• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: свобода-право-власть (список заголовков)
22:14 

5 лет сайту "Век Просвещения"

Martine Gabrielle
Истине самой по себе свойственна неотразимая притягательность... но одним лишь дуракам даровали боги умение говорить правду, никого не оскорбляя
Мне досталась высокая честь - открыть новый библиотечный сезон и поздравить редакторов нашей библиотеки с "маленьким юбилеем", как сказал гражданин Игорь, но, по-моему, 5 лет труда над такой серьезной библиотекой - это очень немало.

Хачик Нишанович Момджян
ФРАНЦУЗСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ XVIII века
ОЧЕРКИ
М.: Мысль. 1983. 447 с.


Аннотация издательства: Анализируются различные политические и философские течения французского Просвещения, выявляется их социально-классовая основа. Особое внимание уделено наиболее радикальному философскому направлению во французском просветительстве — материалистическому и атеистическому. Показана роль французского материализма XVIII века в идейной подготовке утопического социализма и коммунизма XIX столетия, значение идей французского Просвещения для современной борьбы против реакционного буржуазного мировоззрения. Для научных работников, преподавателей, пропагандистов, аспирантов, студентов, а также более широкого круга читателей.

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие
Социально-политические и идейные предпосылки французского просвещения XVIII века
Фонтенель
Мелье
Монтескье
Вольтер
Руссо
Ламетри
Дидро
Гельвеций
Гольбах
Вольней
Марешаль
Французский материализм — один из идейных источников утопического социализма и коммунизма XIX века
Библиография


Предисловие, вступительная и заключительная статьи и общая библиография собраны в один файл.

Профильные портреты можно увеличить.

@темы: 18 век, 19 век, АРТеФАКТическое/иллюстрации, Великая французская революция, Вольтер, Дидро, Европа, Ж.-Ж.Руссо, Жан Мелье, Монтескье, Просвещение, Сильвен Марешаль, историки, история идей, история науки, либерализм, новые публикации, персона, полезные ссылки, революции, религия и церковь, свобода-право-власть, социальная история, философия

20:58 

Risorgimento

L del Kiante
«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
В докладе говорилось об идеальной республике и о том, что молодежь обязана готовить себя к ней. Мысли докладчика были несколько туманны...
- Как вам понравилась сегодняшняя лекция?
- Очень понравилась, особенно последняя часть. Как хорошо, что он так решительно говорил о необходимости жить согласно идеалам республики, а не только мечтать о ней! Это соответствует учению Христа: "Царство божие внутри нас".
- А мне как раз не понравилась эта часть. Он так много говорил о том, что мы должны думать, чувствовать, какими должны быть, но не указал никаких практических путей, не говорил о том, что мы должны делать.
- Наступит время, и у нас будет достаточно дела. Нужно терпение. Великие перевороты не совершаются в один день.
- Чем сложнее задача, тем больше оснований сейчас же приступить к ней. ...тем, кто поднимается на защиту своих интересов, вовсе не нужно терпение.
- Италия была бы уже свободна, если бы гнев и страсть могли ее спасти. Не ненависть нужна ей, а любовь.
- Вам кажется, что я неправа... Нет, правда на моей стороне. И когда-нибудь вы поймете это...
- "Во имя бога и народа..."
- "...ныне и во веки веков".



Синьоры и синьорины, мне хотелось начать этими с детства знакомыми нам всем строчками... Как минимум три книги приготовлены у нас для темы революционно-освободительного движения на Апеннинском полустрове.
И вот первая:

Марианна Ильинична Ковальская
ИТАЛИЯ в БОРЬБЕ за НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ и ЕДИНСТВО
От революции 1831 г. к революции 1848-1849 гг.

Москва: «Наука». 1981
Ответственный редактор - доктор исторических наук Каролина Франческовна Мизиано


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Италия в XIX века
Социально-экономическая и политическая обстановка.
Национально-освободительное движение
Передовая итальянская политическая мысль на рубеже 20—30-х годов XIX в.
Революция 1831 г. в Центральной Италии

ГЛАВА 2. Дж.Мадзини и возникновение «Молодой Италии» (1831—1834 гг.)
Дж.Мадзини в эмиграции. «Молодая Италия»
Политическая обстановка в Италии после революции 1831 г.
Мадзинистское движение в Италии

ГЛАВА 3. Либералы в борьбе за гегемонию в итальянском освободительном движении
Социально-экономические проблемы в программе умеренных
Политические установки либералов

ГЛАВА 4. Италия накануне революции 1848 г.
Возрождение «Молодой Италии»
Демократическое движение в Южной Италии в 1835—1846 гг.
Обострение политического кризиса в Папском государстве. Пий IX
Демократическая публицистика 40-х годов
Пролог революции

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ


Тематические ссылки - в начале файла.
Как я надеюсь, будут и иллюстрации в немалом количестве :)

@темы: экономика должна, социальная история, событие, свобода-право-власть, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, национально-освободительные движения, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, история идей, историография, историки, дискуссии, военная история, Рисорджименто, Июльская революция, Июльская монархия, Италия, Европа, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 19 век

22:00 

"...нам пороху хватает Не более, чем на три дня!"

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново

"Les Trois Glorieuses..."




Фрагмент картины Леона Конье, строчки из стихотворения Огюста Барбье.
-=-=-=-=-=-=-

В комментариях к этой записи будут анонсированы подготовленные к теме материалы (со ссылками) и выложены собранные иллюстрации.

@темы: 1830-е, 19 век, АРТеФАКТическое/иллюстрации, Июльская монархия, Июльская революция, Франция, имена, события, календарь, историки, история идей, капитал, либерализм, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, реставрация, свобода-право-власть, событие, социальная история, товарищам, экономика должна

09:19 

Девятое Термидора

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
22:19 

"история двух островов: Утопии и Британии"

Nevile
Моя шляпа, господа, ни с кем не подписывала контракта

Артур Лесли Мортон
4.07.1903 – 1987
АНГЛИЙСКАЯ УТОПИЯ
A. L. М О R Т О N. THE ENGLISH UTOPIA
London, 1952
Перевод с английского О. В. ВОЛКОВА
Под редакцией и со вступительной статьей В. Ф. СЕМЕНОВА
М.: Иностранная литература. 1956


Вступительная статья
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I. РАЙ БЕДНЯКА
               1. Страна Кокейн
               2. История Кокейна
ГЛАВА II. ОСТРОВ СВЯТЫХ
               1. Мор — гуманист
               2. Mop — коммунист
ГЛАВА III. РЕВОЛЮЦИЯ И КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ
               1. Новая Атлантида
               2. Реальное и идеальное государство
               3. Утопия и реакция
ГЛАВА IV. СМЯТЕННЫЙ РАЗУМ
               1. Конец Кокейна
               2. Буржуазный герой обретает Утопию
               3. История Гулливера
               4. Берингтон и Палток
ГЛАВА V. ВОССТАВШИЙ РАЗУМ
               1. Справедливость политическая
               2. Утописты-социалисты
               3. «Книга машин»
ГЛАВА VI. МЕЧТА УИЛЬЯМА МОРРИСА
               1. Новости из Бостона
               2. «Вести ниоткуда»
               3. Создание Призрака
ГЛАВА VII. ВЧЕРА И ЗАВТРА
               1. Утопия из целлофана
               2. Разрушители машин
               3. Последняя фаза
КОНЦОВКА: ФАНТАЗИЯ НА ТЕМУ О КОКЕЙНЕ
ПРИЛОЖЕНИЕ: СТРАНА КОКЕЙН (в современном стихотворном переложении)
УКАЗАТЕЛЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Из вступительной статьи профессора В.Семенова

О Мортоне: по-русски, перевод с английского. Здесь по-английски подробнее.

@темы: экономика должна, философия, утопия, социальная история, свобода-право-власть, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, история науки, история идей, историки, Просвещение, Европа, Великобритания, Великая французская революция, 20 век, 19 век, 18 век, 17 век

09:53 

"природа и общество сотворили его, как лист на древе вселенной"

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Это был голос индивидуалиста, протестующего против "низменного и лживого единообразия временной цивилизации". Это был голос проповедника, противопоставлявшего критериям того времени: состоянию, типам, уму и таланту, другие критерии: гражданские добродетели, чистое сердце, чистые нравы, любовь к отечеству, добродетели простых, трудолюбивых людей с неиспорченной кровью. Это был голос ремесленника, мещанина-реакционера, совершенно не разделявшего энтузиазма Дидро по поводу прогресса техники и использования науки для целей производства, ибо он чувствовал интуитивно, что этим разрушается то, что было ему дороже всего на свете — уклад мещанской семейной жизни. Это был голос революционера, передового борца масс, которым нечего было терять от насильственного разрыва с прошлым, которые должны были быть сильны пренебрежением к историческим преданиям и побеждать отрицанием обманчивого блеска и зловещего сияния, исходившего из разлагающегося общества.

…Этому <новому, буржуазному> порядку отнюдь не надлежало быть героическим; однако, чтобы установить его, потребовалось проявление героических сил, потребовались самообладание, презрение к смерти, терроризм, кровопролитная гражданская война и столкновение целых народностей. Содержание этой великой борьбы, подготовлявшейся во времена Руссо, было буржуазно-ограниченное. Иным оно и не могло быть, потому что ставкой этой борьбы было установление мирового порядка, который должен был положить конец политическому рабству, но только для того, чтобы туже, чем когда бы то ни было раньше, затянуть узы их экономического рабства. Чтобы возвысить свои страсти до уровня исторической трагедии, в которой они исполняли роли героев, и удержать их на этом уровне, чтобы скрыть от самих себя ограниченно-буржуазное содержание гигантской борьбы, которую они вели, чтобы окружить это содержание ореолом не-человеческого, видеть поставленную им действительные задачу в блеске фантастического преувеличения, — для этого революционные борцы должны были вызвать в себе целый мир настроений, представлений, идеальных форм чувствования и мышления. Материал для этого идеального мира они находили, главным образом, в исторических легендах классической древности. В этих легендах воскресал перед ними дух стоицизма, патриотический и республиканский пафос, презрение к смерти и героизм — чувства, перед которыми они преклонялись и которые воспринимали в себя; из этих легенд они черпали различные формы чувствования, усвоивая их для того, чтобы казаться самим себе тем, чем они в действительности не могли быть.

О, я знаю очень хорошо, что великие вожди человечества никогда не видят своей мечты осуществленной, во всяком случае, не в том виде, как они ее себе представляли, даже и тогда, когда эта мечта, частью или целиком, есть научное провидение, т.-е. ясное интуитивное представление о действии общественных и умственных сил. Ее осуществления не видали ни средневековые борцы за городскую демократию, ни великие реформаторы, Лютер и Кальвин, Мильтон и Кромвель, или великие утописты, Мор, Фурье и Оуен, ни отцы современного рабочего движения, Маркс, Энгельс и Лассаль. И все же все эти мечты стали действительностью. Это произошло иначе, иными путями, в других формах, медленнее, чем ожидали те великие мечтатели человечества. Ибо никому не дано знать все силы, ни силы вселенной, ни человеческие силы; никто не знает, каковы будут результаты совокупного действия всех этих сил, если фантазия и наука, эти сияющие маяки, и освещают своим ясным светом далекий путь к цели человечества.
Но все они видели хоть часть своей мечты осуществленной, видели, как она становилась силой в сердцах многих людей, силой - в движении мира. И это мог бы видеть и Руссо, если бы мрак безумия не воздвиг стены между ним и миром. Сердце разрывается при мысли, что в то время, как семя его возрастало в тысячах сердец, на его долю выпало только отчаяние.


