М.: издательство Академии Наук СССР. 1961


Глава 1. Социально-философские идеи Сен-Симона
Глава 2. Социальное учение раннего сенсимонизма
Глава 3. Последние годы сенсимонистской школы
Библиография


Ссылки на тематические материалы:
В.Волгин. Очерки истории социалистических идей с древности до конца XVIII в. (сборник)
В.Волгин. Развитие общественной мысли во Франции в XVIII веке
В.Волгин. Французский утопический коммунизм
В.Волгин. Социальные и политические идеи во Франции перед Революцией
А.Иоаннисян. Коммунистические идеи в годы Великой французской революции
В.Волгин. Очерки истории социалистических идей. Первая половина XIX в. – скоро

Материалы, посвященные Сен-Симону

Иллюстрации из книги:
Е.М.Кожокин. История бедного капитализма: Франция XVIII – первой половины XIX в. (М.: РОССПЭН. 2005)


@темы: философия, утопия, социальная история, свобода-право-власть, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, либерализм, история науки, история идей, историки, Франция, Июльская революция, Июльская монархия, 19 век, экономика должна

19:06 

popolo grasso e popolo minuto

«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»

Виктор Иванович РУТЕНБУРГ
НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В ГОРОДАХ ИТАЛИИ
XIV - НАЧАЛО XV ВЕКА
М.-Л.: издательство АН СССР. 1958


OT ABTOPA
Глава 1. Наемные рабочие в городах Италии в XIV-XV вв.
- Зарождение и расширение прослойки наемных рабочих
- Положение наемных рабочих
Глава 2. Первые выступления наемных рабочих (40-е годы XIV в.)
- «Тощий» народ
- Чуто Брандини
Глава 3. Восстания в Перудже и Сьене (начало 70-х годов XIV в.)
Восстание городских низов в Перудже
Восстание «дель Бруко» в Сьене
Глава 4. Восстание чомпи (июньский этап)
Предпосылки и причины восстания
Гвельфская партия
Глава 5. Восстание чомпи (июльский этап)
Глава 6. Восстание чомпи (августовский этап)
Глава 7. Восстания конца XIV-начала XV в.
ПРИЛОЖЕНИЯ:
Обзор источников
Неопубликованные документы
Источники и литература
Именной указатель
Географический указатель
Список иллюстраций

Скан книги разделен на 5 файлов. Ссылки для скачивания: 1, 2, 3, 4, 5
upd: в дежавю-формате, ВСЯ КНИГА (от тов. rexy-craxy)

В тему:
История международного рабочего и национально-освободительного движения (хронологические таблицы)
Н.Грацианский. Народные движения в Средние века: Жакерия, восстание Уота Тайлера, восстание чомпи во Флоренции
В.Самаркин. Восстание Дольчино (с приложением документальных источников)
С.Сказкин. Исторические условия восстания Дольчино

@темы: экономика должна, социальная история, событие, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, история идей, историки, военная история, Италия, Европа

13:56 

Великая французская революция: накануне

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него

Вячеслав Петрович ВОЛГИН
СОЦИАЛЬНЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕИ ВО ФРАНЦИИ ПЕРЕД РЕВОЛЮЦИЕЙ
М.-Л.: издательство АН СССР. 1940


Введение
1. Идеализация буржуазного порядка (Вобан, Буагильбер, Дени Верас, физиократы: Франсуа Кине, Груне, Тюрго)
2. Теория мелкобуржуазного равенства (Руссо, Госселен)
3. Критика экономического либерализма (Ленге, Неккер)
4. Коммунистические идеи и кооперативные проекты (Морелли, Мабли, Ретиф де ла Бретонн, Буассель)
5. Политические традиции и «просвещенный абсолютизм» (Боден, Дюбо, д'Аржансон, Мерсье де ла Ривьер, Дюпон де Немур)
6. Теория ограниченной монархии (Монтескье, Дидро, д'Аламбер, Жокур, Монтескье, Дидро)
7. Демократическая теория («Общественный договор» Руссо, Мабли)
8. Буржуазный радикализм накануне революции (Кондорсе, Мерсье де ла Ривьер, Сийес)
Библиография

Дополнительные ссылки указаны в начале текста и после каждой главы.

@темы: история науки, история идей, историки, Франция, Просвещение, Монтескье, Мабли, Ж.-Ж.Руссо, Дидро, Великая французская революция, 18 век, либерализм, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, персона, свобода-право-власть, социальная история, философия

18:33 

О марксизме и советской историографии ФР

DB
Chers amis, как и обещал, попытаюсь суммировать. С двумя оговорками.
Первая: рассуждая о марксизме, я, естественно, отдаю себе отчёт, каковы были его три источника и три составных части :), что представление о классах и стадиальности исторического развития появилось задолго до Маркса и т.д. Но оговаривать это всяк раз уж больно занудно. И вторая: я не специалист ни по марсксизму, ни по советской историографии. По которой, кстати, только-только вышла отличная книга А.В. Гордона, к которой всех и отсылаю. А я скажу лишь несколько слов в сугубо прикладном порядке.

