Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: свобода-право-власть (список заголовков)
18:07 

"плебейский натиск"

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него
Две основные статьи - тт. Тонковой и Гавриличева. И Софья Андреевна будет тут уместна.

Валентин Андреевич Гавриличев
НАРОДНЫЕ МАССЫ и ПЛЕБЕЙСКИЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ СЕНТ-АНТУАНСКОГО ПРЕДМЕСТЬЯ ЛЕТОМ 1793 г.
Французский ежегодник 1980

Раиса Михайловна Тонкова-Яковкина
ДВИЖЕНИЕ НАРОДНЫХ МАСС ПАРИЖА 4—5 сентября 1793 г. («ПЛЕБЕЙСКИЙ НАТИСК»)
Из ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ и МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
Сборник статей в память академика Евгения Викторовича Тарле
М.: издательство АН СССР. 1957


Софья Андреевна Лотте
РАБОЧИЙ ВОПРОС в ЛИОНЕ НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ
(По поводу одного конкурса, объявленного аббатом Рейналем)

Французский ежегодник 1962


@темы: якобинцы, экономика должна, социальная история, событие, скачать бесплатно, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, новые публикации, массы-классы-партии, источники/документы, история идей, историография, историки, Шометт, Франция, М.Робеспьер, Комитет общественного спасения, Великая французская революция, 18 век

17:55 

наши старые друзья - тт.Захер, Шометт, Жак Ру и другие

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
16:39 

С.Г.Кара-Мурза

marianne68
Ceux qui font les révolutions à moitié ne font que se creuser un tombeau
С согласия ЦИК ), пиарю. Оцифрованные работы.
В аннотации издательств слишком не вчитывайтесь.
Есть что почерпнуть, есть что возразить. Гражданам Без диплома, Березовый сок, С-Нежана, Я и моя собака, Оппортунист весьма рекомендую к прочтению.

* Кара-Мурза С.Г. Антисоветский проект. (2002)
* Кара-Мурза С.Г. Второе предупреждение. Неполадки в русском доме. (2005)
* Кара-Мурза С.Г. Вырвать электроды из нашего мозга. (1994)
* Кара-Мурза С.Г. Гражданская война 1918-1921 - урок для XXI века. (2003)
* Кара-Мурза С.Г. Демонтаж народа. (2007)
* Кара-Мурза С.Г. Евреи, диссиденты и еврокоммунизм. (2001, 2002)
* Кара-Мурза С.Г. Евреи и социализм. (2009)
* Кара-Мурза С.Г. Евpоцентpизм - скрытая идеология пеpестpойки. (1996)
* Кара-Мурза С.Г. Евроцентризм - эдипов комплекс интеллигенции. (2002)
* Кара-Мурза С.Г. Жизнь в СССР. (2009)
* Кара-Мурза С.Г. Идеология и мать ее наука. (2002)
* Кара-Мурза С.Г. Интеллигенция на пепелище родной страны. (1996)
* Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема Восток-Запад. (2001)
* Кара-Мурза С.Г. История советского государства и права. (1998)
* Кара-Мурза С.Г. Кого будем защищать. (2009)
* Кара-Мурза С.Г. Краткий курс манипуляции сознанием. (2002)
* Кара-Мурза С.Г. Кремль. Отчет перед народом. (2011)
* Кара-Мурза С.Г. Кризисное обществоведение. Ч.1. (2011)
* Кара-Мурза С.Г. Кто такие русские. (2010)
* Кара-Мурза С.Г. Манипуляция продолжается. Стратегия разрухи. (2011)
* Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. (2000)
* Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. (2008)
* Кара-Мурза С.Г. Матрица «Россия». (2007)
* Кара-Мурза С.Г. Научная картина мира, экономика и экология. (1997)
* Кара-Мурза С.Г. Неполадки в русском доме. (2004)
* Кара-Мурза С.Г. Оппозиция: выбор есть. (2006)
* Кара-Мурза С.Г. Оппозиция как теневая власть. (2006)
* Кара-Мурза С.Г. Опять вопросы вождям. Сб. статей
* Кара-Мурза С.Г. Официальное советское обществоведение и «незнание общества, в котором мы живем».
* Кара-Мурза С.Г. Ошибка Столыпина. Премьер, перевернувший Россию. (2011)
* Кара-Мурза С.Г. Покушение на Россию. (2003)
* Кара-Мурза С.Г. Потерянный разум. (2005)
* Кара-Мурза С.Г. Правильная революция! (2010)
* Кара-Мурза С.Г. Россия и Запад: Парадигмы цивилизаций. (2011)
* Кара-Мурза С.Г. Россия не Запад, или Что нас ждет. (2011)
* Кара-Мурза С.Г. Россия под ударом. Угрозы русской цивилизации. (2010)
* Кара-Мурза С.Г. Россия при смерти? Прямые и явные угрозы. (2010)
* Кара-Мурза С.Г. Сеющие смерть или Кто заказывает террор. (2010)
* Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Кн.1. (2001)
* Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Кн.2. (2001)
* Кара-Мурза С.Г. «Совок» вспоминает свою жизнь. (2002)
* Кара-Мурза С.Г. Статьи 1988-1991.
* Кара-Мурза С.Г. Статьи 1995-1997.
* Кара-Мурза С.Г. Статьи 1998-1999.
* Кара-Мурза С.Г. Статьи 1999-2000.
* Кара-Мурза С.Г. Столыпин - отец русской революции. (2002)
* Кара-Мурза С.Г. Хроника пикирующей России. 1992-1994. Сб. статей
* Кара-Мурза С.Г. Что происходит с Россией? Куда нас ведут? Куда нас приведут? (1993)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Антимиф: Поваренная книга манипулятора: Деконструкция мифов современной России. (2004) Сборник
* Кара-Мурза С.Г. и др. Белая книга. Экономические реформы в России 1991-2001. (2002)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Белая книга. Экономические реформы в России 1991-2002. (2004)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Белая книга реформ, или Что реформаторы сделали с экономикой России.
* Кара-Мурза С.Г. и др. В поисках потерянного разума, или Антимиф-2. (2007) Сборник
* Кара-Мурза С.Г. и др. Коммунизм и фашизм: Братья или враги? (2008) Сборник
* Кара-Мурза С.Г. и др. Куда идем? Беларусь, Россия, Украина. (2009)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Куда идет Россия. Белая книга реформ. (2008)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Манипуляция сознанием-2. (2009)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Неолиберальная реформа в России. (2006) Доклад
* Кара-Мурза С.Г. и др. Оранжевая мина. (2008)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Россия: точка 2010, образ будущего и путь к нему. (2010)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Советский порядок. (2010)
* Кара-Мурза С.Г. и др. СССР - цивилизация будущего. Инновации Сталина. (2010)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Царь-Холод, или Почему вымерзают русские. (2003)
* Кара-Мурза С.Г. и др. Что для России лучше? (2008) Сборник
* Кара-Мурза С.Г. и др. Экспорт революции. Ющенко, Саакашвили... (2005)