Ах, граждане! Сила обстоятельств позволяет нам представить эту книжку лишь сегодня, и не так, как я сначала полагал. Но вот она – традиционный подарок нам, руссоистам, от окаянных вольтерьянцев…


Генриетта Говардин Анна РОЛАНД-ГОЛЬСТ Ван дер Схалк
(24 декабря 1869 — 21 ноября 1952) — нидерландский поэт и беллетрист, участница социал-демократического движения, делегат антимилитаристской конференции в Циммервальде, переводчик «Интернационала»
ЖАН ЖАК РУССО. ЕГО ЖИЗНЬ и СОЧИНЕНИЯ
ПЕРЕВОД С НЕМЕЦКОГО Ад. ОСТРОГОРСКОЙ
«НОВАЯ МОСКВА», 1923


                   Часть I. ЮНОСТЬ
1. ЖЕНЕВА В НАЧАЛЕ XVIII СТОЛЕТИЯ
2. ГОДЫ ДЕТСТВА
3. ГОДЫ СКИТАНИЙ
4. ГОДЫ ВНУТРЕННЕГО РОСТА
                   Часть II. ПАРИЖ
1. ОБЩЕСТВЕННОЕ И УМСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ ВО ФРАНЦИИ В СЕРЕДИНЕ XVIII СТОЛЕТИЯ
2. ТЯЖЕЛАЯ ЖИЗНЬ
3. НАЧАЛО СЛАВЫ
                   Часть III. ВЕЛИКИЕ ГОДЫ
1. НАДВИГАЮЩЕЕСЯ ОДИНОЧЕСТВО
2. КАТАСТРОФА
3. ПРОИЗВЕДЕНИЯ ВЕЛИКИХ ГОДОВ
4. ПОСЛЕДНЯЯ БОРЬБА
                   Часть IV. БЕЗУМИЕ И УМИРОТВОРЕНИЕ

@темы: философия, социальная история, свобода-право-власть, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, история идей, историки, Франция, Просвещение, Нидерланды, Мабли, М.Робеспьер, Ж.-Ж.Руссо, Европа, Дидро, Вольтер, Великая французская революция, 20 век, 18 век

12:17 

весна народов /"безумный год"/

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
                                      ...La Primavera de los Pueblos...
                   ...Springtime of the Peoples...
          ...Printemps des peuples...
                                      ...Primavera dei popoli...
                   ...Wiosna Ludow...


товарищи коллеги и граждане читатели,
не зря мы вас последнее время пичкали социалистами-утопистами первой половины 19 века – теперь посмотрим, как эти идеи сочетались (или не сочетались) с практикой.
Давно уже подбирались мы к теме европейских революций 1848 года.
И вот что имеем на сегодня:

Сегодня мы открываем вахту памяти 1848 года. До конца июня будем размещать в библиотеке и здесь, в сообществе, воспоминания современников и очевидцев, документы, научные и научно-популярные работы, иллюстрации – в комментариях к этой записи.
Прежде всего хочу анонсировать

ИНОСТРАННЫЕ МЕМУАРЫ, ДНЕВНИКИ, ПИСЬМА И МАТЕРИАЛЫ
Под общей редакцией [фамилия в оригинале залита чернилами]

РЕВОЛЮЦИЯ 1848 ГОДА ВО ФРАНЦИИ
февраль—июнь
в воспоминаниях участников и современников
Подбор, перевод, статья и комментарии Е.Смирнова
Москва—Ленинград: ACADEMIA. 1934



Сборник более 600 страниц, все сразу представить читателям мы не имеем возможности, и будем выкладывать материалы постепенно.
В ближайшее время слово предоставим Коссидьеру, Луи Менару и Даниелю Стерн. Сейчас – предисловие составителя и переводчика, с комментариями, относящимися к часто упоминаемым в текстах названиям, которые мы перенесли из других разделов.
И «Новая Рейнская газета» у нас тоже будет…

Оглавление сборника

ПРЕДИСЛОВИЕ


Но начнем все-таки с общей международной обстановки:

Алексей Леонтьевич Нарочницкий
Международные отношения от Февральской революции до лета 1848 г.

В сб. «К СТОЛЕТИЮ РЕВОЛЮЦИИ 1848 ГОДА» под ред. проф. Б.Ф.Поршнева и доц. Л.А.Бендриковой. Второе издание. М.: изд-во МГУ. 1949


МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НАКАНУНЕ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
                   Революции 1848 г. и подрыв «Венской системы»
                   Царизм и Пруссия накануне революции 1848 года
                   Кризис внешней политики июльской монархии накануне революции
                   Внешняя политика Англии в Европе накануне Февральской революции. Дипломатия Пальмерстона
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ во ВРЕМЯ ФЕВРАЛЬСКОЙ и МАРТОВСКИХ РЕВОЛЮЦИЙ 1848 года
                   Внешняя политика Временного правительства во Франции в феврале-мае 1848 г.
                   Европейские правительства и Февральская революция
                   Вторая республика и Николай I после мартовских революций в Австрии и Пруссии. Польский и шлезвиг-голштинский вопросы и европейские правительства от марта до июля 1848 г.

=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=

Итак, в нашей библиотеке теперь сформирован новый раздел - "ВЕСНА НАРОДОВ": европейские революции 1848 года

Итоги вахты:

Ф.Потемкин. Июльская монархия во Франции (1830—1848 гг.)

Л.Бендрикова. Экономический кризис и рабочее движение накануне Февральской революции во Франции

Р.Авербух. Рабочее движение в Вене в августе 1848 года

Революция 1848 года: статьи, письма, стихотворения К.Маркса, Ф.Энгельса, Ф.Фрейлиграта, Г.Гейне, Г.Гервега, М.Бакунина, Ж.Ренара, Ф.Лассаля, Ф.Меринга, П.Фрелиха Перевод с немецкого и предисловие Н.Н.Попова

Е.Степанова. Маркс и Энегльс в первые месяцы революции 1848—1849 годов

Т.Ойзерман. Развитие марксистской теории на опыте революции 1848 года

Находка гражданки Березовый сок: <>a href="www.ohio.edu/chastain/contents.htm"англоязычная энциклопедия революции 1848 года

С.Сказкин. Сорок восьмой год во Франции (февраль-июнь)

М.Айзенштат. Революция 1848 г. во Франции. История Франции 1-ой половины XIX века

А.Молок. Июньские дни 1848 года в Париже

Ш.Шмидт. Июньские дни 1848 года

Марк Вилье. Женские клубы и легионы амазонок. Главы VIII-X. 1848 год. Борм и везувианки. Феминистское движение. Г-жа Нибуайе и Общество женского голоса. Женский клуб

А.Иоаннисян. Революция 1848 года во Франции и коммунизм

Л.Бендрикова. Французская историография революции 1848—1849 гг. во Франции (1848-1968)

находка гражданки Березовый сок: англоязычная энциклопедия революции 1848 года

@темы: социальная история, событие, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, национально-освободительные движения, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, капитал, источники/документы, история идей, история дипломатии, историография, историки, имена, события, календарь, военная история, Франция, Россия, Рисорджименто, Л.-О.Бланки, Июльская революция, Июльская монархия, Италия, Европа, Германия, Великобритания, Великая французская революция, Бельгия, Австрия, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 19 век, 1848, философия

14:48 

"счастье - новая идея для Европы" (попытка Дезами)

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него
...свобода... способность действовать сообразно нашей природе, повинуясь закону нашей организации, нерушимому закону, являющемуся источником, непреодолимым правилом всякой воли, драгоценному закону, потому что сущностью его является наше стремление к счастью.

Это — завершенный труд. В нем не более 14—15 листов. Тем не менее, я предлагаю публике законченную систему. Я поставил для себя законом не выходить за пределы этого объема. Жесткий закон: только упорным трудом я смогу свести данный кодекс к столь незначительному размеру. Читатель найдет в этом двойную экономию, — времени и денег.
Он будет выходить по воскресеньям выпусками размером в один лист, на атласной бумаге.
Подписчики получат каждый выпуск на дом.
Вместе с последним выпуском я вручу красиво отпечатанную обложку.
. . .
Каких результатов, действительно, добилась за столько веков бесплодная наука наших моралистов и философов? Какое облегчение принесли человеческому роду их самые прославленные системы?.. Они как будто все исчерпали, а между тем они являются приверженцами только таких политических форм, которые неизменно вращаются в заколдованном кругу неравенства и монополии, порабощения и тирании!
До настоящего времени очень немногие осмеливались атаковать древо зла в самом его корне. Среди этих мужественных новаторов следует особо отметить Морелли и Гельвеция. Последний избежал сожжения заживо исключительно благодаря могущественному покровительству. Что касается Морелли, то это был всего только человек из народа, бедный школьный учитель, и поэтому воздержались от того, чтобы придать известность его творениям. Буржуазная демократия того времени еще более рьяно, чем аристократия, организовала против его «Кодекса природы» заговор молчания, и этот «Кодекс» был предан забвению. Не удивительно, что ветви зла снова зазеленели и, все гуще разрастаясь, продолжают низвергать на землю поток бедствий и преступлений.
Тем не менее, проблема близка к разрешению. Свидетельством тому является великое и прекрасное интеллектуальное кипение, которым в настоящее время охвачены народные массы!
Чтобы завершить разрешение этой проблемы, далеко не излишне, как я полагаю, содействие всех людей доброй воли. Вот почему я тоже беру на себя смелость взяться за перо.
Дело, за которое я принимаюсь, отнюдь не является, следовательно, только делом разрушения; это главным образом органический труд. Я вовсе не принадлежу к числу тех провозвестников несчастья, которые предвещают только бедствия и бури, разорение и катастрофы! Напротив, именно потому, что я чувствую приближение бури и уже слышу, как трещит до основания ветхое здание, я, как ревностный архитектор социального порядка, вношу отныне свой луч света в общий очаг. Начертанный мною план я от всего сердца отдаю на суд и размышление моим согражданам.
Сейчас мой труд закончен, мысль моя полностью оформилась, мое убеждение непоколебимо. Я проанализировал, каждую в отдельности, все части нашей великой и прекрасной социальной машины. Я внимательно рассмотрел их одну за другой; затем я мысленно собрал их все воедино, чтобы уловить их аккорды и услышать, так сказать, общую гармонию, которая должна за этим последовать. И именно потому, что у меня, наконец, не остается более ни тени сомнения и что я чувствую себя в состоянии показать людям сияние спасительной призмы, я с большим, чем когда-либо, энтузиазмом восклицаю: Общность! Общность!

/Париж 1843 год/


Теодор ДЕЗАМИ
КОДЕКС ОБЩНОСТИ

АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ПРЕДШЕСТВЕННИКИ НАУЧНОГО СОЦИАЛИЗМА
под общей редакцией академика В. П. ВОЛГИНА
Перевод с французского Э. А. ЖЕЛУБОВСКОЙ (главы I-Х) и
Ф. Б. ШУВАЕВОЙ (главы XI-XIX, приложение)
Комментарии В. С. АЛЕКСЕЕВА-ПОПОВА
Вступительная статья В. П. ВОЛГИНА
М.: издательство АН СССР. MCMLVI


В. П. Волгин. Утопический коммунизм Дезами

Т. Дезами. Кодекс общности


Введение
Глава I. План настоящей книги
Глава II. Основные законы
Глава III. Распределительное и экономическое законы
Глава IV. Общие трапезы
Глава V. Промышленные и сельскохозяйственные законы
Глава V (продолжение). Организация полевых работ
Глава VI. О торговле
Глава VII. Сравнительная картина режима раздробленности и режима общности
Глава VIII. Философия
Глава IX. О браке, отцовстве, семье
Глава X. Воспитание
Глава XI. Промышленные армии
Глава XIII. Гигиенические законы
Глава XIV. Законы полиции
Глава XV. Наука и искусство
Глава XVI. Истинные причины заблуждений Руссо
Глава XVII. Политические законы
Глава XVIII. Несколько основных истин
Глава XIX. Диалог о режиме переходного периода
Отрывки из произведений Дезами, отмеченные К.Марксом
Комментарии
Биографический очерк
Примечания
Издания произведений Дезами
Литература о Дезами
Указатель имен


Александр Теодор ДЕЗАМИ (4.03.1803 — 24.07.1850)

Существуют четыре способа распределения, четыре способа потребления предметов общественного производства: система частной собственности, сенсимонистская система, абсолютное равенство, пропорциональное равенство.

ДИАЛОГ О РЕЖИМЕ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА: Коммунист, Реформист, Консерватор, Икариец

Но тут снова начинаются эти низкопробные крючкотворства, эти постоянные несносные разглагольствования о прирожденном неравенстве в физической силе, способностях, дарованиях, в самоотверженности и т.д., о страстях и пороках, присущих человеку от рождения, вследствие чего человек, по словам противников коммунизма, всегда будет смотреть на труд как на мучительное утомление, как на невыносимое бремя… Сейчас я ограничусь опровержением возражений, непосредственно относящихся к нашим основным законам, составляющим предмет изложения настоящей главы. Я с удовольствием признаю, к тому же, что некоторые из возражений, которые я намереваюсь рассмотреть, могут исходить от людей добросовестных, но мало привыкших к размышлениям.

Поборники равенства! Что думаете вы, например, о тех моралистах, учениках Сен-Симона, которые в пылу их мнимой самоотверженности дошли до требования того, чтобы общество приняло все меры к возбуждению великих и прекрасных честолюбивых чувств? Вы порицаете их, не правда ли? И в этом вы согласны с самим Пьером Леру, с единственным социалистом этой школы, который остался еще верен доктрине учителя. Послушайте, в каких выражениях он пытается отвергнуть основной закон Сен-Симона, принцип способностей:
«Сен-симонистский принцип: от каждого по его способностям, каждой способности по ее делам — является как бы утверждением нового вида неравенства, основанного на способностях и делах, т.е. утверждением новой аристократии. А ведь понятен только такой идеал, при котором превосходство ума и физических сил будет порождать скорее обязанности, нежели права, и когда действительные потребности, а не способности и дела будут служить принципом распределения благ» («Revue Independante», ноябрь 1841 г.). Пьер Леру совершенно прав.