Довольно принципиален вопрос, что мы называем марксизмом?
Дальше?
Теперь о советской историографии. Если учесть всё только что сказанное, то она является частным случаем использования марксизма в качестве методологии, причём в совершенно определённом варианте: в качестве идеологии правящей партии, имеющей монополию не только на власть, но и на истину. На базе марксизма с добавлением догматики Ленина и ещё более жёсткой догматики Сталина был создан своеобразный канон.
Дальше?
запись создана: 27.01.2010 в 00:27

@темы: свобода-право-власть, товарищам, социальная история, революции, полезные ссылки, они и мы, массы-классы-партии, вопрос-ответ, Советский Союз, Россия и Франция, Великая французская революция, 20 век, 18 век, либерализм, историография, историки, дискуссии, экономика должна, якобинцы

18:20 

история Французской революции Софьи Лотте

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него

Софья Андреевна ЛОТТЕ
ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
М.-Л.: государственное социально-экономическое издательство. 1933


От издательства
ВВЕДЕНИЕ

ОТДЕЛ I
I. Франция перед революцией
Экономическое положение и классы. Политическое устройство Франции перед революцией. Идеология третьего сословия.
II. Непосредственные предпосылки революции и начало революции
III. От взятия Бастилии до революции 10 августа
От взятия Бастилии до событий 5—6 октября. Классы и «партии». Декларация прав и конституция 1791 г. Новое административное устройство Франции. Рабочее законодательство Учредительного и Законодательного собраний. Религиозная политика. Финансовая политика. Аграрное законодательство. Политическое положение и социально-политические движения в 1789—1792 гг. Проблемы войны и интриги двора. Революция 10 августа.
IV. От революции 10 августа 1792 г. до революции 31 мая — 2 июня 1793 г.
Коммуна и законодательное собрание. Начало деятельности Конвента. Дело короля. Вопросы социально-экономической политики от сентября 1792 г. до апреля 1793 г. Борьба левого блока с Жирондой и революция 31 мая — 2 июня 1793 г.

ОТДЕЛ II
I. Якобинская диктатура летом 1793 г.
Крестьянская политика. Продовольственное положение и продовольственная политика. Финансовая политика лета 1793 г. Конституция 1793 г. Политическое положение и политика якобинцев летом 1793 г. События 4—5 сентября.
II. Якобинская диктатура осенью и зимой 1793-94 г. (сентябрь-февраль)
Социально-экономическая политика Конвента и классовая борьба в деревне. Хозяйственная деятельность Конвента. Революционный порядок управления. Гражданское законодательство. Борьба с внешней и внутренней контрреволюцией. Фракционная борьба.
III. Весна и лето 1794 г. (февраль-июль)
Расправа с фракциями. Вантозовские декреты. Экономическая политика и классовая борьба весной и летом 1794 г. Революционное правительство и террор. Новая оппозиция и десятое термидора.

ОТДЕЛ III
I. Смысл и значение термидора
II. После термидора
II. Генезис «коммунистических идей». Бабеф

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Скан/pdf


Книга относится к жанру научно-популярных, а лично мне напоминает во многом «Историю Французской революции» Матьеза (научная она или популярная – это тоже вопрос).
Второй – а может, как раз первый, - сюжет книги Софьи Андреевны – СССР конца 1920-х – начала 1930-х годов, потому в дополнительные материалы я и включил брошюры И.Токина, С.Моносова и В.Колоколкина и монографию Т.Кондратьевой.
Об авторе. На месте руководителей ИВИ РАН, редакторов Французского ежегодника и журналов «Вопросы истории», «Новая и новейшая история» мне было бы мучительно стыдно до сих пор не издать хоть кратчайшего биографического справочника советских историков.

upd По этому ответил сотрудник ФЕ (в комментариях к этой записи). Меня убедил в том, что подготовка такого справочника невозможна силами ФЕ и мой выпад несправедлив. С этим я согласился. А вот в том, насколько такой справочник нужен или не нужен, остаюсь при своем мнени: нужен.
Но поскольку я не историк, не столичный житель и даже не гражданин РФ, архивы и депозитарии мне недоступны, ничего другого не остается, как отсканировать статью-некролог из ФЕ-62 – чуть не единственный источник сведений о Софье Андреевне.

- - -
Работы С.А.Лотте в сети:
Великая французская революция
«Дело Ревельона»
К проблемам классовой борьбы в эпоху феодализма: классовая борьба в цехах
Пролетариат и буржуазия в Великой французской революции
Рабочий вопрос в Лионе накануне революции (По поводу одного конкурса, объявленного аббатом Рейналем)
«Республиканское сословие»: из истории французского предпролетариата XVIII в.

запись создана: 10.01.2010 в 00:44

@темы: 18 век, 20 век, Великая французская революция, Вольтер, Гракх Бабеф, Дантон Жорж-Жак, Дидро, Директория, Ж.-Ж.Руссо, Жан Мелье, Жан-Поль Марат, М.Робеспьер, Мабли, Просвещение, Россия и Франция, Сен-Жюст, Советский Союз, Термидор, Шометт, дискуссии, историки, историография, история идей, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, религия и церковь, свобода-право-власть, социальная история, экономика должна, якобинцы

03:14 

нивозовский АРТеФАКТический марафон

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него
По решению Комитета Общественного Веселья Vive Liberta,
как директор Шарантончика, объявляю
с 10 по 15 нивоза 217-го года
(31 декабря 2009 до 5 января 2010)
АРТеФАКТический марафон.