@темы: 20 век, Европа, Россия, Советский Союз, Термидор, дискуссии, история идей, капитал, либерализм, литературная республика, массы-классы-партии, они и мы, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, скачать бесплатно, событие, социальная история, товарищам, утопия, экономика должна

06:13 

"забытые" - к счастью, не совсем

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
В сегодняшней подборке статей - французские мыслители (и практики) XVIII века, перед именем которых можно прочитать "забытый", "малоизвестный".
Благодаря монографии Абгара Рубеновича Иоаннисяна, Буассель и Кюбьер для нас уже НЕ неизвестные, и Доливье тоже. С гражданами Деларошем и Руйе - знакомимся.
А проповедник Реги - своего рода антагонист Жана Мелье, человек любопытный, чьи взгляды иллюстрируют перевернутый тезис: если долго-долго идти направо, придешь налево )


С. С. Сафронов
СОЦИАЛЬНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ ПЬЕРА ДОЛИВЬЕ
История социалистических учений
М.: изд-во АН СССР. 1962


Сильвен Гужон
ПОСЛЕДНИЕ СОЧИНЕНИЯ И ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ ПЬЕРА ДОЛИВЬЕ
Французский ежегодник 1982

К истории петиции, представленной Пьером Доливье Законодательному собранию 1 мая 1792 г.
Публикация А.Адо
Французский ежегодник 1965


Лев Семенович Гордон
НЕИЗВЕСТНЫЙ ПУБЛИЦИСТ XVIII в. ОГЮСТЕН РУЙЕ
Французский ежегодник 1964

ЗАБЫТЫЙ УТОПИСТ XVIII века ТИФЭНЬ ДЕЛАРОШ
История социалистических учений
М.: изд-во АН СССР. 1962



Абгар Рубенович Иоаннисян
МИШЕЛЬ КЮБЬЕР в ГОДЫ РЕВОЛЮЦИИ
Французский ежегодник 1964


С. С. Сафронов
СОЦИАЛЬНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ БУАССЕЛЯ
Из истории общественных движений и международных отношений
Сб. статей в память академика Е.В.Тарле
М.: изд-во АН СССР. 1957



Ги Бесс
ЗАБЫТЫЙ ПРОПОВЕДНИК ФРАНСУА-ЛЕОН РЕГИ (1725—1789)
Французский ежегодник 1970


@темы: философия, утопия, социальная история, скачать бесплатно, свобода-право-власть, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, источники/документы, история идей, историки, Франция, Просвещение, Великая французская революция, 18 век

21:42 

нивозовский АРТеФАКТический марафон, выпуск CCXIX года

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
«Новый год!» Для других это просто:
О стакан стаканом бряк!
А для нас новогодие — подступ
К празднованию Октября.
. . . . . . . .
Все, что красит и радует, все —
И слова, и восторг, и погоду —
Все к десятому двестидвадцатому припасем,
К наступающему году.