Дезами о деятелях и об идеях ВФР

Из вступительной статьи

@темы: экономика должна, философия, утопия, социальная история, свобода-право-власть, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, источники/документы, история науки, история идей, историография, историки, Шометт, Франция, Сен-Жюст, Просвещение, Мабли, М.Робеспьер, Июльская монархия, Ж.-Ж.Руссо, Дантон Жорж-Жак, Гракх Бабеф, Великая французская революция, 19 век, 18 век

22:16 

"Никогда не следует карать преступление, если его можно предупредить""

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
При самой малой склонности к размышлению совершенно невозможно установить, что нарушает общественный порядок, не выяснив, в чем этот порядок состоит. Придя, таким образом, к рассмотрению общественных связей, надо бесспорно допустить наличие договора между членами общества: равные права, взаимные выгоды, взаимная помощь — вот каковы должны быть его основы; свобода, справедливость, мир, согласие, благополучие — вот каковы должны быть его плоды.
Однако когда я раскрываю летописи народов, то единственными предметами, которые во всех видах представляются моему разуму, являются тирания на одной стороне, рабство — на другой. Пусть так, скажет кто-либо; но ведь после вторжения власть становится законной и право приходит на смену насилию; после того, как революция произошла, следовало дать почувствовать обществу ее результаты, а это достигалось лишь при помощи хороших законов. Я понимаю, что завоеватели, после того, как они все истребили, опрокинули, захватили, боятся злоупотреблять своими завоеваниями и прибегают к кажущейся мягкости, чтобы сделать свое владычество более терпимым, но ведь верховная власть остается у узурпатора и он разделяет ее со своими приверженцами. Окиньте взорам большую часть народов мира — и кого вы увидите? Никого, кроме презренных рабов и повелевающих господ. Разве не являются законы приказами тех, кто имеет власть? И если бы еще они уважали дело своих рук! Но они по собственному своему желанию заставляют молчать законы, они нарушают их безнаказанно и затем, чтобы укрыться от всякого надзора, они окружают себя священной оградой, к которой никто не смеет приблизиться.

Прежде чем думать о наказании преступлений, следует составить себе правильное представление о них.
Что такое преступление? Нарушение законов; но существуют ли такие священные законы хотя бы у одного правительства мира и можно ли рассматривать как таковые установления, в создании которых не принимал участия каждый член государства? Разве то, что называют этим именем, является чем-то иным, как не приказом надменного властелина? Стало быть, власть этих законов является лишь скрытой тиранией ничтожного меньшинства над большинством. Но опустим завесу на эти таинственные предметы; там скрывается тот мистический ковчег, на который не может быть брошен взгляд непосвященного.

В мире нет ни одного правительства, которое можно было бы рассматривать в качестве законного; поэтому не является ли подчинение законам скорее делом расчета, чем долга? Но не будем разрывать слабых уз, связывающих нас; зло анархии было бы еще хуже, чем зло деспотизма. Конечно, все государства были созданы насилием, убийством, разбоем, и власть вначале не имела другого основания, кроме силы. Для того чтобы сделать ее менее ненавистной, люди стремились сделать ее менее тиранической; они уже стремятся сделать ее менее пристрастной, и, возможно, наступит день, когда она будет использоваться лишь для общего блага. Но что же может сделать подчинение законам обязательным при существующем положении вещей?
Оставьте в стороне всякого рода насилие, и вы найдете, что единственным законным основанием общества является благополучие тех, кто его составляет. Люди объединились лишь для своего общего интереса; они создали законы лишь для того, чтобы определить взаимные права, и учредили правительство лишь для того, чтобы обеспечить себе пользование этими правами. Если они отказались от личной мести, то это было сделано для того, чтобы передать ее в общественные руки; если они отказались от естественной свободы, то это было сделано для того, чтобы приобрести гражданскую свободу; если они отказались от первобытной общности имущества, то это было сделано для того, чтобы иметь некоторую его часть в собственном владении. За родом, заключившим общественный договор, следует род, который его утверждает; но число членов государства беспрестанно меняется. К тому же, когда для предупреждения роста частных состояний не приняты никакие меры, то благодаря свободе, предоставленной честолюбию, ловкости, дарованиям, одна часть подданных всегда обогащается за счет другой; в силу невозможности распоряжаться своим имуществом в пользу посторонних за неимением прямых наследников богатства вскоре неизбежно скопляются в небольшом числе семейств. Словом, в государстве имеется множество неимущих подданных, которые оставят свое потомство в нищете. Итак, они оказываются вынужденными погибать с голоду на земле, изобилующей чужими владениями, от которых они ничем не могут поживиться. Будучи связаны с обществом одними лишь невыгодами, обязаны ли они уважать его законы? Конечно, нет; если общество их покидает, они возвращаются в естественное состояние; если они силой требуют прав, от которых они отказались лишь для того, чтобы обеспечить себе большие выгоды, то всякая власть, которая будет сопротивляться этому, окажется тиранической, а судья, приговаривающий их к смерти, — лишь подлым убийцей.

Если необходимо, чтобы для самосохранения общество принуждало своих членов уважать установленный порядок, то прежде всего оно должно обезопасить их от искушений нужды. Оно должно поэтому предоставить им обеспеченное существование, приличную одежду, полную поддержку, пособия при их болезнях и уход в старости, ибо они могут отказаться от своих естественных прав лишь постольку, поскольку общество создает для них положение, имеющее преимущество перед их естественным состоянием. Стало быть, лишь после выполнения таким образом своих обязательств в отношении всех своих членов общество вправе наказывать тех, кто нарушает его законы.

Покарать преступление, не нарушая справедливости, это значит: обуздать злых, защитить невинных, избавить слабых от притеснения, вырвать меч из рук тирании, поддержать порядок в обществе и обеспечить спокойствие его членов; какая другая цель может быть более разумной, более благородной, более великодушной и более важной для благополучия людей! Могут ли мои слабые познания способствовать ее осуществлению? Трудясь над разрушением пагубных предрассудков, я часто буду вынужден оскорблять общераспространенные мнения. Сколько невежд восстанет против меня! Но не все ли это равно? Я должен говорить для мудрецов и только их одобрение мне дорого.


Жан-Поль МАРАТ
ПЛАН УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Перевод с французского Н. С. Лапшиной
под редакцией и с предисловием проф. А. А. Герцензона
М.: изд-во иностранной литературы. 1951


Предисловие (перенесено нами в конец текста)

Введение
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Об основных принципах хорошего законодательства
                 Об общественном порядке
                 О законах
                 Об обязанности подчиняться законам
                 Об уголовных законах
                 О санкции законов
                 О наказаниях
                 Род наказаний должен вытекать из природы преступлений
                 Правосудие должно быть беспристрастным
                 Наказания должны быть личными
                 Законы должны быть непреклонными
                 О публичности уголовного кодекса
                 О тех, которые не ответственны за свои действия перед правосудием
                 В каком возрасте человек ответственен за свои действия перед правосудием?

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. О преступлениях и наказаниях
       Раздел первый. О преступлениях против государства
           Глава первая. О ложных государственных преступлениях
                 О сочинениях против государя и т. п.
                 О жалобах государю и о сопротивлении несправедливым его повелениям
                 О посягательствах на жизнь государя
                 О порче чеканных монет
                 О подделке чеканных монет
                 Продолжение двух предыдущих статей
                 О контрабанде
                 О дезертирстве
           Глава вторая. О подлинных государственных преступлениях
                 О притеснениях и взяточничестве
                 О переходе на сторону врага
                 О нарушении служебного долга
                 О растрате и хищениях
                 О лихоимствах, происках и изменах
                 О поджоге кораблей, верфей, складов, арсеналов, общественных архивов и зданий
                 О заговорах
       Раздел второй. О преступлениях против законной власти
                 О пренебрежении к повелениям государя и должностных лиц
                 О пренебрежении к родительской власти
                 О хозяевах и слугах
       Раздел третий. О преступлениях против безопасности лиц
                 О предумышленном убийстве
                 О насилиях и оскорблениях
                 О засаде, опасных ранениях, увечьях и других посягательствах на жизнь, не сопровождавшихся смертью
                 Об убийстве, совершенном при самозащите
                 О невольном убийстве
                 О дуэли
                 О вредном изменении съестных припасов
                 О самоубийстве
       Раздел четвертый. О преступлениях против собственности
                 О краже и ее различных видах
                 Об укрывательстве
                 Об изменении товаров
                 О ростовщичестве
       Раздел пятый. О преступлениях против нравственности
                 О развратителях
                 Об обольщении
                 О прелюбодеянии
                 О незаконных связях
                 Об увозе
                 Об изнасиловании
                 О многоженстве
                 О проституции и разврате
                 О сводничестве
                 О мужеложстве и скотоложстве
                 Способы предупреждения преступлений, вызываемых испорченностью нравов
       Раздел шестой. О преступлениях против чести
                 О злословии
                 О клевете
                 О пасквилях
                 Об обвинениях
                 О клятвопреступлении
       Раздел седьмой. О преступлениях против общественного спокойствия
                 О пьянстве
       Раздел восьмой. О преступлениях против религии
                 Об атеизме, ересях и расколе
                 О простом святотатстве
                 О богохульстве
                 О магии
                 О преступлениях, нарушающих отправление богослужения
                 О плохом обращении со священниками, отправляющими свои обязанности
                 О краже священных вещей
                 О соблазнительных сочинениях
                 О соучастниках
                 О непредвиденных случаях
                 Способ поддержания действующих законов

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. О природе и силе доказательств и презумпций
                 О донесении
                 О розыске виновного
                 О преследовании преступников
                 О полюбовной сделке и о прощении преступлений
                 Об уголовном судопроизводстве
                 Продолжение того же предмета
                 Продолжение того же предмета
                 О неприемлемых свидетелях
                 О доказательстве посредством свидетельских показаний
                 О доказательстве посредством поличного
                 О доказательстве посредством следов преступления
                 Особые случаи
                 О презумпциях

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. О способе приобретения доказательств и презумпций во время судебного расследования так, чтобы не нарушить ни справедливости, ни свободы и согласовать мягкость с уверенностью в наказаниях и человечность — с безопасностью гражданского общества
                 Общее правило
                 О тюремном заключении
                 О судебных формах
                 Об уголовном судопроизводстве
                 О способе приобретения доказательств преступления
                 Об обращении с обвиняемыми во время их заключения
                 Продолжение того же предмета
                 Продолжение того же предмета
                 Об уголовном суде
                 Продолжение того же предмета
                 Продолжение того же предмета
                 О сроках производства дел
                 О судебном следствии
                 Об исполнении приговоров

Заключение


А.Герцензон. Уголовно-правовая теория Марата
Все материалы о Марате
* * *
А что касается портрета - mme Martine Gabrielle оказалась права :)

@темы: экономика должна, философия, социальная история, свобода-право-власть, религия и церковь, полезные ссылки, персона, оригинальные произведения 18 в., новые публикации, литературная республика, источники/документы, история идей, историки, Франция, Просвещение, Жан-Поль Марат, Европа, Великая французская революция, 18 век

11:32 

До каких пор ярость деспотов будет называться правосудием,

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/

а правосудие народа варварством или бунтом?..



Максимилиан РОБЕСПЬЕР
РЕВОЛЮЦИОННАЯ ЗАКОННОСТЬ И ПРАВОСУДИЕ
СТАТЬИ И РЕЧИ

Перевод с франц. Н.С.Лапшиной
под редакцией и с предисловием А.А.Герцензона
М.: государственное издательство юридической литературы. 1959


Предисловие

СТАТЬИ И РЕЧИ
О бесчестящих наказаниях
О введении суда присяжных
Об организации кассационного суда
О Морском уголовном кодекс
Об организации уголовного правосудия. О необходимости письменного судопроизводства
Принципы организации суда присяжных
О свободе печати
О смертной казни
О королевской неприкосновенности
О роли общественного обвинителя
Проспект «Защитника конституции»
Изложение моих принципов
О необходимости и природе воинской дисциплины
Мнение о суде над Людовиком XVI
Вторая речь о суде над Людовиком XVI
О революционном трибунал
О Декларации прав человека и гражданина
О Конституции
О реорганизации революционного трибунала
О принципах революционного правительства
О принципах политической морали
О новой реорганизации революционного трибунала
Речь, произнесенная 8 термидора 2-го года Республики

Указатель имен и терминов

Н.С.Лапшиной даны краткие справочные сведения не только о современниках М.Робеспьера, но и о упоминаемых деятелях античности, а также пояснения терминов, названий обществ, клубов и т.д. Мы туда же поместили ссылки на имеющиеся в сети материалы.