Иллюстрации могут быть любые по жанру, технике исполнения, времени создания, стране происхождения и тематике (впрочем, за модераторами остается право цензуры),
обязательное условие - иллюстрация должна быть связана с одной или несколькими публикациями или дискуссиями в сообществе, на которую(ые) автор поста дает прямую ссылку.
И в целях экономии трафика и для быстрой загрузки страницы, прошу, коллеги, выкладывать превью, можно без "моря".
* * *
Даю отмашку.

"Генерал Бонапарт закрывает клуб Пантеона" (монохромный вариант картины, втор.пол. 19 в.)
О клубе Пантеона мы вспоминали неоднократно - в темах "После Термидора", заговора во имя Равенства, развития социальных идей во Франции конца 18 в.
www.diary.ru/~vive-liberta/p74039596.htm
www.diary.ru/~vive-liberta/p71864548.htm
www.diary.ru/~vive-liberta/p76446733.htm
www.diary.ru/~vive-liberta/p80853458.htm
www.diary.ru/~vive-liberta/p83411267.htm

@темы: якобинцы, экономика должна, философия, товарищам, социальная история, событие, свобода-право-власть, реставрация, религия и церковь, революции, предметы материальной культуры, полезные ссылки, персона, оригинальные произведения 18 в., они и мы, новые публикации, национально-освободительные движения, народники, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, капитал, казус ляпсус, источники/документы, история науки, история моды, история искусств, история идей, история дипломатии, историки, имена, события, календарь, дискуссии, декабристы, военная история, веселые картинки, Франция, Термидор, Советский Союз, Сильвен Марешаль, Сен-Жюст, Россия, Просвещение, Парижская коммуна, Нидерланды, Моцарт, М.Робеспьер, Л.-О.Бланки, Июльская революция, Июльская монархия, Италия, Испания, Жан-Поль Марат, Жан Мелье, Европа, Директория, Гракх Бабеф, Германия, Вольтер, Великобритания, Великая французская революция, Бонапарт, АРТеФАКТическое/иллюстрации, homo ludens, 20 век, 19 век, 1871, 1848, 1830-е, 18 век, 17 век

08:01 

Антуан Барнав. И материалистическое понимание истории

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
"…можно сказать, что Барнав заинтересовал историков, главным образом, со стороны внешних событий своей действительно необыкновенно яркой по успеху и не менее стремительной по падению жизни. Но удивляться тут не приходится: бурное время, когда пришлось жить и действовать Барнаву, сплетало для своих героев и не такие неожиданности. Напротив, содержание политико-социальных идей Барнава, не говоря уже об историко-философских его взглядах, как-то не привлекало к себе внимания исследователей.
Между тем, когда имеешь дело с таким мыслителем, как Барнав, убеждаешься в том, что политические воззрения далеко не исчерпывают его "идеологии", так как они сами оказываются только выводами, построенными на стройно обдуманной и целостно претворенной системе законченного историко-философского мировоззрения.
Более того, с методологической точки зрения оказывается возможным говорить об историзме Барнава, как о своеобразной стихии, которая определяла не только его политико-социальные построения, но предопределяла известный подход к нравственно должному и к фактически сущему. Диалектически разматывая клубок всемирной историй и устремляясь вперед вместе с беспокойно-подвижной стихией общественных трансформаций, — Барнав отдает дань духу своего времени, явившемуся отцом всей последующей философии истории. В этой связи идей он предвосхищает отдельные важные моменты диалектического понимания истории, развитого впоследствии в теориях великих социалистов XIX века. Но, вместе с тем, он умеет отдать должное своеобразной особенности отдельных явлений, подойти к ним с меркой исследователя и применить к ним историческую индукцию. С одной стороны, он живет и полной грудью вдыхает атмосферу рационалистического века, с другой — он заходит далеко вперед и смело намечает результаты, к которым пришли наиболее глубокие достижения исторической мысли XIX века.
Барнав—историк и философ объясняет нам Барнава—политика и революционера. И не случайным, быть может, является то обстоятельство, что загадки и легенды, окутывающие судьбу Барнава, отчасти обязаны своим возникновением тому, что к изучению ее подходили не с той стороны и не с тем методом, которых заслуживает этот любопытнейший из «людей 1789 года», в котором одни видели черты самовлюбленного Нарцисса, другие — «кровожадного палача» революции, а третьи — коварного заговорщика из таинственного «австрийского комитета», прельщенного чарами Марии-Антуанетты.
…историко-философское мировоззрение Барнава, погребенное в тайниках семейного архива почти до самой средины прошлого века (1842 г.), является необходимым звеном в цепи преемственной связи идей, материалистически объяснявших явления прошлого. В этом отношении младшие материалисты подают руку позитивистам-идеологам, а последние воспитывают ту духовную атмосферу, в которой оказывается возможным появление гения Сен-Симона, обогатившего своими прозрениями как раз то поколение, к которому принадлежали Карл Маркс и Фридрих Энгельс.
Мысли Барнава ценны, как наиболее яркое и талантливое выражение великого поворота к историзму, знаменовавшего конец XVIII века; более того, они замечательны как симптом того, что материалистическая концепция истории уже существовала и носилась в воздухе перед тем, как пришли теоретики и философы с готовым запасом наблюдений и фактов; биение ее мы одновременно ощущаем и в реакционной романтике виконта де Бональда, и в идеалистической метафизике Гегеля, и в социологических экскурсах адептов «религии» Сен-Симона."


Иннокентий Лаврентьевич ПОПОВ-ЛЕНСКИЙ
(1893 - ?)