Владимир Маяковский


* * * * * * * * * * * *
В новый год у меня настроение - смесь, как у Блока в "12-ти", "mein lieber Augustin" 'а и Марсельезы.
Поэтому отчет будет краток: уходящий календарный год остается у нас годом Парижской коммуны 1871-го. Но о Коммуне столько еще всего предстоит опубликовать в сети! А еще нас ждут чартисты, утописты, наши и ненаши историки, и другие темы, авторы и персонажи, о которых никто из нас сей момент, возможно, и не думает.
Ну, давайте, зажжем огни, нальем бокалы и откроем

нивозовский АРТеФАКТический марафон,


как и в прошлый раз - с указанием публикаций или дискуссий, к которым относится АРТеФАКТ!

@темы: 17 век, 18 век, 1830-е, 1848, 1871, 19 век, 20 век, homo ludens, АРТеФАКТическое/иллюстрации, Австрия, Америка, Бельгия, Бонапарт, Великая французская революция, Великобритания, Вольтер, Германия, Гракх Бабеф, Дантон Жорж-Жак, Дидро, Директория, Древний мир, Европа, Ж.-Ж.Руссо, Жан Мелье, Жан-Поль Марат, Испания, Италия, Июльская монархия, Июльская революция, Комитет общей безопасности, Комитет общественного спасения, Л.-О.Бланки, М.Робеспьер, Мабли, Монтескье, Моцарт, Нидерланды, Парижская коммуна, Просвещение, Революция-женского рода, Россия, Россия и Франция, Сен-Жюст, Сильвен Марешаль, Советский Союз, Средние века, Франция, веселые картинки, военная история, декабристы, дискуссии, имена, события, календарь, историки, историография, история дипломатии, история идей, история искусств, история моды, история науки, источники/документы, казус ляпсус, капитал, либерализм, литературная республика, массы-классы-партии, национально-освободительные движения, новые публикации, они и мы, оригинальные произведения 18 в., персона, полезные ссылки, предметы материальной культуры, революции, религия и церковь, реставрация, свобода-право-власть, скачать бесплатно, событие, социальная история, товарищам, утопия, философия, экономика должна, якобинцы

06:34 

"галлы" и "бритты" в XVII веке

Nevile
Моя шляпа, господа, ни с кем не подписывала контракта
первая и последняя республика в Англии, Фронда во Франции, Сирано де Бержерак и библиотека всемогущего кардинала Ришелье :)

Татьяна Александровна Павлова
УРАВНИТЕЛЬНЫЕ ИДЕИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
ВТОРОЙ АНГЛИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Сборник статей памяти Б.Ф.Поршнева
М.: Наука. 1976. С.100-123


Михаил Абрамович Барг
ГЕНЕЗИС ИДЕОЛОГИИ ИСТИННЫХ ЛЕВЕЛЛЕРОВ

ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Сборник статей памяти академика В.П.Волгина
М.: Наука. 1964. С.149-198


Генрих Рувимович Левин
19.01.1904, Паричи, Белоруссия, – 4.10.2003, Нахария, Израиль
ИЗ ИСТОРИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ
в ГОДЫ АНГЛИЙСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ XVII в.

ВОПРОСЫ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ЕВРОПЫ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. А.И.ГЕРЦЕНА
ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ И КАФЕДРА ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ, ТОМ 288
ЛЕНИЗДАТ 1966. С.9-123

I. Левеллерское движение в годы республики
Левеллеры и демократическое движение в Англии летом и осенью 1649 г.
Левеллеры в 50-х гг. Упадок демократической группировки
II. Газета левеллеров «The Moderate»
III. К вопросу о социальной базе левеллерского движения


Борис Федорович Поршнев
«ВТОРАЯ ФРОНДА» и АНГЛИЙСКАЯ РЕСПУБЛИКА

Из ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
и МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ

Сборник статей в память академика Е.В.Тарле
М.: изд-во Академии наук СССР. 1957. С.52-71


Евгений Михайлович Кожокин
ФРОНДА:
КРИЗИС ФРАНЦУЗСКОГО ГОСУДАРСТВА
В СЕРЕДИНЕ XVII ВЕКА

Французский ежегодник 1986
М.: Наука. 1988. С.54-80


Розалия Рафаиловна Москвина
СИРАНО ДЕ БЕРЖЕРАК —
ОДИН ИЗ ИДЕОЛОГОВ ПЕРВОГО ЭТАПА ФРОНДЫ

Французский ежегодник 1961
М.: Наука. 1962. С.36-74



Лариса Лазаревна Альбина
ЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА РИШЕЛЬЕ

Французский ежегодник 1969
М.: Наука. 1971. С.268-275

@темы: событие, скачать бесплатно, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, история идей, историография, Франция, Средние века, Просвещение, Европа, Великобритания, 17 век, социальная история