Еще одна речь Робеспьера - на нашумевшем процессе о громоотводе. Перевод mlle Anais.

Полная подборка ссылок на материалы о М.Робеспьере
Алексей Адольфович ГЕРЦЕНЗОН (17.03.1902 — 13.12.1970)

А картинки были такие: * * * *

@темы: якобинцы, философия, социальная история, свобода-право-власть, религия и церковь, полезные ссылки, персона, оригинальные произведения 18 в., новые публикации, массы-классы-партии, источники/документы, история идей, историки, Шометт, Франция, Термидор, Сен-Жюст, Просвещение, Монтескье, М.Робеспьер, Комитет общественного спасения, Комитет общей безопасности, Жан-Поль Марат, Ж.-Ж.Руссо, Дантон Жорж-Жак, Великая французская революция, 18 век

22:34 

Жан Мелье ("как слово наше отзовется")

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)

Геннадий Семенович КУЧЕРЕНКО
СУДЬБА "ЗАВЕЩАНИЯ" ЖАНА МЕЛЬЕ в XVIII веке
М.: Наука. 1968
Ответственный редактор: доктор исторических и доктор философских наук Б.Ф.ПОРШНЕВ


«Завещание» Жана Мелье — первое открытое провозглашение идей народной революции, утопического коммунизма и атеизма в XVIII в. Автор показывает, какое большое влияние оказали взгляды Мелье на Вольтера, энциклопедистов, на формирование идеологии бабувизма, т.е. на всю передовую общественно-политическую и философскую мысль до и во время Великой французской революции.

От редактора
Вступление
Глава I. СУДЬБА ИДЕЙ МЕЛЬЕ в 30-60-х годах XVIII в.
                    1. Распространение рукописей «Завещания» в 30—40-х годах
                    2. Мелье и критика христианства (Вольтер. Отношение Д'Аламбера к «Извлечению». Философы-деисты из кружка Буланвилье)
                    3. Мелье и французский материализм первой половины XVIII в. (Ламеттри)
Глава II. МЕЛЬЕ И ЭНЦИКЛОПЕДИСТЫ
                    1. Роль идей Жана Мелье в атеистической пропаганде 60—70-х годов
                    2. Мелье и некоторые черты социальной философии Гельвеция
                    3. К вопросу об идейных истоках социальной утопии в мировоззрении Дидро
                    4. Защитники церковной идеологии о «Завещании»
Глава III. СУДЬБА «ЗАВЕЩАНИЯ» ЖАНА МЕЛЬЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
                    1. Мелье и Клоотц
                    2. Мелье и Нэжон [Адрес Нэжона Национальному собранию]
                    3. К вопросу об идейных истоках бабувизма
Заключение
Библиография

Указатель имен

К теме:
Жан Мелье. Завещание
Б.Поршнев. Жан Мелье
А.Иоаннисян. Коммунистические идеи в годы Великой французской революции
В.Волгин. Сборник работ «Очерки истории социалистических идей с древности до конца XVIII в.»
В.Волгин. Французский утопический коммунизм XVIII-XIX вв.
В.Волгин. Революционный коммунист 18 в. Жан Мелье и его "Завещание"
Сильвен Марешаль

Об авторе

@темы: 18 век, Великая французская революция, Вольтер, Гракх Бабеф, Дидро, Ж.-Ж.Руссо, Жан Мелье, Мабли, Просвещение, Сильвен Марешаль, Франция, историки, история идей, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, оригинальные произведения 18 в., персона, полезные ссылки, революции, религия и церковь, свобода-право-власть, социальная история, философия

09:23 

и снова Гражданин Здравый Смысл - Томас Пейн

Cosmopolite
Армия принципов прорвется там, где не пройдет армия солдат. Т.Пейн

Николай Моисеевич Гольдберг
ТОМАС ПЕЙН
М.: Мысль. 1969.
ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
БИБЛИОТЕКА «МЫСЛИТЕЛИ ПРОШЛОГО»


Предисловие

Глава 1. ЖИЗНЬ и ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
         1. Английский демократ
         2. Борьба за дело Америки
         3. Мятежник вернулся на родину
         4. В буре французской революции
         5. Снова в Америке. Последние годы

Глава 2. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ
         1. Об обществе и государстве
         2. О революциях
         3. О конституциях
         4. О войне, колониализме и мире
         5. Против расизма

Глава 3. ФИЛОСОФСКИЕ ВЗГЛЯДЫ и КРИТИКА РЕЛИГИИ
         1. Деист или квакер?
         2. У истоков американского материализма
         3. «Революция в системе религий»

Глава 4. ПОЛТОРА ВЕКА ПОСЛЕ СМЕРТИ

Из произведений Томаса Пейна
Из «ЗДРАВОГО СМЫСЛА»
Из «ВЕКА РАЗУМА»
         Исповедание веры автора
         О боге, его существовании и атрибутах, как они освещаются библией
         Истинная теология и теология суеверия

Литература


Г.Фаст. Гражданин Томас Пейн (роман)
А.Каримский. Революция 1776 года и становление американской философии
Б.Быховский. Философия американского просвещения
В.Волгин. Сборник работ «Очерки истории социалистических идей с древности до конца XVIII в.» (глава «Социалистические идеи в Англии XVIII века»: Морелли, Уоллес, Томас Спенс, Огильви, Голл, Томас Пейн)
Другие материалы о Т.Пейне

Автор книги Н.М.Гольдберг, доктор исторических наук, старший научный сотрудник Музея истории религии и атеизма в Ленинграде, написал также монографию «Свободомыслие и атеизм в США (XVIII—XIX вв.)» (М—Л., 1965), составил и прокомментировал книгу «Американские просветители» (тт.1—2. М., 1968—1969), является автором большого числа научных и научно-популярных работ, преимущественно по истории общественной мысли США и Англии («Критика религии Б. Франклином», «Вопросы религии в трудах Т.Купера» и др.). Ряд трудов Н.М.Гольдберга опубликован в ГДР, Болгарии и других странах.

@темы: философия, социальная история, свобода-право-власть, религия и церковь, полезные ссылки, персона, оригинальные произведения 18 в., новые публикации, массы-классы-партии, источники/документы, история идей, имена, события, календарь, Франция, Просвещение, Европа, Великобритания, Великая французская революция, Америка, 19 век, 18 век

09:54 

Луи Блан, Франсуа Видаль, Константен Пекер, Этьен Кабе

Синяя блуза

Поль Луи
(1872 - 1948)
ФРАНЦУЗСКИЕ УТОПИСТЫ
ЛУИ БЛАН ВИДАЛЬ ПЕККЕР КАБЕ
С ОТРЫВКАМИ ИЗ ИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ
ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО Е. Я. УСПЕНСКОЙ
ПОД РЕДАКЦИЕЙ И С ПРЕДИСЛОВИЕМ М. ЗЕЛИКМАНА
М.: КРАСНАЯ НОВЬ, ГЛАВПОЛИТПРОСВЕТ. 1923


Предисловие к русскому изданию
I. Биографии
II. Экономическая среда
III. Коммунистический Манифест и утопический социализм
IV. Луи Блан
«Организация труда»
«Социализм: право на труд»
V. Франсуа Видаль
«О распределении богатств»
VI. Пекер
«Трактат о материальных улучшениях»
VII. Kaбe
«Путешествие в Икарию»


маленькая книжка такая, типа краткого изложения взглядов социалистов-утопистов. Не Волгин, конечно, но может пригодиться, школьникам, или для первичного самообразования.
Про автора много не нашел. Это французский публицист, писатель, филолог и историк, в Советском Союзе довольно известный, в журналах по истории есть рецензии на его книги. Автор нескольких книг по истории рабочего и социалистического движения.
Книжка эта полный перевод. Французский оригинал издавался в 1922 году в Париже.

@темы: Июльская монархия, 20 век, 19 век, Июльская революция, Франция, историки, история идей, источники/документы, капитал, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, персона, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, социальная история, утопия, философия, экономика должна

14:21 

Великая французская революция в России конца 18 в. и в 19 в. (интерпретации. 1980-е)

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
ТАРТУСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
КАФЕДРА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
И ПУТИ РУССКОГО ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ
15-17 декабря 1989 г. Тарту, 1989


Ю.М.Лотман. В перспективе Французской революции
В.Н.Топоров. О "ветрах" Французской революции в русской литературе
М.Б.Ямпольский. Законы общества как законы природы
Г.Г.Амелин. Русская церковь ХVIII века и Французское Просвещение
Е.В.Анисимов. Исторические корни имперского мышления в России, его стереотипы и рецидивы
А.Б.Каменский. Историческая наука и идеи Просвещения в России второй половины ХVIII века
В.С.Парсамов. П.И.Пестель и якобинская диктатура
Й.С.Чистова. Княгиня А.И.Голицына и ее петербургский салон
М.Салупере. Тайный надзор и доносы журналистов
Л.И.Вольперт. Мадам де Сталь о Французской революции (проблема политического фанатизма)
А.Л.Осповат. Послание Тютчева автору "Вольности" и дело Лувеля
Л.Приймяги. Об одной культурно-типологической параллели (Великая французская революция и немецкая классическая философия)
В.В.Пугачев. К влиянию Великой французской революции на Россию (человек, личность, нация)
П.Х.Тороп. Французские революции и Ф.М.Достоевский
З.Г.Минц. "Дворянский бунт" и две повести К.Случевского
С.Н.Доценко. Россия и Европа в цикле Вяч.Иванова "Парижские эпиграммы"
Н.А.Богомолов. Отголоски века Просвещения в русской культурной жизни эпохи революции 1905 года
В.С.Баевский. Пьеса Б.Пастернака о Великой французской революции
Г.Баран. Лекция В.Дорошевича о журналистах Французской революции
С.Г.Шиндин. К семантике мотива Великой французской революции в художественном мире Мандельштама
А.А.Данилевский. Полемический аспект "Жизни несмертельной" А.М.Ремизова
Е.А.Погосян. К проблеме политической символики панегирической поэзии Ломоносова
Х.Пийримяэ. Великая французская революция в муках исторических оценок


На правах редактора
Давно колебалась, и все же помещаю в библиотеку сей анамнез отечественной историографии. Исследования на стыке наук дают интереснейшие результаты, это верно, и Реизов тому пример, но бывает и то, что происходит с полифункциональными предметами: сканеропринтероксерокс – в результате ни ксерокс, ни принтер и ни сканер… ни истории, ни литературоведения. А впрочем, приятного чтения – почти в каждой статье есть любопытные повороты сюжета, хотя это относиться к частностям, а не к целому. …И Ауслендер не зря появлялся на горизонте и так и не уходит все это время.

Обложка сборника выглядит…
по-моему, несколько произвольно связано с темой.
Или с подтекстом?.. ;-)

@темы: 18 век, 19 век, 20 век, Бонапарт, Великая французская революция, М.Робеспьер, Россия и Франция, Сен-Жюст, Термидор, историки, историография, история идей, либерализм, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, революции, религия и церковь, свобода-право-власть, социальная история, якобинцы

20:52 

между Революцией и революцией: историография 1815-1830 годов

Plume de paon
tantum possumus, quantum scimus
Граждане коллеги,
глава этой книги появились в нашей библиотеке еще в первый год ее работы.
Постепенно редакторы добавляли еще и еще фрагменты, и, наконец,
настал день, когда можно представить полностью

Борис Георгиевич РЕИЗОВ
ФРАНЦУЗСКАЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ (1815 ~ 1830)
Л.: издательство Ленинградского гос. ун-та. 1956. 536 с.


В этот период французская историография рассматривает историю прошлого как непрерывный процесс развития, имеющий своей причиной общественную борьбу, а результатом — все большую демократизацию общества. На этой теории французские романтические историки строят свою систему исторического исследования, начиная от политических задач и кончая композицией и стилем. Книга рассчитана на научных работников-историков и литературоведов, студентов вузов, преподавателей средней школы и всех интересующихся историческими науками.