Антуан БАРНАВ
и
МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ИСТОРИИ
К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИХ ИДЕЙ в XVlll веке
ИЗДАТЕЛЬСТВО «КРАСНАЯ НОВЬ» Г.П.П.
МОСКВА 1924 ЛЕНИНГРАД


ОГЛАВЛЕНИЕ

Ссылки на материалы о Барнаве

Другие персонажи этой книги – Кондорсе, Тюрго, Дюпор и Александр Ламет, Бриссо, Дантон, Руссо и Дидро, Рейналь, Гельвеций и Гольбах, Монтескье, Гизо, Тьерри, Каррель, Годвин, Жозеф де Местр, Сийес, Редерер. И, конечно, Мунье. )


P.S. Об авторе могу сказать только, что данные его отыскала в окружении литературоведа Франца Петровича Шиллера.

P.P.S.-UPD 30.09.2011
Иннокентий Лаврентьевич Попов-Ленский (1893-1931) проф. истории Ин-та Маркса и Энгельса - Введенское кладбище (Москва)

@темы: философия, социальная история, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, массы-классы-партии, либерализм, история науки, история идей, историография, историки, Просвещение, Великая французская революция, 19 век, 18 век

02:43 

"две головы орла, которые означали деспотизм и суеверие, были отрублены"

"Я очень близок к решению, - ответил Вильгельм, - только не знаю, к которому"
Я увидел себя во сне на улицах хорошо знакомого Петербурга, но вокруг все до того изменилось, что трудно было поверить, что я нахожусь в знакомом городе. Новые прекрасные общественные здания возвышались на каждом шагу, а старые, хорошо знакомые дворцы и казармы имели совершенно новое назначение, до странности не похожее на первоначальное. Раньше город был наполнен бесчисленными казармами, - теперь они были заняты общественными школами, академиями и библиотеками всех видов. Вот мрачный Михайловский замок, в котором задушили Павла I, - теперь на нем надпись большими золотыми буквами: «Дворец Государственного Собрания». Вот Аничкин дворец, через большие стеклянные окна которого видно множество прекрасных статуй из мрамора и бронзы. Это Русский Пантеон, собрание статуй и бюстов людей, прославившихся своими талантами или заслугами перед Отечеством.
На Невском картина тоже переменилась. Ранее вдали рисовался силуэт монастыря, а теперь вместо него возвышалась триумфальная арка, как бы воздвигнутая на развалинах фанатизма. В этот момент музыка необычайной гармонии и силы достигла моего слуха. Бесчисленное множество народа вливалось во врата гигантского круглого здания, увенчанного куполом, - именно оттуда слышались потрясшие меня звуки. Размеры и великолепие здания превосходили не только все то, что существовало в то время на земле, но и огромные памятники римского величия. Бронзовые двери необычайной величины открывались, чтобы впустить народ, и я вошел вместе с толпою.
Изнутри купол, поддерживаемый тройным рядом колонн, представлял небо, покрытое звездами. Белый мраморный алтарь возвышался посреди залы, на нем горел неугасимый огонь. Нет ни икон, ни священников, только в глубоком молчании стоящий народ слушает изумительную музыку. Минутное молчание воцарилось в храме, после чего несколько превосходных по правильности и звучности голосов стали петь гимн созданию под музыку Гайдна. Я думал, что действительно внимаю хору ангелов.
Я приблизился к старцу, только что перед тем обращавшемуся к толпе со ступеней алтаря: «Сударь, извините любопытство иностранца, который, не зная, должно ли верить глазам своим, осмеливается спросить у вас объяснения стольким чудесам. Разве ваши сограждане не принадлежат к греко-кафолическому вероисповеданию? Но величественное собрание, которого я только что был свидетелем, равно не похоже на обедню греческую и латинскую и даже не носит следов христианства».
«Откуда же вы явились? - ответил мне старец. - Или изучение истории до того поглотило вас, что прошедшее для нас воскресло, а настоящее исчезло из ваших глаз? Вот уже около трех веков, как среди нас установлена истинная религия, т.е. культ единого и всемогущего бога, основанный на догме бессмертия души, страдания и наград после смерти и очищенный от всяких связей с человеческими суевериями. Мы не обращаем наших молитв ни к пшеничному хлебу, ни к омеле с дуба, ни к святому миру, - но к тому, кого величайший поэт одной нации, давней нашей учительницы, определил одним стихом: «Вечность имя ему, и его создание - мир». Среди простого народа еще существуют старухи и ханжи, которые жалеют о прежних обрядах. Ничего не может быть прекраснее, говорят они, как видеть архиерейскую службу и дюжину священников и дьяконов, обращенных в лакеев, которые заняты его облачением, коленопреклоняются и поминутно целуют его руку, пока он сидит, а все верующие стоят. Скажите, разве это не было настоящим идолопоклонством, менее пышным, чем у греков, но более нелепым, потому что священнослужители отождествлялись с идолом? Ныне у нас нет священников и тем менее - монахов. Всякий верховный чиновник по очереди несет обязанности, которые я исполнял сегодня. Выйдя из храма, я займусь правосудием. Тот, кто стоит на страже порядка земного, не есть ли достойнейший представитель бога, источника порядка во вселенной? Ничего нет проще нашего культа. Музыка - единственное искусство, допускаемое при новом богослужении: «она - естественный язык между человеком и божеством».
Проходя по Дворцовой площади, я видел, что старый русский флаг вьется над черными от ветхости» стенами Зимнего дворца,однако вместо двуглавого орла с молниями в когтях было изображение парящего в облаках феникса, который держит в клюве венок из оливковых ветвей и бессмертника. «Как видите, мы изменили герб империи, - сказал старец: - Две головы орла, которые означали деспотизм и суеверие, были отрублены, и из пролившейся крови возник феникс свободы и истинной веры. Великие события, разбив наши оковы, вознесли нас на первое место среди народов Европы».
Кругом царили изобилие и довольство; какой-то новый общественный строй, согласующийся с законами человечности, обеспечивал общее благосостояние, и если кто впадал в бедность, то лишь от чисто случайных несчастных обстоятельств. Они немедленно получали самую щедрую помощь от своих сограждан и выходят из бедности. Все граждане равны перед законом – как то следовало из надписи на новом великолепном дворце: «Святилище правосудия, открытое для каждого гражданина, где во всякий час он может требовать защиты законов». Здесь собирается верховный трибунал, состоящий из старейшин нации.
Великие события, разбив оковы народа, вдохнули новую жизнь в литературное творчество, стали вскрывать плодоносную и почти нетронутую жилу нашей древней народной словесности, и вскоре из нее вспыхнул поэтический огонь, который и теперь с таким блеском горит в наших эпопеях и трагедиях. С установлением новых нравов возникла и хорошая комедия, комедия самобытная.
Проходя по городу, я был поражен костюмами жителей. Они соединяли европейское изящество с азиатским величием, и при внимательном рассмотрении я узнал русский кафтан с некоторыми изменениями.
«Мне кажется, - сказал я своему руководителю, - что Петр Великий велел высшему классу русского общества носить немецкое платье, - с каких пор вы его сняли?»
«С тех пор, как мы стали нацией, - ответил он, - с тех пор, как, перестав быть рабами, мы более не носим ливреи господина. Петр Великий, несмотря на исключительные таланты, обладал скорее гением подражательным, нежели творческим.»
Тут мы готовились пройти во Дворец правосудия - он помещался на другом берегу Невы, и к нему вел великолепный мост, наполовину мраморный, наполовину гранитный. Такого еще не было в Петербурге...