22:08 

Великая французская революция в песнях современников

Cosmopolite
Армия принципов прорвется там, где не пройдет армия солдат. Т.Пейн

Александр Александрович Овсянников
ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В ПЕСНЯХ СОВРЕМЕННИКОВ
Петербург: государственное издательство, книгоиздательство Петроградского Совета. 1920



К теме:
Революционный и контрреволюционный фольклор
А.Радиге. Французские музыканты эпохи Великой французской революции
А.Рубинштейн. Песни французской революции
Звуки свободы: музыка революционных празднеств
С.Великовский. Поэты французских революций 1789-1848 гг.
Г.Кунов. Политические кофейни: парижские силуэты времен Великой французской революции



Искал, искал, чем бы поблагодарить граждан Vive Liberta и ГлавРедаВрача )), и наконец, вспомнил, что говорилось об этой книжечке...

@темы: 18 век, Великая французская революция, Европа, Просвещение, Франция, имена, события, календарь, история идей, источники/документы, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, оригинальные произведения 18 в., полезные ссылки, революции, религия и церковь, свобода-право-власть, скачать бесплатно, событие, социальная история

16:30 

14 декабря, тому 186 лет

Maria-S
"Я очень близок к решению, - ответил Вильгельм, - только не знаю, к которому"
Скромно, но отмечаем.

Владимир Александрович Федоров
СОЛДАТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ НАКАНУНЕ ВОССТАНИЯ ДЕКАБРИСТОВ
Из ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ и МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ
Сборник статей в память академика Евгения Викторовича ТАРЛЕ
Редактор-составитель В.В.Альтман
М.: изд-во Академии наук СССР. 1957



И есть и на русскоязычной вики добрые граждане, составившие подборки:
поэзия декабристов
и
проза декабристов
Этих ссылок у нас еще не было, с радостью спешу поделиться находкой.

upd

Анатолий Всеволодович Фадеев
ДЕКАБРИСТЫ в ОТДЕЛЬНОМ КАВКАЗСКОМ КОРПУСЕ
Вопросы истории. 1951


@темы: они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, источники/документы, история идей, имена, события, календарь, декабристы, Россия, Европа, 19 век, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, событие, социальная история, утопия

20:05 

наука - об утопии

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново

Карл Оберманн
22.09.1905 - ?
Революционное значение пропаганды Вильгельма Вейтлинга в 1838-1843 годах

перевод с немецкого Е.С.Фрадкиной
В сб. «История социалистических учений»
М.: изд-во АН СССР. 1962


Об авторе

Светлана Мироновна Назарова
Проблема социальной революции в работах Теодора Дезами

Французский ежегодник 1975


помимо библиографической карточки автореферата, ничего не нахожу…


Франц Меринг
27.02.1846 - 29.01.1919
ОТ УТОПИИ К НАУКЕ

Перевод с немецкого
СО ВСТУПИТЕЛЬНЫМИ СТАТЬЯМИ
Давида Борисовича РЯЗАНОВА [Гольдендаха]
и Фридриха ЭНГЕЛЬСА
Юго-Восточное краевое партийное издательство «Буревестник»
Ростов-на-Дону—Краснодар, 1924


Содержание
Предисловие Г.Литвина-Молотова
Общая характеристика XIX в.
Очерк Д.Рязанова
Развитие социализма от утопии к науке.
Статья Фр.Энгельса
Глава I. Западно-европейский социализм
Введение
Великие утописты и их школы
Мелко-буржуазные социалисты


Глава II. Классовая борьба западно-европейского пролетариата
Английские фабричные законы и рабочие союзы
Чартизм
Первые революционные попытки французского пролетариата
Социально-политический строй Германии до июльской революции
Действие июльской революции 1830 г.
Коммунизм подмастерьев. Тайные общества немецких эмигрантов. Вильгельм Вейтлинг
Революционная агитация в Швейцарии
Немецкий массовый пролетариат
Голодные бунты. Силезские ткачи


Глава III. Разложение классической философии
Классическая философия
Разложение классической философии
Борьба философии с романтикой
Победа романтики
Бруно Бауэр и Людвиг Фейербах


Глава IV. Немецкий социализм
Христианско-феодальный социализм
Буржуазный социализм
Социализм философствующих остроумцев
Макс Штирнер
Государственный социализм Родбертуса


Глава V. Карл Маркс и Фридрих Энгельс
Статьи Маркса
Статьи Энгельса
«Святое семейство»


Глава VI. Исторический материализм
Энгельс о положении английских рабочих
Маркс о Фейербахе
Маркс против Прудона


Глава VII. Союз коммунистов
Статьи в «Немецкой Брюссельской Газете»
«Наемный труд и капитал». «О свободе торговли»
Кризис в «Союзе справедливых»
«Коммунистический Манифест»


Глава VIII. Успехи научного коммунизма
Маркс о Лассале
Маркс о товаре и деньгах
Главное сочинение научного коммунизма