П P Е Д И С Л О В И Е
ГЛАВА I. ТРАДИЦИИ XVIII BEKA. «ФИЛОСОФЫ» И «КЛАССИКИ»
Мари-Жозеф Шенье
Жан-Этьен-Мари Порталис
Пьер-Клод-Франсуа Дону
Пьер Дарю
Пьер-Эдуар Лемонте
Жан-Франсуа Мишо
ГЛАВА II. У ПОРОГА НОВОЙ ИСТОРИОГРАФИИ. СИСМОНДИ
ГЛАВА III. НА ПЕРЕЛОМЕ. ВИЛЬМЕН
ГЛАВА IV. ВОИНСТВУЮЩИЙ РОМАНТИЗМ. ОГЮСТЕН ТЬЕРРИ
ГЛАВА V. НАРРАТИВНАЯ ШКОЛА. ПРОСПЕР ДЕ БАРАНТ
ГЛАВА VI. ГИЗО, или ДОКТРИНА
ГЛАВА VII. МИНЬЕ И ТЬЕР, ИСТОРИКИ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
ГЛАВА VIII. ВИКТОР КУЗЕН И ЭКЛЕКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
ГЛАВА IX. СИМВОЛИЧЕСКАЯ ШКОЛА. МИШЛЕ
ГЛАВА X. СИМВОЛИЧЕСКАЯ ШКОЛА. ЭДГАР КИНЕ
ГЛАВА XI. МИФОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА. БАЛАНШ
ГЛАВА ХII. В РУСЛЕ РОМАНТИЗМА. УЧЕНИКИ И СОРАТНИКИ
Франсуа Рене Шатобриан
Луи-Антуан-Франсуа Маршанжи
Алексис Монтейль
Жан-Батист-Оноре-Реймон Капефиг
Алексис-Франсуа Рио
Луи-Клер де Бопуаль, граф де Сент-Олер
Нарсис-Ашиль граф де Сальванди
Амедей Тьерри
Арман Каррель
Клод-Анри Сен-Симон

Вы встретитесь также, и неоднократно, с мадам де Сталь и немецкими философами.

Дополнительные материалы можно скачать и прочитать в разделе нашей библиотеки «Историки и историография».
Портреты, ссылки и выдержки из текста будут в комментариях к сей записи.

@темы: философия, свобода-право-власть, реставрация, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, история науки, история идей, историография, историки, Просвещение, Мабли, Империя, Ж.-Ж.Руссо, Европа, Дидро, Германия, Вольтер, Великая французская революция, Бонапарт, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 19 век, 1830-е, 18 век

20:44 

Парижская коммуна: 73-дневная вахта

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
Подготовлены и представлены гражданам читателям


Ранее опубликовано...

Vive la Commune de Paris!




А.Лурье. Портреты деятелей Парижской коммуны (М.: госполитиздат. 1956): 1, 2, 3, 4
Э.Белфорт Бакс. Парижская коммуна 1870-1871 гг. (Пг., 1918)
Речь Эжена Варлена перед судом в 1868 г. по делу о Международном товариществе рабочих (Вятка, 1918)
Письма рабкорров Парижской коммуны (М., 1937)
Гюстав Лефрансе. Воспоминания коммунара (Л.: Прибой. 1925)
М.Вильом. В дни Коммуны: записки очевидца (Л.: Прибой. 1926)
Луи Дюбрейль. Коммуна 1871 года (Пг., 1920)
К.Беркова. Парижская коммуна и русские революционеры (М., 1926)
Э.Желубовская. Крушение Второй империи и возникновение Третьей республики во Франции (М.: изд-во АН СССР. 1956)
П.Лавров. Парижская коммуна 18 марта 1871 г. (Л.: Прибой. 1925)
Б.Итенберг. Россия и Парижская коммуна (М.: Наука. 1971)
И.Книжник-Ветров. Русские деятельницы 1-го Интернационала и Парижской коммуны. Е.Л.Дмитриева, А.В.Корвин-Круковская, Е.Г.Бартенева (М.-Л.: Наука. 1964)


= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

24-28 мая. А.Молок. Белый террор во Франции в 1871 г. (с приложением статьи В.И.Ленина «Памяти Коммуны». М.: изд-во ЦК МОПР СССР. 1936)
В.Арендт. Дни Коммуны 1871 года (М.: изд-во Ц.К.МОПР. 1929)
О.Вайнштейн. История парижской Коммуны (М.: журнально-газетное объед-е. 1932)
А.Арну. Народная история Парижской Коммуны / Полный перевод с французского (Пг.: изд-во Петроградского Совета Рабочих, Крестьянских и Красноарм. депутатов. 1919)
Ж.Буржен. История Коммуны / перевод с франц. (Л.: Прибой. 1926)


= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =

— Что вам хочется смотреть, дети, — говорит мать своим дочерям, — развалины или трупы?
— О, и то и другое, маменька, и то и другое!
— Ну, так вот что мы сделаем: мы поедем сначала смотреть на мертвых... Только уж позавтракать придется как попало.
— Ничего, маменька: мы возьмем с собой по кусочку хлеба!
— Хорошо! И если я не слишком устану, мы пойдем смотреть на пожары вместо десерта.
И девочки захлопали в ладоши.


«Парижский журнал» 5-го июля 1871 г. Прелестный портрет буржуазии, нарисованный ею самою.

Шапки долой! Я буду говорить о мучениках коммуны!




upd 5/12/10. Гражданин коммунар-Курск добавил фантастический рассказ Р. СИРАЗЕТДИНОВА "УРОК ИСТОРИИ"
запись создана: 17.03.2010 в 13:02

@темы: якобинцы, экономика должна, товарищам, социальная история, событие, свобода-право-власть, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, капитал, источники/документы, история идей, историки, имена, события, календарь, военная история, Франция, Советский Союз, Россия и Франция, Революция-женского рода, Парижская коммуна, Л.-О.Бланки, Европа, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 19 век

15:11 

как правильно строить баррикады

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
Эта программа — всецело военная — нисколько не затрагивает ни политического, ни социального вопросов, которым здесь не место. Само собою разумеется, что революция должна совершиться в пользу труда и против тирании капитала и воссоздать общество на основах справедливости.
У армии, по сравнению с народом, имеется только два крупных преимущества: ружье шаспо и организация.
Значение последней — громадно, неопреодолимо. Но, к счастью, это преимущество может быть приобретено народом, и тогда перевес перейдет на сторону восстания.
В гражданской войне солдаты, за редким исключением, участвуют с отвращением, по принуждению и из-за водки. Им хотелось бы быть в другом месте, и они охотнее смотрят назад, чем вперед. Но железная рука делает их рабами и жертвами невыносимой дисциплины. Они повинуются ей не из любви к власти, а из страха, и неспособны поэтому к самой ничтожной инициативе. Отряд отрезанный — отряд потерянный.
В народных рядах нет ничего подобного. Там сражаются из-за идеи. Там имеются лишь добровольцы, движимые энтузиазмом, а не страхом. Превосходя неприятеля своей самоотверженностью, они на много выше его по умственному развитию. Они обладают над ним нравственным и физическим преимуществом в силу своей убежденности. Их духовная и физическая энергия неисчерпаемы. У них нет разлада между чувством и мыслью. Никакое войско в мире не сравнится с этими отборными людьми.
Чего же им недостает, чтобы победить? Им нехватает единства и организованности — качеств, необходимых для достижения цели; эти качества, одно без другого, поражены бессилием. Без организации нет никаких шансов на успех. Организация — это победа, разрозненность — это смерть.
Военная организация, особенно когда ее нужно импровизировать на поле битвы, представляет большие трудности для нашей партии.
Она предполагает верховное главное командование и, до известной степени, обычный ряд офицеров всяких степеней. Где взять этот персонал? Буржуа-революционеры и социалисты редки; даже та незначительная группа, которая имеется, воюет только пером. Эти господа думают перевернуть мир при помощи своих книг и газет: в течение шестнадцати лет, несмотря на неудачи, они только и делают, что марают бумагу в необозримом количестве. Они сносят, не моргнув, удила, седло и хлыст. Отвечать на удары? Это прилично для хамов!
Эти герои письменного прибора питают к шпаге такое же презрение, какое проявляет офицеришка к их грубой обуви. Им не приходит в голову, что сила представляет единственную гарантию свободы, что страна порабощена там, где граждане не знают военного дела и предоставляют привилегию на него касте или корпорации.
В античных республиках, у греков и римлян, все знали и занимались военным делом. Воин-профессионал представлял собою неизвестный вид. Цицерон был генералом. Цезарь — адвокатом. Оставляя тогу для мундира, первый встречный оказывался полковником или капитаном, закаленным в деле. Пока во Франции не будет того же самого, мы останемся обывателями (pekins), которых будут своевольно стегать обладатели сабель.
Тысячи молодых людей, образованных рабочих и буржуа стонут под ненавистным игом. Но разве они помышляют для сокрушения его о шпаге? Нет! Перо, всегда перо, одно только перо. Но почему же не то и другое, как того требует долг Республиканца? Во время тирании писать хорошо, но тогда, когда рабское перо остается бессильным, лучше сражаться. Так нет! Создают газету, идут в тюрьму, и никому не приходит в голову раскрыть руководство по маневрам для того, чтобы там научиться в 24 часа мастерству, составляющему всю силу наших угнетателей, знание которого даст нам в руки реванш и их кару.
Но к чему эти жалобы? Это глупая привычка нашего времени плакаться вместо того, чтобы противодействовать. Теперь мода на иеремиады. Иеремия позирует во всех положениях, он плачет, бичует, догматизирует, правит, гремит, сам же он — бич среди всех бичей. Оставим все эти церковные бредни могильщиков свободы. Вечный долг революционера — борьба, борьба во что бы то ни стало, борьба до последнего издыхания.
Недостает кадров для формирования армии? Так надо создавать их на поле брани, во время действий. Парижский народ доставит кадры — старых солдат, бывших национальных гвардейцев. Их малочисленность принудит свести до минимума число офицеров и унтер-офицеров. Не важно! Рвение, пыл и смышленность добровольцев возместят эту недостачу.
Главное — это сорганизоваться какой бы то ни было ценой. Довольно беспорядочных восстаний с десятью тысячами разрозненных голов, действующих на удачу, в беспорядке, без помысла о совместном действии, каждый в своем углу и по своей фантазии! Долой баррикады, возведенные вкривь и вкось...

Огюст Бланки
ИНСТРУКЦИЯ К ВООРУЖЕННОМУ ВОССТАНИЮ


Эта публикация с комментариями была сделана С.Е.Красным в журнале «Историк-марксист» (1927, т.3).


«Публикуемый документ обнаружен нами среди бумаг Бланки, хранящихся в отделе рукописей Национальной Библиотеки в Париже. Они переданы туда учеником Бланки — Гранже. В связке № 9 (Nouvelles acquisitions francaises № 9592) имеются две тетради, написанные рукой Бланки. Они озаглавлены: «Instruction pour une prise d'armes». Каждая из них представляет собой черновой набросок. Мы даем здесь перевод более полной тетради. В тетрадях нет никаких указаний о времени, когда «Инструкция» написана. Мы относим ее к 1867—68 г. потому, что в составленном одновременно с нею воззвании к парижанам Бланки восклицает; «16 лет неволи!»... По содержанию воззвания видно, что этот срок исчисляется с момента декабрьского переворота Луи-Бонапарта (1851 г.). К инструкции приложены три воззвания.»
С.Красный так определяет задачу своей работы: «…реабилитировать величайшего революционера XIX века от множества тяготеющие над ним несправедливых приговоров. Публикуя неизданную до сих пор «Инструкцию», мы хотим помочь критике той части легенды о Бланки, в которой ему приписываются взгляды на вооруженное восстание, как на дело небольшой группки заговорщиков, несвязанных с массами. Он обвиняется в игнорировании социально-политических и психологических факторов восстания, в готовности поднять его, сообразуясь лишь с настроениями заговорщиков, а не масс.
Эта версия кажется нелишенной основания. Но политическая карьера Бланки не кончается в 39 году. Мы встречаемся с ним и в революции 48 года. Вряд ли кто-либо станет утверждать, что председатель Центрального Республиканского общества хотя бы в самой отдаленной степени напоминает конспиратора 30 годов.
Что Бланки не считал возможным восстание без участия в нем масс, видно из следующего: «Вожди предприятия, — пишет Бланки об этом восстании, — полагали, что острота положения и волнения предшествующих дней будут достаточны, чтобы массы присоединились к ним». И далее: «Они (восставшие. - С.К.), без сомнения, ошиблись, время еще не настало; нужно уметь угадывать момент. В этих грозных вопросах промах, просчет обязывают к тяжелой ответственности. Я думаю — никогда не оправдание». Все это мало похоже на рассуждения конспиратора.
Вернемся к инструкции. Она написана в известном смысле уже на закате политической карьеры Бланки. Инструкция посвящена лишь военным вопросам. Предполагающиеся по инструкции военно-оборонительные работы должны принять столь грандиозные размеры, что о выполнении их кучкой заговорщиков не может быть и речи. Всякий, кто внимательно прочтет «Инструкцию», без труда убедится в том, что восстание, по мысли Бланки, должно быть массовым народным движением. Столь же категорически определяет он и социальный состав повстанцев. По Бланки, восстание следует подготовить заранее: выделяется штаб, намечаются основные пункты борьбы, точно распределяются обязанности между руководителями восстания, определяются средства борьбы и т.д. Конечно, большинство указаний Бланки касательно военно-технической стороны восстания устарело. При всем этом ряд положений Бланки, в частности те из них, которые трактуют вопрос о баррикадной борьбе, и поныне не утратили своего значения.
В отделе «Инсуррекционные меры», равно как и в приложенных к инструкции проектах воззваний к солдатам, офицерам и парижанам, читатель найдет также перечисление мероприятий не военного, а политико-организационного характера; там в крайне сжатой форме дается программа правительственной деятельности в дни восстания.»