Если кто еще не догадался, мы отмечаем годовщину 14 декабря – годовщину восстания 1825 года на Сенатской площади.
Первая из сегодняшних публикаций - статья

Милицы Васильевны Нечкиной «ДЕКАБРИСТСКАЯ ”УТОПИЯ”»


Декабристы, разумеется, не были утопистами в привычном для историка значении этого слова. Они не оставили после себя утопий, - историк изучает их реальные конституционные проекты, а не фантастические учения об идеальном общественном строе. Но среди идеологических документов раннего декабризма есть один, к которому подходит это слово, несмотря на все сделанные оговорки. Интересующий нас документ разыскан Б.Л.Модзалевским и впервые опубликован в 1927 г. в составе найденных им остатков архива «Зеленой Лампы». В составе архива «Зеленой Лампы» и находится интересующее нас произведение. Озаглавлено оно одним словом «Сон». Рукопись на французском языке занимает шесть листов и содержит авторские поправки. На основе анализа почерка и сопоставления ряда биографических данных Л.Б.Модзалевский пришел к убедительному выводу, что автором ее является Александр Дмитриевич Улыбышев (моцартоведы и моцартопоклонники – улыбнулись :) ).

*
Сообщения о внезапной смерти Александра I были встречены в Англии с недоверием. В самой смерти, конечно, никто не сомневался; одновременно пять курьеров сообщили о ней Ротшильду; так хорошо был поставлен осведомительный аппарат биржи. Не было, однако, уверенности в достоверности сообщений о естественной смерти императора. «Лаконизм «Санкт-Петербургской Газеты», — писала «Morning Post», — очень показателен. Несколько строчек о болезни, точно не указанной, может быть является достаточным для жителей Севера, которым даются лишь краткие объяснения, но это не может удовлетворить любознательных и рассудительных обитателей Запада».
К началу января переход власти к Константину казался совершившимся фактом. «Подобно его отцу Павлу, Константин всегда был и поныне остался сторонником самой суровой дисциплины, и считается большим военным авторитетом. Было бы неправильным считать Константина абсолютным невеждой. Если он и варвар, то варвар цивилизованный…» Оценка Константина, данная в указанной нами выше статье, дает нам ключ к пониманию отношения английского общественного мнения к перспективе его воцарения на русском престоле. Появление на престоле Константина, не связанного узами Священного Союза, и по своему характеру склонного к военной авантюре, немедленно вызвало беспокойство в английской печати и отразилось на настроении биржи. В Сити определенно высказывалось мнение, что «Константин должен будет найти занятие для армии, и так как эта необходимость вполне соответствует личным стремлениям императора, следует ожидать крупных событий. Фонды понижаются под угрозой русско-турецкой войны».
Известие о восстании 14/26 декабря прибыло в Лондон в такой форме, которая не оставляла сомнений о результатах восстания и в успехе нового императора. Схема событий, вырисовывающаяся из сообщений английской печати 11—16 января, примерно такова: отречение Константина явилось вынужденным актом со стороны последнего ввиду враждебного отношения к нему императрицы-матери и других членов императорской семьи. Законный наследник престола — Константин — отказывается от власти; новый император Николай в то же время является в известном смысле узурпатором престола. На защиту Константина выступает часть армии, верная прежней присяге. Восставшие являются, таким образом, защитниками и приверженцами законного императора. Восставшие разбиты, и с вопросом о воцарении Константина временно покончено. О подлинных целях восстания еще ничего неизвестно.
«Принципы легитимизма безнадежно поколеблены... Для нас, англичан, подданных ограниченной монархии, самая вера в легитимизм представляется детской нелепостью. Для других народов, однако, будет полезно это новое доказательство фактического расхождения последователей легитимизма с основными его принципами».
«Сообщения из Петербурга от 26 декабря повествуют об из ряда вон выходящих событиях, происшедших через несколько часов после объявления Николая императором и обагривших кровью русских солдат трон нового императора. Императрица Мария Федоровна обратилась ко всем офицерам петербургского гарнизона с призывом способствовать принесению присяги Николаю полками гарнизона. Все полки изъявили свое согласие, за исключением Московского полка, находившегося в подчинении у самого Константина... Императрица-мать, возмущенная открытым сопротивлением выраженной ею воле и сознавая опасность какой-либо задержки в повиновении армии, отдала приказание начать немедленно стрельбу по восставшему полку. Есть что-то ужасное в мысли, что эти несчастные погибли только потому, что они изъявили нежелание отойти от присяги, которую они принесли лишь несколько дней тому назад».