Рязанов (Гольдендах) Давид Борисович

Литвин-Молотов Георгий Захарович

@темы: экономика должна, философия, утопия, социальная история, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, капитал, история науки, история идей, историография, историки, Франция, Европа, Германия, Великобритания, Великая французская революция, 19 век, 18 век

17:41 

Луи-Огюст Бланки: Вторая республика, I Интернационал, влияние в России

Без диплома
Круглое невежество - не самое большое зло: накопление плохо усвоенных знаний еще хуже (Платон)
08:05 

Авроре навстречу - 7 ноября

Березовый сок
Вопреки видимости, именно зима — пора надежды (Ж.Сесборн)
Сегодня – красный день календаря, 94-я годовщина Великой Октябрьской Социалистической революции.
К этому дню в нашей библиотеке статьи о разных эпизодах революционного движения в России, с историческими аналогиями, параллелями, сравнениями и противопоставлениями.

С праздником, граждане!


«Иртыш, превращающийся в Иппокрену»

Михаил Антонович Алпатов
СИБИРСКИЙ ЖУРНАЛ — СОВРЕМЕННИК
ФРАНЦУЗСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ конца XVIII века

Французский ежегодник 1961


- - -
От Александра Николаевича Радищева до декабристов

Евгений Михайлович Кожокин
РОССИЯНЕ и ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
размышления об известном

Французский ежегодник 1987


- - -
Обращение к вопросу о начале социалистической мысли в России представляется на первый взгляд совершенно неоправданным. Конечно, у разных авторов можно обнаружить различную его трактовку, но все же вряд ли кто возьмется оспаривать наличие основной тенденции, определяющей характер освещения данного вопроса в русской историографии. Начало истории социалистической мысли в России давняя научная традиция, развивавшаяся авторами как народнического, так и буржуазно-либерального направлений, относит к 30-м годам XIX в. и связывает с деятельностью университетского кружка Герцена. Первый русский социалистический кружок — так называл его Н.С.Русанов. «Бесспорный родоначальник» социализма в России — писал о Герцене 30-х годов П.Н.Сакулин. И хотя специальному исследованию проблема возникновения русской социалистической мысли в марксистской науке не подвергалась, большинство советских ученых — историков, философов и литературоведов — следуют этой традиции. «...Первыми проповедниками идей социализма у нас надо считать Герцена, Огарева и их ближайших товарищей», — таково авторитетное мнение В.П.Волгина.
Но является ли простое признание того факта, что Герцен и Огарев первыми «привили» социализм русской мысли, решением вопроса? Удалась ли «прививка»? Действительно ли с деятельности кружка Герцена началась в России социалистическая мысль? И если да, где причины укоренения в русской мысли того времени зерен социализма? Иначе говоря, указание на Герцена и Огарева как на первых русских социалистов еще вовсе не означает научного ответа на не такой уж простой вопрос: почему в России 30-х годов — стране, весьма отсталой в социально-экономическом отношении, — появляются приверженцы и пропагандисты самой передовой общественной теории, совершенно не отвечавшей непосредственным задачам национального развития?
И вот ведь что показательно: в дворянско-буржуазной историографии фразы о Герцене как первом стороннике социализма в России, первом русском сенсимонисте вполне уживаются с суждениями, по существу их отрицающими: ничего социалистического в «социализме» Герцена 30-х годов не было, обращение немногих русских юношей к сенсимонизму в 30-е годы XIX в. не было продиктовано какими-либо социальными потребностями, объективными условиями. Указывая на «отвлеченный и даже книжный характер» социалистической мысли в России 30—40-х годов, многие дореволюционные авторы рассматривали ее обычно лишь как невинное, благородное «увлечение», «пустое мечтание» маленькой группки русских интеллигентов-романтиков, лишь как продукт «чувства» — барского сострадания и симпатии к народу, принимавшего — в трактовке некоторых истолкователей «вечного в русской философии» — даже форму религиозных исканий.
Мы не ставили задачу осветить в данной статье все стороны проблемы возникновения социалистической мысли в России. За пределами нашего рассмотрения остались следующие важные аспекты темы: отношение Герцена к религиозным элементам системы сенсимонизма, истолкование в его творчестве 30-х годов идей реабилитации плоти и освобождения женщины, характер влияния на русскую мысль 30-х годов экономического учения, эстетической платформы и других составных частей сенсимонистской доктрины. Осталась невыясненной и степень воздействия идей утопического социализма на других участников
Сознательно или по недостатку фактических материалов оставляя в стороне эти и некоторые другие аспекты проблемы мы стремились подчеркнуть главным образом следующие две взаимосвязанные мысли:
Обращение русской освободительной мысли к социализму явилось началом преодоления того глубокого кризиса, в котором она находилась после поражения восстания декабристов и июльской революции 1830 года.
Начиная с 30-х годов, важнейшим элементом теоретической основы для поисков нового политического учения становится, благодаря сенсимонизму, идея общественной закономерности.