Тематические ссылки:
Домманже М. Бланки
Бонч-Бруевич В.М. Вечный узник. Жизнь и деятельность Луи Огюста Бланки
Кунина В.Э. История письма Огюста Бланки Карлу Марксу от 22 января 1862 года
Фармонов Р.Ф. Л.-О.Бланки в годы Второй республики
Шахматов Б.М. Л.-О.Бланки и революционная Россия (отзывы, влияния, связи)
Бах И.А. Маркс и Бланки в 1869 году
Бернстайн С. Огюст Бланки и I Интернационал
Красный С. Эволюция социально-политических воззрений Бланки

Нашел публикацию и сканировал гражданин Оппортунист.

29.05.10

Гражданка Capra Milana поделилась пятью портретами Бланки:


* * * *

@темы: они и мы, история идей, военная история, Франция, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 19 век, Л.-О.Бланки, Европа, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, источники/документы, персона, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, социальная история

07:49 

гарантии гармонии и свободы

...чужой среди своих
Счастлив — только довольный, а довольным может быть только тот, кому доступно все, что имеет всякий другой. Чем больше возможностей для этого дает общество каждому человеку в отдельности, тем более удовлетворенным будет человек и тем, следовательно, счастливее будет и самое общество. Но до тех пор, пока каждый индивид видит в обществе вокруг и около себя других людей, находящихся в более привилегированном положении, приходит с ними в соприкосновение, или — что еще хуже, — зависит от них, до тех пор он не будет ни счастливым, ни довольным, каким бы богатым и могущественным его ни считали по его общественному положению.
Он и не должен чувствовать себя счастливым. Потому что чувствовать себя довольным — это не добродетель, как нам врут в течение тысячелетий, с самого начала царства неправды и угнетения. Нет! Это вытекающее из естественных причин, первоначальное естественное чувство гармонии между потребностями и способностями человека.

<…>
Там, где люди гибнут от лишений и истощения, там собственность — злодейское убийство. Ведь, когда в вашем обществе случается убийство с целью грабежа, вы хорошо знаете, где искать убийцу.
Каким бы странным это выражение ни казалось благодушным собственникам, они по здравом размышлении все-таки должны будут признать заключающуюся в нем истину. Они, конечно, могут усыпить свою совесть и сказать:

Не пугайтесь, загребалы, у вас ничего не возьмут силой. Если у вас взять то, что вы называете своей собственностью, у вас будет меньше того, что имеют наши нищие. Мы хорошо знаем, что ваше сердце наполнено и переполнено эгоизмом.
Есть другие средства, которые, наверное, даже самые эгоистичные из вас не будут считать безнравственными. Ваши жадность и скупость сами ускорят применение этих средств.
<…>
Теперь же на свете есть четыре рода людей:
1. Люди, которые занимаются полезным делом.
2. Люди, которые занимаются бесполезным делом.
3. Люди, которые совершенно не работают и
4. Люди, которые занимаются вредным делом или:
честные люди, обезьяны, тунеядцы и подлецы.
<…>
В какой бы уголок нашего старого гнилого общественного строя ни проник наш глаз, мы всюду наталкиваемся на преступления и нужду, причиной которых является неравенство, а средством сохранения неравенства являются деньги!
Почему лгут газетные писаки, почему крадет вор, почему обманывает купец и почему адвокат защищает неправое дело? Только ради денег.
Почему заимодавцы и должники ругаются, дерутся и ссорятся? Почему ссорятся между собой подмастерье с мастером, заказчики, лавочники и покупатели? Все из-за денег.
Почему трактирщик фальсифицирует вино, крестьянин — молоко, масло? Почему пекарь выпекает слишком маленькие хлебы? Все ради денег.
Почему крестьянин привозит на рынок недозревшие фрукты? Почему мясник продает мясо больных животных или слишком молодых телят? Почему некоторые трактирщики угощают своих столовников кониной или кошачьим мясом? Все ради денег.
Почему некоторые люди учат, пишут и действуют противно своему долгу, совести и убеждениям? Ради денег.
Чем больше эти люди имели и наслаждались за счет и в ущерб другим, тем больше им хотелось иметь и наслаждаться. Если изобретение денег и права наследования избавило их от обременительной необходимости добывать собственность своим трудом, то теперь при помощи власти, выросшей из права наследования и денег, была устранена необходимость добиваться славы, почета, уважения, власти и привилегий: их просто сделали наследственными! Они делают наследственным всё, для приобретения чего собственным трудом не чувствуют в себе ни мужества, ни энергии!
<…>
А то еще других называют так: тайные советники, советники посольства, советники высшего окружного суда, советники консистории, надворные советники и т. д.
Найдется ли хотя бы один из ста крестьян, который смог бы мне сказать, какие, собственно, обязанности имеет каждое из вышеприведенных титулованных лиц? Я думаю, что нет. Я был бы в таком же затруднении, если бы меня спросили, что должен делать, например, надворный советник. Сам надворный советник при таком вопросе оказался бы, может быть, в еще большем затруднении, чем я и сто крестьян.

О вашем существовании, как и о существовании всех богатых людей, мы узнаем по непосильным налогам, которые вы нас заставляете платить, по увеличению рабочего дня, а также по сокращению заработной платы. Если бы не это, мы и не знал» бы, что такие важные птицы обитают в нашей стране, потому что ваши титулы чужды нашему уху, их названия звучат для нас как варварская музыка.
Нашего же существования вы не можете отрицать: ваши квартиры, мебель, экипажи, ваша одежда, ваши драгоценности, ваши богато сервированные столы свидетельствуют о нашем существовании.
Неправда ли это убийственное доказательство в руках одной партии против другой? Потому что — мы ведь две партии. Это не подлежит сомнению: вы потребляете, а мы производим! У вас посты и звания, у нас же ничего, кроме нашего честного имени! У вас есть деньги, а нам только очень хотелось бы их иметь. На вашей стороне всегда право, мы же всегда неправы и больше всего тогда, когда признаем правыми вас!
<…>
Может ли судить о нашей нужде человек, живущий в достатке? Он никак не может иметь об этом правильного представления. Поставьте для меня на столе, когда я рисую вам картину нищеты, хорошие блюда и вина, дайте мне много денег и милую жену, буду ли я тогда в состоянии правдиво изобразить картины нужды и угнетения? Не думаю. Потому что окружающие нас предметы, положение, в котором мы находимся, оказывают значительное влияние, и человек, занятый своими личными интересами, не может пойти на серьезный шаг для защиты общественных интересов. Запомним твердо: никогда жизнь не станет лучше до тех пор, пока народ вверяет свои интересы людям, которые богаты и которые хотят оставаться таковыми, или чиновникам, занимающим хорошо оплачиваемые места и которые хотят подняться еще выше.
<…>
Отечество в опасности! — кричат они. Увы, мы это слишком хорошо знаем еще с тех пор, как вы самым бессовестным образом присвоили его себе и сделали его своей безраздельной собственностью.
Честь в опасности! Как, и честь? Ну, раз вы принимаете это так близко к сердцу, то, конечно, быстро поможете беде. Наша-то давно в опасности. Она в опасности еще с тех пор, как ее отдали во власть корыстолюбцев, с тех пор, как придумали собственность, наследование и деньги, с тех пор, как придумали множество законов и множество тюрем, исправительных домов и убежищ для бедных.
Религия в опасности! Ну, уж это оставьте! Кому вы еще теперь рассчитываете втереть этим очки?
Наша собственность в опасности! Тем лучше. Вот вы и узнаете, каково тому, у кого ее совсем нет. Тем лучше. Тогда у нас опять появится надежда вразумить вас, и мы снова станем друзьями.
Теперь вы сами видите, что можете и впредь кричать сколько угодно, что собственность, честь, религия, отечество и т. д. — в опасности! Все это не собьет нас с толку. Все это для нас не может оказаться в большей опасности, чем та, в которой они находятся сейчас. А вот у нас очень многое в опасности уже теперь, но об этом вы не упоминаете ни звуком.
Так, например:
Наша заработная плата в опасности! Потому что вы, проклятые шкуродеры, постоянно устраиваете какую-то возню вокруг нее и всегда что-нибудь урываете от нее, все больше и больше поднимая при этом цены на продукты питания.
Наше здоровье в опасности! Потому что вы заставляете нас подолгу, слишком подолгу работать. От этой работы без конца человек не рад и самой жизни. С работы в постель и из постели на работу. Лучше смерть, чем такая жизнь раба; мы немного потеряли бы от этого.
В опасности жизнь наших малышей, которым мы не в состоянии дать необходимые им уход и питание, потому что на это у нас нет средств.
В опасности жизни наших престарелых отцов и матерей, которые больше не могут сами работать и которым мы не в состоянии оказать достаточную помощь.
В опасности будущее нашей молодежи, потому что у нас не хватает ни времени, ни средств для того, чтобы дать ей надлежащее образование.
Все, словом, все, на что вы ни обратите ваш отравленный взгляд василиска, все за чем ни протянется ваша нечистая ненасытная рука, — все в опасности!
<…>
Религия — это загадочный путеводитель через неизвестный здешний мир (земное существование) в еще более неизвестный потусторонний мир (небесное блаженство), или другими словами — стремление к идеалу высшего совершенства. Для свершения земного путешествия, ведущего к высокой общечеловеческой цели, и политика, и фантазия избрали совершенно разные пути, а карты для путников раскрасили в один и тот же цвет.
Очень четко обозначенная на них крутая, ухабистая, пыльная дорога — это путь нищеты и бедствия. Тесными рядами, молча и терпеливо бредут поколение за поколением, обливаясь потом, изможденные люди, устремив скорбный взгляд вперед к вожделенной цели, концу своих страданий.
Вдоль этой дороги, по обеим ее сторонам тянутся тенистые аллеи, поросшие зеленым дерном и усеянные множеством ярких цветов, окаймленные деревьями с освежающими плодами и живительными родниками. Это — дороги земного блаженства, по ним ступают только богатые и могущественные: хитрые плуты и насильники.
Чтобы заставить необозримую массу людей, идущую дорогой бедствий, забыть о радостях земного счастья, им указали на туманный, полный надежд потусторонний мир и обусловили достижение вечного блаженства в будущей жизни терпеливым отрешением от земных наслаждений.
Для проповеди этого учения беднякам, идущим по дороге нищеты, сильные мира сего, шествующие по зеленым цветущим лугам, наняли попов и ученых, которым за это отвели узкую тропинку по краю своего пышного луга. В подмогу прибавили еще жандармов и шпиков, которые должны подгонять вперед этот людской клубок и следить, чтобы он не отклонялся от указанного пути.
С этого времени попы стали называть себя пастырями человеческих душ.
Так, под руководством политически привилегированных и оплаченных учителей религии
они устремляются к одной и той же цели: одни — в радостях и изобилии, другие — в лишениях и страданиях.
<…>
При нашей современной системе, где господствует эгоизм, развитию нравов дается любое направление, которое в состоянии угодить личным интересам единиц и их особенным страстям. Поэтому из них и делают, что вздумается: либо добродетель, либо порок, грех или чепуху на постном масле. И выходит, что нравственный человек, это такой человек, который добросовестно следует по раз намеченной начальством колее, ходить по которой учили его деды. Всякого же, кто отступает от этой колеи и ищет сам для себя собственного пути, называют безнравственным.
Если же за таким раскольником последует большое количество людей, и он, по примеру своих предков, будет держать в строгом порядке шеренги своих последователей, это будет называться изменением или смягчением нравов. Каждый раз, когда корявая тяжелая телега будней получает изрядный толчок со стороны современности и, срываясь со старой колеи, образует на ненакатанной дороге новую, происходит изменение или смягчение нравов. Когда же попам и шпикам приходится трудно, и они должны прилагать много усилий, чтобы оттеснить назад людей, сошедших с пути бедствия — это называется падением нравов.
* * *
Читатель! Ты меня понял! А ты, богатый, если прочитал это, не должен забывать, что я борюсь за дело, а не против личностей, но что дело, изложенное в этой книге, можно представить наглядно, только указав личности и классы.
То, что я в этой книге говорю о привилегированных богатых людях, ни в коем случае не должно сделать их еще больше врагами нашими, чем они, сами того не зная, уже являются вследствие существующих условий.
Не все богатые позволяют чувственным Страстям господствовать над ними, а научно образованная часть их будет за нас. Ведь и сейчас мы насчитываем среди них борцов за наш принцип. Томас Мор, в 1535 году государственный канцлер Англии; живший и работавший там же Оуэн, первым выдвинувший принцип отмены наказаний; Бабёф и Кабе, бывшие французские депутаты, из которых первый в 1795 году при тогдашнем республиканском правительстве Франции был приговорен за наш принцип равенства к смерти и казнен, а второй создал свою систему и написал много коммунистических произведений. Луи Гессберг, бывший гессенский старший лейтенант, который также верил в будущую отмену наказаний, и Барбес, юный, безумно смелый, неустрашимый Барбес,— разве не все они были за наш чистый принцип равенства, а разве не все они высокопоставленные и богатые люди? Я мог бы назвать еще множество таких, менее богатых и так же горячо стоящих за наше хорошее дело, не считая всех тех, которых мы не имели случая узнать или которые не имели случая себя проявить.
В Спарте дважды сами цари ввели обобществление имуществ. Неужели за долгие три тысячи лет не найдется ни одного, который пошел бы по их следам?
Мы надеемся, но не полагаемся на это.
Сильные мира! У вас есть средства затмить память какого-нибудь Александра или Наполеона вашей собственной славой.
У вас есть средства устранить всякое общественное зло приятным как для вас, так и для нас образом. Если мы сами с нашими грубыми средствами должны будем взять на себя эту работу, это будет тяжелая работа и болезненная и для нас, и для вас.