Петербургское правительство было, таким образом, поставлено перед необходимостью не только найти иное объяснение восстанию, но и снабдить это объяснение достаточными доказательствами, которые произвели бы в Англии и других частях Западной Европы должное впечатление. Этим на наш взгляд объясняется и стремление петербургского правительства дать возможно широкую огласку всем официальным русским документам о событиях 14/26 декабря.
В своей книге «Россия и русские» Николай Тургенев указывает, что отношение английской и французской прессы к участникам декабрьского восстания было в общем и целом довольно беспристрастным. Английская и французская печать ограничивалась последующей регистрацией фактов и в своих комментариях, по указанию Тургенева, не высказывалась ни за, ни против восстания. Только в Германии нашелся «ученый негодяй», начальник уголовной полиции, позволивший себе публично выступить с квазинаучным обвинением участников восстания на основе отчета следственной комиссии.
Исследование английской печати первой половины 1826 года не позволяет нам согласиться с приведенным выше утверждением Николая Тургенева. Мы находим в английской печати отчетливо выявленный призыв к амнистии участников восстания. Требования амнистии весьма многочисленны; в конце января надежды на амнистию встречаются в комментариях к событиям в России почти всех лондонских газет. «Император прощает обманутых, — писала «British Press» 23 янв., — но объявляет о своем намерении наказать виновных и в корне уничтожить злое начало. Вместо подобных обвинений общая амнистия выла бы более подходящей, для нового монарха».
На этом пути английское общество ждало горькое разочарование. Комментируя приговор, «Times» 10 августа отмечал: «36 заговорщиков были приговорены к смертной казни, но только по отношению к пяти из них приговор был приведен в исполнение. Смертная казнь по отношению к остальным 31 была заменена, по милости государя, приговором, значительно более тяжким, чем смерть на эшафоте: пожизненными каторжными работами в рудниках». Далее следуют имена пяти повешенных, «спасенных палачом от милости императора».
Отчет следственной комиссии был приведен почти целиком во всех крупнейших органах печати, но почти ни в одном мы не находим его оценки. Только «Times» обрушивается на николаевское правительство с обвинением в лицемерии и отсталости. «Отчет о так наз. заговоре в России, — писал «Times», — займет, конечно, свое место в архивах русской империи и будет, из любезности, включен в архив (английского) министерства иностранных дел. Императорское правительство, однако, жестоко ошибается, если думает, что чисто формальное следствие, произведенное комиссией из 8 членов — придворных и адъютантов императора, может пробудить к себе доверие в цивилизованных странах Европы, или даже в менее культурной России».
Приговор по делу декабристов и отчет следственной комиссии являлись в глазах английского общества первым провозвестником грядущего удушения всякой свободы в Николаевской России». Мы готовы согласиться, — писал далее «Times», — с составителями отчета в том, что если деспотизм царя должен быть обеспечен навеки, всякое движение к свободе слова, действий и мысли должно быть пресечено в корне». На самом деле «слова и поступки обвиняемых с 1818 года по 26 дек. 1825 г. не заключают в себе ничего такого, что могло бы считаться изменой в любой цивилизованной стране в мире».
В последней статье о процессе участников декабрьского восстания «Times» суммирует намеченные им против Николаевского правительства обвинения: «Большие старания прилагаются в Петербурге для того, чтобы снова убедить мир в виновности лиц, участвовавших в заговоре. Тем не менее, признано, что многие из них до конца заявляли о своем убеждении, что их планы рано или поздно неизбежно будут осуществлены на практике. Многие говорили о высоких мотивах, руководивших ими. Нам представляется, что государи Священного Союза и их наследники остаются верны своей системе; революции должны происходить, потому что не будет реформ. Если государи будут упорствовать в своем нежелании итти на уступки, нет сомнения, что наступит момент, когда крупные изменения произойдут помимо их воли...»
В суждениях английской печати о восстании декабристов мы можем наметить три основные линии. Лишь очень незначительная часть английского общественного мнения рассматривает декабристов как злонамеренных анархистов, опасных революционеров, готовых ниспровергнуть государственную организацию. Гораздо чаще декабристов обвиняют в том, что они недостаточно усвоили передовые идеи западно-европейского конституционализма в его английской форме и вступили на революционный путь.
Итак, вторая работа –