Александр Иванович Володин
О НАЧАЛЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В РОССИИ
ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Памяти академика В.П.Волгина (М.: Наука. 1964)


- - -
Имя Николая Платоновича Огарева неотделимо от истории русского революционного движения. Его по праву можно назвать одним из организаторов первого в России революционно-демократического натиска периода революционной ситуации 1859—1861 гг. Но к революционному демократизму Огарев шел сложным путем идейных исканий, начав свой путь дворянским революционером. Решающее значение имела для него при этом разработка двух вопросов, тесно связанных между собой: вопроса о роли народных масс в истории и вопроса о принципиально новом общественном устройстве, т.е. социализме.
Социалистические воззрения Огарева, будучи одной из разновидностей утопического социализма, были порождены в конечном счете задачами антикрепостнической борьбы, развертывавшейся в отсталой крестьянской стране в то время, когда буржуазный строй уже утвердился в большинстве передовых стран мира и отнюдь не мог являться знаменем борьбы трудящихся масс.

Елена Львовна Рудницкая
СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ИДЕАЛЫ Н.П.ОГАРЕВА
ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Памяти академика В.П.Волгина (М.: Наука. 1964)


- - -
Социалистическая интеллигенция возникает «начиная с кружка петрашевцев», т.е. с 40-х годов XIX в. К этому же времени он относил начало полувекового периода исканий правильной революционной теории, в результате которых Россия «поистине выстрадала» марксизм.
Революционный марксизм, выступивший в Западной Европе перед 1848 г., поставил ближайшей целью — «формирование пролетариата в класс, ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти». Для России, страны крепостного права и деспотической монархии, ближайшей исторической задачей был переход к буржуазному строю. Теория научного социализма, которая была «выражением действительных отношений происходящей классовой борьбы», выражением исторического движения рабочего класса в капиталистических странах, в России долго оставалась недоступной самым передовым умам. Здесь движение рабочего класса было еще делом будущего. Но одновременно с рождением на Западе научного социализма среди русской передовой интеллигенции получили широкое распространение учения критически-утопического социализма. В России они выражали другое историческое движение — подъем классовой борьбы крепостного крестьянства, сопровождавший кризис феодально-крепостнического строя.
Передовые мыслители 40-х годов не могли, в силу условий русской жизни, совершить переворот в общественной науке, поставив ее на материалистическую основу, хотя они пытались идти в этом направлении. Ответы на поставленные ими вопросы мог дать только исторический материализм.

Вера Романовна Лейкина-Свирская
УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ ПЕТРАШЕВЦЕВ
ИСТОРИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ
Памяти академика В.П.Волгина (М.: Наука. 1964)


- - -

Галина Ивановна Заварова
ВОСПРИЯТИЕ в РОССИИ КНИГИ ЛУИ БЛАНА
«ИСТОРИЯ ДЕСЯТИ ЛЕТ»

Французский ежегодник 1981


- - -

Владимир Ефимович Невлер
Н.А.ДОБРОЛЮБОВ и БОРЬБА ЗА ВОССОЕДИНЕНИЕ ИТАЛИИ
ИЗ ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДВИЖЕНИЙ
И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИИ
Сборник статей в память академика Е.В.Тарле
М.: издательство Академии Наук СССР. 1957


- - -

Николай Сергеевич Травушкин
«ЖАКЕРИЯ» МЕРИМЕ
и РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ в РОССИИ
(90-е годы XIX в.)

Французский ежегодник 1981


- - -

Алла Сергеевна Намазова
РУССКИЙ ПУБЛИЦИСТ М. А. ЗАГУЛЯЕВ
о ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Французский ежегодник 1985
- - -

Борис Самуилович Итенберг
РОССИЯ НА РУБЕЖЕ 70—80-х годов XIX в.
и ОПЫТ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Французский ежегодник 1976


- - -
Рассматривая те формы, в которых опыт французской революции конца XVIII в. учитывался рабочим классом России, его партией, ее создателем и вождем В.И.Лениным накануне и в ходе первой русской революции, мы сосредоточим внимание лишь на следующих наиболее важных аспектах этой проблемы: использование В.И.Лениным и большевиками уроков борьбы Горы против Жиронды в их борьбе против оппортунистов накануне и в начале революции 1905 г., а также значение опыта якобинской диктатуры в открытии В.И.Лениным типа революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, в пропаганде идеи этой диктатуры в ожесточенных схватках с буржуазными либералами и меньшевиками, в разработке и обосновании В.И.Лениным тактических принципов партии большевиков в годы первой русской революции.

Вадим Сергеевич Алексеев-Попов
ЗНАЧЕНИЕ ОПЫТА ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
для РУССКОГО РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ
НАКАНУНЕ и в ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ 1905—1907 гг.