(5.10.1808 – 25.01.1871)
Garantien der Harmonie und Freiheit (Vivis, 1842)
Die Mendchheit wie sie ist und wie sie sein sollte (Paris, 1838)



АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ПРЕДШЕСТВЕННИКИ НАУЧНОГО СОЦИАЛИЗМА
Под общей редакцией
академика В. П. ВОЛГИНА

ВИЛЬГЕЛЬМ ВЕЙТЛИНГ
ГАРАНТИИ ГАРМОНИИ и СВОБОДЫ
С ПРИЛОЖЕНИЕМ БРОШЮРЫ В.ВЕЙТЛИНГА
«ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, КАК ОНО ЕСТЬ
И КАКИМ ОНО ДОЛЖНО БЫЛО БЫ БЫТЬ»
Перевод с немецкого В. В. и М. М. АЛЬТМАН с комментариями В. В. АЛЬТМАНА
М.-Л.: ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР. MCMLXII


В. П. Волгин. Социальное учение Вейтлинга

ГАРАНТИИ ГАРМОНИИ И СВОБОДЫ

Предисловие
Раздел I. Происхождение общественных зол
Глава 1. Первобытное состояние общества
Глава 2. Происхождение движимой собственности
Глава 3. Происхождение недвижимой собственности
Глава 4. Изобретение права наследования
Глава 5. Происхождение войн
Глава 6. Происхождение рабства
Глава 7. Происхождение торговли
Глава 8. Изобретение денег
Глава 9. Начало возни с титулами
Глава 10. Солдатчина
Глава 11. Отечество, границы и языки
Глава 12. Деньги и торгашество
Глава 13. Религия и нравы

Раздел II. Мысли о реорганизации общества
Введение
Глава 1. Основы общественного строя
Глава 2. Об управлении
Глава 3. О науках
Глава 4. О выборах
Глава 5. О работах
Глава 6. Коллегии мастеров
Глава 7. О центральной коллегии мастеров
Глава 8. О Рабочих президиумах
Глава 9. О Трио
Глава 10. Коммерческие часы
Глава 11. Приостановка производства
Глава 12. Академия изящных искусств и наук или управление приятными работами
Глава 13. Положение женщины
Глава 14. О Школьной армии
Глава 15. Философская медицина
Глава 16. Преимущества коммунизма
Глава 17. Обзор всей системы
Глава 18. Возможный переходный период
Глава 19. Подготовка к переходному периоду
Заключение

ПРИЛОЖЕНИЕ
Человечество, как оно есть и каким оно должно было бы быть
В. В. Альтман. Жизнь и деятельность Вильгельма Вейтлинга

Примечания
Издания произведений Вейтлинга
Литература о Вейтлинге
Указатель имен
Список иллюстраций

ИЛЛЮСТРАЦИИ
Первое письмо Вейтлинга Марксу (18 октября 1844 г.)
Последнее письмо Вейтлинга Марксу (24 мая 1846 г.)
«Социалистические средства обмена» Вейтлинга

@темы: 1830-е, экономика должна, философия, утопия, социальная история, свобода-право-власть, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, источники/документы, история идей, историки, Европа, Германия, 19 век, 1848

21:10 

Николай Михайлович Лукин, историк-робеспьерист

Свой среди чужих...
...чужой среди своих

Николай Михайлович ЛУКИН
20 июля 1885 — 16 июля 1940
Воспроизведено по: «Портреты историков Время и судьбы». В 2 тт. М.: Университетская книга; Иерусалим: Gesharim. 2000. Отв.ред Г.Н.Севостьянов и Л.Т.Мильская. Том 2. Всеобщая история. Автор настоящей статьи и примечаний к ней - В.А.Дунаевский. С.310-321.