Исаак Семенович Звавич, «ВОССТАНИЕ 14 ДЕКАБРЯ и АНГЛИЙСКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ»



*
«Поразительное открытие, что свободолюбивые убеждения гнездятся даже в русской армии, вызвало оглушительный контрудар со стороны Сен-Жерменского предместья» (Стендаль).
Располагая устойчивым и послушным большинством в палате, правительство Виллеля должно было все же считаться с пэрами и держателями крупных рент и отражать удары тройной оппозиции: ультрамонтанов, которые со времени коронации Карла Х в мае 1825 г. считали, что пришел их час (эта крайняя группа ультрароялистов имела своим органом «Quotidienne»); Шатобриана и его группы, которая повела за собой колкий «Journal des Debats»; наконец, либералов, взгляды которых — более или менее направленные на борьбу с правительством — выражали «Courrier» и «Constitutionnel».
Симпатии, которые вначале газета «Journal des Debats» выражала декабристам, исчезли, как только стало ясно, что дело русских дворян потеряно. Что касается газеты «Constitutionnel», то она мало занималась раскрытием смысла восстания, и то с единственной целью доставить затруднения министерству Виллеля. В поразивших газету событиях она усмотрела конец Священного союза, поворотный пункт европейской политики и перспективу ближайшего освобождения греков. Политического смысла движения декабристов и его социального значения она не уловила.
«В Петербурге имели место мятежные действия; восшествие императора Николая на престол отмечено резней, и он должен был пробиваться к трону через кровь собственных гвардейцев» («Constitutionnel»).
«В Петербурге происходят бои. Императорская гвардия стреляла в императорскую гвардию; одни выступают за Николая и систему Александра, а другие — за Константина и московскую партию, которая требует войны за Грецию». Далее следовали комментарии: «Здесь военное восстание в пользу Константина, в городе и среди войск, где не предполагали наличия его сторонников... Возможно, это — движение, которое может перекинуться на всю армию и во все уголки империи, в частности в Москву, Польшу, Бессарабию» («Journal des Debats»). Газета трактовала события как простой результат соперничества двух братьев, ссоры двух партий. Повод к возмущению подменял действительность, которая вскоре сделается ясной, но о которой пока никто не подозревал.
«Constitutionnel», который странным образом не замечал освободительного и революционного характера событий, предлагал, однако, извлечь из них большие уроки: «Кровавые столкновения в России должны вразумить королей, что национальные учреждения и установление общественных свобод являются столь же благодетельными для них, как и для самих народов». Что касается правительства, которое было осведомлено о событиях, то оно «оставило биржу в потемках». «Если г.Виллель и его друзья не воспользовались этой осведомленностью, чтобы получить большие незаконные барыши, то по крайней мере они могли это сделать, и этого достаточно для их осуждения».
Ляферронэ 26 декабря вечером, а затем 27-го доносил о событиях, очевидцем которых он был. Дама получил также очень обстоятельный отчет о 14 декабря, переведенный с немецкого.
В анонимном рассказе о беспорядках, написанном по-немецки и представленном Дама, сообщалось,
Таким образом, 11 января Дама и другие ультрароялистские министры были предупреждены, что петербургское восстание не простая ссора двух князей, а революционный взрыв и что еще неизвестно, закончилась ли уже революция или она только началась.
«Я должен заверить вас, господин барон, — писал он 5 января, — что я далеко не разделяю чувства беспечности, которую проявляет император в отношении только что развернувшегося заговора. Все, что я узнаю от людей благоразумных и хорошо осведомленных о настроении умов, внушает мне еще более беспокойства относительно последствий этого крупного события». Если даже граф Воронцов не смог противостоять обольщению конституционных идей, то можно себе представить, что должно делаться с молодыми офицерами, «которые путем опасного чтения выработали в себе крайние стремления к полной свободе... ничто не может дать представления о смелости разговоров и крайности мнений, которые я постоянно слышу среди офицеров гвардии, являющихся в то же время почитателями самых пылких наших республиканцев и самых горячих бонапартистов. В области заговоров русские более ловки, чем мы. Дерзость сочетается у них с благоразумием, и кажущееся легкомыслие не ведет их к откровенности. События, свидетелями которых мы были, предвещают еще более грозные последствия... Мина взорвалась слишком рано из-за нетерпения и горячности нескольких молодых люден; и даже при этих обстоятельствах им был бы обеспечен успех, если бы во главе их стоял хоть один человек, у которого было бы столько же присутствия духа, сколько у них решимости».
Сен-При, французский посол в Берлине: «Можно сказать с уверенностью, — писал он, — что если бы в день 26 декабря восставшие выказали больше энергии, они разделались бы с империей и с императором». Все внушает опасения за будущее «в этой стране с ее большими злоупотреблениями, которые все живо ощущают... Нельзя скрывать, что среди высших классов и даже среди благоразумных людей, наибольших приверженцев порядка, господствует всеобщая жажда обновления; эго чувство питается ошибками продажной администрации, которыми пренебрегал покойный император и против которых необходимо немедленно найти средство. Это чувство не проникло еще в низшие классы общества, но не эти классы делают революцию, они являются только ее орудием». Надо надеяться, что проекты мятежников будут разрушены: «Надо этого желать, потому что здешняя революция была бы страшной; речь шла бы не о том, чтобы низложить одного императора и заменить его другим: весь общественный порядок был бы потрясен до основания, и Европа покрылась бы его обломками».
В то время как в течение января и февраля 1826 г. поток подробной информации притекал из Петербурга в Париж, на стол совета министров и здесь испарялся, как в песчаной пустыне, парижской прессе приходилось только комментировать официальные сообщения, которые печатались в «Journal de S.-Petersbourg» и которые «Moniteur» не мог скрывать, либо обращаться к крайне редким свидетельствам частных писем, с трудом доставлявшихся из России. Прессе было трудно дать французской публике серьезную информацию. Но этого недостаточно, чтобы объяснить слабость и скудость последней. Даже когда пресса не подчинялась приказам правительства, она нисколько не стремилась углубиться в проблемы, выдвинутые теми, кто носил благородное имя декабристов. Она оставалась то болтливой, то сдержанной...
Журнал «Lе Меrсиrе du XIX-e siecle», правильно оценивая посредственное произведение Альфонса Рабб «Итоги русской истории», напечатанное в начале 1826 г., писал: «Мы с удивлением увидели сидящей на вулкане эту Россию, про которую думали, что она терпеливо несет ярмо самодержавной власти. Можно было видеть, как гордые страсти аристократии сомкнулись с народным недовольством, чтобы, может быть, опрокинуть империю Петра Великого и установить на ее обломках совершенно новый порядок». Россия, вступила на путь, «который должен привести к освобождению русского народа, поднять его к лучам свободу - это путь, который ведет к подлинному могуществу».
Это -