Французский ежегодник 1970


- - -
«Задача реакции — вытравить эти традиции, представить революцию, как «стихию безумия»... заставить население забыть те формы борьбы, формы организации, те идеи, те лозунги, которые в таком богатстве и разнообразии рождала революционная эпоха. Как тупые хвалители английского мещанства, Веббы, стараются представить чартизм, революционную эпоху английского рабочего движения, простым ребячеством, «грехом молодости», наивничанием, не заслуживающим серьезного внимания, случайным и ненормальным уклонением, так и немецкие буржуазные историки третируют 1848 год в Германии… Таково же отношение реакции к Великой французской революции, которая доказывает до сих пор жизненность и силу своего влияния на человечество тем, что до сих пор возбуждает самую яростную ненависть. <…>
…одно дело — хранение традиций революции, уменье использовать их для постоянной пропаганды и агитации, для ознакомления масс с условиями непосредственной и наступательной борьбы против старого общества, другое дело — повторение одного из лозунгов, вырванного из совокупности породивших его и обеспечивших ему успех условий, и применение его к условиям, существенно отличным».

В.И.Ленин vs Плеханов vs Мартынов

Борис Георгиевич Вебер
В. И. ЛЕНИН и ИСТОРИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ЯКОБИНЦЕВ
Французский ежегодник 1970


- - -
Ранее опубликовано по теме:

Эрнест Лабрусс
КАК ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
БЛЕСТЯЩЕ ОБЪЯСНЯЕТ И ОПРАВДЫВАЕТ
ГЕРОИЧЕСКУЮ ИСТОРИЮ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ



А последняя статья – теоретическая, так сказать…

Андрей Ильич Фурсов
РЕВОЛЮЦИЯ КАК ИММАНЕНТНАЯ ФОРМА
РАЗВИТИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО ИСТОРИЧЕСКОГО СУБЪЕКТА

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ФОРМАЦИОННЫХ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ИСТОКАХ
ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Французский ежегодник 1987




Статьи готовили граждане Maria-S, Heritier, Без диплома.

@темы: 18 век, 1830-е, 1848, 1871, 19 век, 20 век, Великая французская революция, Европа, Италия, Комитет общественного спасения, М.Робеспьер, Россия, Россия и Франция, Советский Союз, Франция, дискуссии, имена, события, календарь, историки, историография, история идей, история науки, капитал, либерализм, массы-классы-партии, народники, национально-освободительные движения, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, событие, социальная история, товарищам, утопия, философия, якобинцы

17:03 

еще о французской историографии

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
19:19 

либерализм: частное, общее, прошлое, настоящее (будущего нет ;) )

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
Тут у одного гражданина день рождения, оказалось. Об этом мне напомнили буквально только что, вы не подумайте, что я ему лично такие роскошные подарки делаю )))

В общем, сегодня у нас две статьи и коллективная монография на тему французских либералов и французского либерализма (скан/pdf).

Александр Петрович Бондарев
род. 21.03.1947, краткая справка
Политические взгляды Бенжамена Констана
Французский ежегодник 1977

Поль Кордэ
Двести лет со дня рождения Бенжамена Констана
перевод В. Халиф
Французский ежегодник 1968


ФРАНЦУЗСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
Ответственный редактор Владислав Павлович СМИРНОВ
М.: ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. 2001. 224 с.


Введение
Глава 1. Основные этапы истории французского либерализма. Смирнов Владислав Павлович
Глава 2. Становление французского либерализма: фельяны. Тырсенко Андрей Владимирович
Глава 3. Либеральные ценности и опыт революции. Бовыкин Дмитрий Юрьевич
Глава 4. Либеральная мысль в период Реставрации. Федосова Елена Ивановна
Глава 5. Либералы у власти. Федосова Елена Ивановна
Глава 6. Либерализм и демократия. У истоков Третьей республики. Обичкина Евгения Олеговна
Глава 7. Французские либералы в первой половине XX века. Наумова Наталья Николаевна
Глава 8. Эксперимент Пинэ (1952 г.). Наумова Наталья Николаевна, Малороссиянова Ольга Александровна
Глава 9. Валери Жискар д'Эстен и проект "передового либерального общества". Моисеев Георгий Чеславович

аннотация издательства
В этой книге, написанной сотрудниками кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ, исследуется французская модель либерализма — одного из самых влиятельных идейно-политических течений XIX и XX веков. Рассматриваются деятельность ряда основоположников французского либерализма и те события, которые стали вехами его исторического развития. Особое внимание уделено становлению идей и ценностей либерализма в экономике и политике. Показано, как эволюционировали и как воспринимались либеральные ценности на протяжении двух веков истории Франции — от революции конца XVIII века до наших дней; какую роль играли либералы в многочисленных французских революциях; как они вели себя в оппозиции и у власти. Авторы стремятся выяснить, в чем состоят особенности французского либерализма, отличающие его от либерализма в Англии, США и других странах. Читатель найдет здесь исторические портреты виднейших деятелей французского либерализма: Жермены де Сталь, Бенжамена Констана, Франсуа Гизо, Адольфа Тьера, Антуана Пинэ, Валери Жискар д'Эстена и многих других.</


p.s. Кто помнит, раньше мы выкладывали книгу. Так вот, по ссылке она теперь "живет" целиком, без разбивки на главы: ЛИБЕРАЛИЗМ ЗАПАДА XVII-XX века
(М.: 1995. 228 с.)