Родился Лукин 8(20) июля 1885 г. в подмосковном селе Кусково Спасской волости в семье учителя Кусковской начальной школы Михаила Николаевича Лукина. Дед будущего историкА? Николай Андреевич Лукин? имел приход в селе Пречистенском-Кобелеве Крапивенского уезда Тульской губернии. Мать Николая — в девичестве Надежда Ивановна Измайлова — происходила из дворян и была дочерью отставного подполковника. Ровно за два года до рождения Н.М.Лукина его родители обвенчались в Московской Николо-Песковской церкви. Николай был старшим в семье Лукиных. За ним шла Надежда, родившаяся в 1887 г. и младшие — Михаил и Анна.
В 1895 г. Николай Лукин поступил в Московскую прогимназию, где пробыл шесть лет, а затем два года обучался в известной Московской 2-й гимназии.
Аттестат зрелости, полученный Лукиным, свидетельствовал о его «образцовой любознательности» и отличных оценках по всем предметам за время обучения и выпускным экзаменам (общим числом — 19). «Во внимание к постоянно отличному поведению, вниманию и прилежанию и отмеченным успехам в науках, - указывалось в аттестате, — педагогический совет постановил наградить его золотой медалью». Лукин без колебаний избрал историко-филологический факультет Московского университета, куда он и был зачислен в 1903 г.
Работа «Падение Жиронды» представила собой отнюдь не ученическое сочинение, а достаточно зрелое исследование, в котором проявилась приверженность автора марксизму. Это сказалось в первую очередь в социально-классовом подходе к анализу проблем политической борьбы во Франции с 10 августа 1792 г. по 31 мая - 2 июня 1793 г. Заслуживало внимания и новое положение, высказанное Лукиным о том, что в ходе борьбы с жирондистами формировался блок демократических сил, который в дальнейшем стал опорой якобинской власти. Эта идея нашла развитие в последующих исследованиях Лукина, став ведущей в его концепции якобинской диктатуры.
Диплом Лукина запомнился его руководителю, и много лет спустя Виппер писал: «Я знаком был с работами Ип.Тэна и его антипода Альфонса Олара о французской революции, но то, что было сказано в дипломном сочинении Н.Лукина, — это было оригинально».
И уже на следующий день после получения Лукиным диплома Р.Ю.Виппер направляет в совет историко-филологического факультета «представление» с просьбой об оставлении его при кафедре всеобщей истории для подготовки к профессорскому званию. После некоторой затяжки этот вопрос был положительно решен к марту 1910 г. и Лукин становится сотрудником кафедры.
После октября 1917 г. Лукин некоторое время продолжает подниматься на ниве журналистики, публикуя серию статей в «Социал-демократе», а затем в «Правде», когда ее редакция была переведена в Москву. И хотя в эти годы публицистическая деятельность Лукина не прекращается, он уже со второй половины 1918 г. начинает уделять все большее внимание преподавательской работе, включившись в дело организации системы высшей школы, и научных учреждений исторического профиля, а также в научно-исследовательскую деятельность в сфере проблем истории революционного движения в странах Запада.
Активно сотрудничал Лукин и со всеми научно-исследовательскими учреждениями исторического профиля, которые были созданы после революции: Социалистической (в дальнейшем Коммунистической) академией, Институтом истории Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН), Институтом красной профессуры (ИКП), в котором Лукин вел специальный семинар по истории Парижской коммуны, Институтом истории Академии наук СССР, директором которого Лукин был в 1936—1937 гг., и др.
Что же касается творческой деятельности Лукина, то она оказалась предельно насыщенной и плодотворной. Уже в феврале 1919 г., в разгар гражданской войны, увидела свет его книги «Максимилиан Робеспьер». Это, по сути дела, логическое продолжение его первого, еще студенческого дипломного сочинения — «Падение Жиронды».
Следующим крупным исследованием Н.М.Лукина стала книга, посвященная истории Парижской коммуны 1871 г.: «Из всех революций прошлого наибольшим вниманием буржуазной профессуры пользовалась Великая революция, да и то лишь во Франции, где партия радикалов опиралась на традиции этой героической эпохи. Коммуна 1871 года, которая была смелым вызовом буржуазному обществу, напротив, весьма мало интересовала даже радикально настроенные университетские круги». Над историей Коммуны Лукин работай длительное время. Увидело свет несколько изданий книги. Последнее из них (четвертое), в котором удалось опубликовать лишь первую часть, было посвящено эпохе II Империи и деятельности правительства «национальной обороны». В этом своем последнем исследовании обобщающего характера по истории Коммуны Лукин ввел в научный оборот много документальных материалов о социально-экономическом и политическом развитии Франции в 60-е годы XIX в. Особенности рабочего движения, дифференциация крестьянства, деятельность Интернационала во Франции, содержание парламентской борьбы и ряд других сторон истории Франции в годы кризиса империи Наполеона III были им всесторонне исследованы. Много нового Лукиным было внесено и в оценку деятельности правительства «национальной обороны», а также такого важного события, как восстание 31 октября 1870 г.
С начала 20-х годов увидели свет еще несколько книг Н.М.Лукина. Это его курс лекций «Из истории революционных армий», прочитанный в Академии Генерального штаба Красной Армии, первый учебник по истории Нового времени, охвативший период со второй половины XVIII в. до кануна революции 1848 г. Естественно, что с позиций сегодняшнего дня в трактовке многих вопросов можно найти большое число неприемлемых ныне выводов, но не следует забывать, что все они исходили из существовавших тогда представлений об историческом процессе и уровня развития исторической науки. Здесь, в частности, в первую очередь имеется в виду идея, активно поддерживаемая тогдашним руководителем советской исторической науки М.Н.Покровским, о торговом капитализме, как особом этапе истории, предшествовавшем периоду промышленного капитализма. «Но к чести Н.М.Лукина надо сказать, — писал его ученик А.З.Манфред, — что его работа была, пожалуй, в наименьшей мере подвержена влиянию пресловутой «теории торгового капитализма» и других детских болезней вульгарного социологизирования, через которые проходила советская историческая наука на ранних этапах своего развития». И, наконец, следует назвать еще одну книгу Н.М.Лукина «Очерки по новейшей истории Германии», явившуюся первым обобщающим трудом по германской истории Нового времени в послеоктябрьской историографии, в котором был сделан существенный шаг по пути исследования истории рабочего и социалистического движения Германии. С начала 90-х годов XIX в. и до кануна Первой мировой войны 1914—1918 гг. Как справедливо отмечен тот же А.З.Манфред, для научной биографии Лукина «эта книга имела немалое значение. Она положила начало еще одному направлению его исследования — работам по истории Германии Нового времени, а позже по истории империализма в целом»18.
Однако изданием монографий отнюдь не исчерпывалась научно-публицистическая деятельность Н.М.Лукина. Весьма значительной была его роль при создании первого издания Большой советской энциклопедии, первый том которой увидел свет в 1926 г. С 1927 г. Лукин — член главной редакции Энциклопедии и редактор отдела новой и новейшей истории (совместно с Ф.А.Ротштейном). Во второй половине 30-х годов Лукин возглавил коллектив ученых-историков, которому было поручено написание сводного труда «Всемирная история». Этому изданию, которое должно было состоять из 28 томов, Лукин уделял чрезвычайно много внимания, указывая, что задача «Всемирной истории» способствовать систематизации истории всего прошлого человечества как совокупности «историй всех известных нам человеческих обществ, рассматриваемых в хронологической последовательности, в их историческом взаимодействии и взаимозависимости...»
Большой вклад внес Лукин в дело создания стабильных учебников по новой историй для средней школы и высших учебных заведений. Учебник по новой истории для средней школы стала готовить возглавляемая Лукиным авторская бригада, в которую вошли В.М.Далин, А.В.Ефимов, Г.С.Зайдель, Г.С.Фридлянд. К середине 30-х годов первая часть учебника, предназначенная для 8-го класса, была уже в основном подготовлена, но начавшиеся в это время аресты, коснувшиеся непосредственно и членов авторского коллектива учебника, задержали его выход в свет до 1940 г., когда из всего его состава лишь один А.В.Ефимов не был репрессирован, и в конечном счете учебник до его окончательной кондиции был доведен им.
Несколько позднее под руководством Н.М.Лукина был сформирован авторский коллектив по написанию вузовского учебника новой истории. Работа над его текстом в основном была завершена уже к лету 1938 г., однако после ареста Лукина на заключительном этапе подготовки рукописи к печати в качестве ответственного редактора завершил труд академик Е.В.Тарле.
Характерной особенностью Н.М.Лукина как ученого была органическая связь его исследовательской и преподавательской работы. Такого разрыва между этими двуедиными направлениями научного знания, характерного для более позднего периода развития советской историографии, в 20—30-е годы не было. Одна из его первых учениц Р.А.Авербух: «Не жалея сил и времени, он (Лукин) уделял очень много внимания обучению студентов». Столь же целеустремленно продолжал Лукин вести преподавательскую работу и на ряде гуманитарных факультетов и отделений Московского университета; этнологическом, историко-археологическом, историко-философском. На последнем из названных отделений Лукин возглавил кафедру истории эпохи империализма.
В Московском университете Лукин руководил также рядом семинаров по вопросам истории революций и рабочего движения западноевропейских стран в период Нового времени. Семинары Лукина пользовались большой полярностью. Участвовали в них студенты нескольких курсов, а также и лица, уже получившие высшее историческое образование, которых привлекала методика проведения Лукиным семинарских занятий, проходивших, по словам Р.А.Авербух, «в атмосфере товарищества, свободы и непринужденности». Лукин, продолжала Авербух, «внимательно следил за работами учеников семинара, требовал знания европейских языков и обстоятельного изучения источников... Как руководитель семинара Н.М.Лукин давал обстоятельный разбор источников, вызывал активное участие слушателей... Иногда Н.М.Лукин привлекал участников семинара к своей научной работе, в частности ко второму изданию книги «Парижская коммуна», вышедшему в 1924 г.; студенты принимали участие в составлении научного аппарата, втягивались таким образом в научную работу и расширяли свои знания. Все это позволило Лукину уже с первой половины 20-х годов начать формирование научной школы. Первыми ее прошли Р.А.Авербух, С.Д.Кунисский, С.М.Моносов, В.Н.Позняков, Н.П.Фрейнберг, которые вскоре сами приступили к преподавательской деятельности в качестве руководителей спецсеминаров на этнологическом факультете МГУ. Все они в качестве исследовательской проблемы избрали историю Великой французской революции конца XVIII в.
Наряду с Московским университетом преподавательская деятельность Лукина проходила и в созданном в 1921 г. Институте красной профессуры, в который принимались слушатели, имевшие достаточную профессиональную подготовку. Уже в первый год работы ИКП Лукин вел в нем семинар по истории Парижской коммуны. Среди участников этого семинара были известные в дальнейшем историки: С.C.Бантке, Г.И.Быков, В.М.Далин, Н.Е.Застенкер, Е.С.Николаев, К.А.Поль и другие слушатели ИКП, начавшие вскоре самостоятельные научные исследования.
Один из слушателей семинара Н.М.Лукина в ИКП, И.И.Минц: «Прежде всего надо отметить его (Лукина) требование и стремление воспитать в слушателях уменье разбираться в методологических вопросах». Для Н.М.Лукина «как» и «почему» были важнее, чем «когда» и «что»… Неистощим был Николай Михайлович и в критике раздельного изучения всеобщей истории и истории России». «Исторические события крайне индивидуальны, они не повторяются, —- неустанно говорил Н.М.Лукин, — а раз не повторяются, то как же можно открыть закономерность в их развитии... Очень часто то, что намечается в одной стране, в другой уже является пройденным, а это-то и позволяет вывести закономерность». По настоянию главным образом профессора Лукина все историки обязаны были в Институте красной профессуры не только работать по специальности, скажем, истории России, но и готовить доклады в семинарах по всеобщей истории. При этом требования в обоих семинарах были одинаково высокими».
Эта высокая требовательности и к самому себе, и к своим ученикам позволила Лукину успешно осуществить руководство объединенным семинаром слушателей ИКП и аспирантов РАНИОН, среди которых следует назвать А.В.Ефимова, С.В.Захарова, А.З.Манфреда, Т.В.Милицину, Н.П.Фрейнберг и др. Этот семинар с успехом разрабатывал проблему «Французское рабочее и социалистическое движение в конце XIX—начале XX в,» Итогом работы семинара явился сборник статей, а также ряд индивидуальных монографий его участников.
Глубокий след оставил Лукин и у своих учеников 30-х годов, когда он возглавил кафедры новой истории сначала в Московском институте философии, литературы и истории (МИФЛИ) в 1931 г., а затем после восстановления исторического образования в университетах — в МГУ (с 1934 г.). Вспоминая о деятельности Н.М.Лукина в эти годы, его ученик по МИФЛИ, впоследствии видный ученый и организатор науки И.С.Галкин писал: «Лукин видел свой высокий долг в служении народу... На всех этапах сложного периода становления советской исторической науки он самым активным образом участвовал в решении социальных, научных, культурно-общественных и воспитательных задач». Эти слова И.С.Галкина достаточно точно характеризуют Н.М.Лукина как ученого и педагога и вместе с тем фиксируют внимание на «сложности» периода становления советской исторической науки. Эти «сложности» продолжали нарастать по мере обострения внутриполитической борьбы в стране и усложнения ее внешнеполитической обстановки.
Арест Е.В.Тарле и С.Ф.Платонова, пользовавшихся большим международным авторитетом, вызвал широкое возмущение зарубежных историков, среди которых наибольшую активность проявил личный друг Тарле французский историк Альбер Матьез, решительно выступивший в защиту своего русского коллеги.
В 20-е годы Матьез, ставший одним из главных авторитетов для советских историков благодаря своей концепции Великой французской революции, базировавшейся на восхвалении якобинцев и их вождя М.Робеспьера, устанавливает достаточно тесные контакты с рядом советских ученых. Многие его работы были переведены на русский язык. На страницах редактируемого им журнала «Annales Historiques de la Revolution franсaise» было опубликовано несколько статей советских ученых. И среди них историко-библиографический обзор Н.М.Лукина. Однако с конца 20-х годов характер взаимоотношений между Матьезом и советскими историками резко меняется.
В отличие от многих администраторов, он не мог не заниматься научной деятельностью. После своего пребывания во Франции Лукин начал работать над монографией, которую предполагал назвать «Крестьянство и продовольственная политика революционного правительства». Из этой готовившейся ученым к изданию работы Лукину удалось опубликовать лишь две статьи. В этих статьях, основанных на материалах Национального архива в Париже, раскрыта одна из важнейших сторон крестьянского вопроса — классовая структура французской деревни в период революции. Рассматривая сущность экономической политики якобинцев, автор пришел к заключению, что эта политика, встречавшая со стороны всех категорий крестьян-собственников упорное сопротивление, «могла проводиться только при содействии властям со стороны деревенской бедноты...» И в то же время Лукин приходит к четкому выводу, что в борьбе между самостоятельными крестьянами и сельскими рабочими якобинцы сразу же стали на путь безоговорочной поддержки первых, широко практикуя реквизицию рабочей силы в деревне, проводя политику таксации заработной платы и решительной расправы со всеми попытками забастовочного движения сельскохозяйственного пролетариата. «Тем самым, — приходит к заключению Лукин, - создалась еще одна из важнейших предпосылок термидорианской реакции».
Оценивая значение этих работ Н.М.Лукина, современный ведущий специалист в нашей стране в области изучения крестьянского вопроса во Франции в конце XVIII в. А.В.Адо писал: «Для своего времени эти новаторские работы имели принципиальное значение. И в наши дни они принадлежат не только истории науки — в целом ряде проблем труды Н.М.Лукина сохраняют непосредственную научную актуальность».
Интерес Лукина к историографии следует специально отметить. Не случайно значительная группа его работ посвящена анализу взглядов выдающихся французских историков Ж.Жореса, А.Олара, А.Матьеза, Ж.Лефевра. Внимательно Лукин следил за всей новейшей литературой по интересующей его тематике, выходившей за рубежом, и живо на нее откликался в многочисленных рецензиях, опубликованных в ряде исторических журналов.
«Компромат» на Н.М.Лукина стал поступать в соответствующие инстанции еще с 1936 г.
А почти через 17 лет Военной коллегией Верховного суда СССР за N 4н/01994/57 от 16 марта 1957 г. было принято «Определение», согласно которому приговор в отношении Н.М. Лукина от 29 мая 1939 г. был отменен «за отсутствием состава преступления».

Текст статьи полностью, с примечаниями и библиографией.


@темы: товарищам, социальная история, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, история науки, история идей, историография, историки, Советский Союз, Россия и Франция, Парижская коммуна, М.Робеспьер, Европа, Великая французская революция, 20 век, якобинцы

00:38 

"перлюстрация корреспонденции" именинника

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
От имени и по поручению
Я и моя собака, Capra Milana и от себя лично,
6 мая с.г.
объявляю:

ПЕРЕПИСКА РОБЕСПЬЕРА
Ленинград: «Прибой». 1925


Предисловие Ц.Фридлянда – отсутствовало в бумажном оригинале, вероятно, удалено работниками библиотеки после того, как Фридлянд был репрессирован
Введение (Ж.Мишон, описаны основные и неосновные источники формирования сборника)
Переписка Робеспьера
Примечания


Я все же сделаю несколько предупреждений.
1. Ничего "личного", в общепринятом представлении.
2. Некоторые письма пересказаны, некоторые - очень кратко (и это решение не издательства "Прибой", а Ж.Мишона со товарищи).
3. Наши примечания не могли охватить неохватное, а цель комментировать отношения корреспондентов и вовсе в наши планы не входило. Как могли уже заметить наши читатели, все справки мы стараемся делать с минимумом оценок и интерпретаций.
Персонажей, которых любой заинтересованный без труда отыщет сам, мы оставили в покое, только напоминая ссылки на сводную страницу. Главным образом мы пытались показать, кто стоит за мало известными неспециалистам именами - кого искать (и где) в случае надобности. Для этого привлекали сведения из биографических словарей Ж.Тюлара с соавторами, Альбера Собуля с соавторами, словаря депутатов Национального собрания 1789-1889 и др.источники.


Точным подсчетом я не занималась, но, кажется, по числу приведенных писем первое место делят Гюфруа, Жюльен-младший, Бюиссар и... Шабо :)
Среди корреспондентов также граждане МерленЫ, Вадье, Тальен, Фрерон, Петион, Колло, Жозеф Лебон (рекомендую отнестись со вниманием), депутаты-жирондисты, исключенные из Конвента после 2 июня 1793 г.
Переписка с Сен-Жюстом и Леба, несколько писем Дюпле, письма Манон Ролан, адресованные Робеспьеру, наверняка многим знакомы по более поздним изданиям.
В сборник включены еще и те письма Комитета общественного спасения, которые подписаны в числе других Робеспьером.
Хорошо освещена миссия Огюстена Робеспьера и Рикора к Итальянской армии.

Вот и вся моя речь.

С днем рождения, МР!



upd 17 мая с.г.


Capra Milana предложила нам познакомиться с мадам Шалабр и ее письмами по английскому переводу книги Эктора Флейшмана "Робеспьер и женщины".
А гражданин Оппортунист нашел и подготовил статью-предисловие Ц.Фридлянда, опубликованное в журнале "Историк-марксист" (1927, том 3).


upd


Небольшая портретная галерея: МР и его корреспонденты

@темы: якобинцы, экономика должна, социальная история, свобода-право-власть, религия и церковь, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, источники/документы, история идей, имена, события, календарь, военная история, Термидор, Просвещение, М.Робеспьер, Комитет общественного спасения, Комитет общей безопасности, Жан-Поль Марат, Европа, Дантон Жорж-Жак, Великая французская революция, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 18 век

Vive Liberta

главная