Поль Ангран и его статья «ОТГОЛОСКИ ВОССТАНИЯ ДЕКАБРИСТОВ
ВО ФРАНЦИИ»



Скачать архив можно здесь.


Четвертая статья в нем - Сергея Владимировича Мироненко, «”МОСКОВСКИЙ ЗАГОВОР” 1817 г. и ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ДЕКАБРИСТСКОЙ ИДЕОЛОГИИ» из сборника к 100-летию Б.П.Козьмина (фрагменты мы публиковали раньше).

@темы: социальная история, событие, свобода-право-власть, реставрация, революции, полезные ссылки, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, источники/документы, история идей, имена, события, календарь, декабристы, Франция, Россия и Франция, Россия, Европа, Великобритания, Великая французская революция, 19 век

20:59 

"до каких теоретических глубин можно докатиться"

Свобода начинается с иронии
С дозволенья автора поста, гражданина caliban_upon.

Как обычно, это характерно уже, историю рассматриваем исключительно как правовую и политическую. Никаких рассмотрения соц.-эк. основ. Абсолютизм отвергается полностью и абсолютно, да и вообще - "был ли он, или это выдумка"? Правильно, автор книги рассматривает его как выдумку политическую, обусловленную борьбой с королевской властью ряда "заинтересованных сил". Ведь никакого королевского произвола не существовало, а подданные их величеств могли спокойно защищать свои права и привилегии.
<...> В качеситве иллюстрации приводится одно (!!!!) дело, во времена Фридриха 2-го Прусского, который на основании закона освободил одного торговца, против которого завели дело по настоянию какого-то аристократа. Последний, в свою очередь, был оштрафован, наказан и т.д. Вывод? Всё по закону, никакого произвола.
Сама же концепция выводить те или иные причины действий монарха как из соотношения классовых сил, влияния тех или же иных материальных факторов, так и исходя из уровня экономического развития, отвергается. В качестве примера приводится королевская спальня, которая играла в политике громадную роль, определяя направление развития (!!!!) страны, при этом обходя, даже если это так, стороной вопрос, кто и каким образом в этой самой спальне оказывался...

Это о книге "Миф абсолютизма" Хеншелла. Хорошо сформулировано!
А в хвосте у Хеншелла и К плетутся новоявленные отечественные "историки мэнтальности".

@темы: дискуссии, историография, история идей, массы-классы-партии, полезные ссылки, свобода-право-власть, социальная история, товарищам

23:41 

Германия XVIII века

Армия принципов прорвется там, где не пройдет армия солдат. Т.Пейн

Владимир Николаевич ПЕРЦЕВ
(27.07.1877 – 3.05.1960)
ОЧЕРК ИСТОРИИ ГЕРМАНИИ XVIII века
Министерство высшего образования
Белорусский государственный университет им. В.И.Ленина
Минск, 1959.
80 с.



ПРЕДИСЛОВИЕ

К авторскому предисловию мне добавить нечего, а предлагаю читателям подробный биографический очерк об авторе:
Н.Шахов. Владимир Николаевич Перцев

СОДЕРЖАНИЕ БРОШЮРЫ

Дополнительно:
Н.Яковлев. «Дипломатическая революция» накануне Семилетней войны
Стихи и публицистика Кристиана Шубарта, критика и публицистика Георга Форстера


ссылка на цветной портрет Лессинга
и на его страницу в литературном портале (избранные произведения и критическая статья Г.Фридлендера)

@темы: философия, социальная история, свобода-право-власть, полезные ссылки, персона, новые публикации, литературная республика, либерализм, история искусств, история идей, история дипломатии, историки, Просвещение, Германия, 18 век

Vive Liberta

главная