@темы: 18 век, 19 век, 20 век, Великая французская революция, Европа, Просвещение, Россия и Франция, Франция, историки, историография, история идей, либерализм, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, реставрация, свобода-право-власть, социальная история, товарищам, утопия, философия

21:51 

библиография по истории Франции /по Французскому ежегоднику за 30 лет/

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"

ЛИТЕРАТУРА ПО ИСТОРИИ ФРАНЦИИ,
ИЗДАННАЯ В СССР С 1957 ПО 1987 ГГ.
ПО ДАННЫМ ФРАНЦУЗСКИХ ЕЖЕГОДНИКОВ 1958-1987
исследования, научно-популярная литература, переводные труды, диссертации, учебные и учебно-методические материалы, и т.д.

в том числе
Советские исследования проблематики народного фронта во Франции за последнее десятилетие (ФЕ 1967, составитель А.Перминова)
Литература к 100-летию Парижской коммуны (ФЕ 1971)
Указатель статей и материалов, помещенных во Французском ежегоднике в 1958-1972 гг. (ФЕ 1974)


Скан/pdf, скачать


Напомним, что некоторая часть работ из этого длинного-предлинного списка есть в сети (в нашей библиотеке, на других сайтах).
Предупреждение 1. Год от года структура раздела библиографии ФЕ менялась.
Предупреждение 2. ФЕ 1985, 1986, 1987 напечатаны в другом типографском формате, так что страницы пришлось развернуть.
Предупреждение 3. В двух обзорах автор - И.И.Сиволап – собрала все издания переводов сочинений Вольтера и Руссо и литературу, с 1917 года, об этих просветителях, тоже скачивайте и работайте на здоровье.

А теперь –

о тех, кто составлял библиографические списки.


Составление этих списков было, по-видимому, «испытательным заданием для начинающих» историков, привлекаемых к работе над ФЕ.

ДУНАЕВСКИЙ ВЛАДИМИР АРОНОВИЧ, тогда еще кандидат исторических наук, - ФЕ 1958, 1959, 1960, 1961
(1919, Екатеринослав – 1998, Москва), историк. Д-р ист. наук (1970), проф. (1989). В 1937—38 учился в Моск. ин-те инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии, в 1938–41 на ист. ф-те МГУ. Летом 1941 добровольцем вступил в нар. ополчение, участвовал в боях под Москвой, в кон. 1941 демобилизован по состоянию здоровья и отправлен в Ашхабад, куда был эвакуирован МГУ. В 1942 окончил ун-т, был оставлен в аспирантуре, но в янв. 1943 призван в армию. В сент. тяжело ранен и после длительного лечения в продолжил учебу в аспирантуре МГУ. В 1947–54 и 1960—62 работал на ист.-филол. ф-те Воронежского гос. ун-та. В 1954–60 – гл. библиограф Гос. б-ки СССР им. В.И.Ленина. В 1962–90 – в Ин-те истории (с 1968 – Ин-т истории СССР) АН СССР. С 1990 преподает в Моск. гос. открытом пед. ин-те. Автор работ по историографии всеобщей истории, истории России а также по истории Франции.Соч.: Сов. историография Парижской коммуны, в кн.: Парижская коммуна 1871 г., т.2. М., 1961; Сов. историография новой истории стран Запада. 1917–1941 гг. М., 1971; Зап.-европ. утопич. социализм в работах сов. историков. М., 1981 (в соавт.); Новое в изучении Отечеств, войны 1812 г. М., 1983 (в соавт.); Н.М.Дукин. М., 1987 (в соавт.); Освободит. поход рус. армии в 1813 г., в кн.: Бессмертная эпоха. М., 1988; 1812 г. на перекрестке мнений сов. историков. 1917–1987. М., 1990 (в соавт.).
цитировано


ГУСЕВ ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ - ФЕ 1960, 1961
ректор Воронежского государственного университета с 1987 по 1998 годы, с 1998 года - заведующий кафедрой истории нового и новейшего времени исторического факультета ВГУ. Кандидат исторических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, почетный академик Международной академии высшего образования РФ, почетный доктор Амурского государственного университета, член правления Союза ректоров России, член Зальцбургского семинара. Награжден орденом Почета и медалями. В.В. Гусев - почетный гражданин города Борисоглебска. Решением Совета ТулГУ в 1998 году избран почетным доктором.

КУДРЯВЦЕВ ФЕДОР НИКОЛАЕВИЧ - ФЕ 1962
О нем не нашли ничего. Только судя по библиотечным карточкам, Федор Николаевич (родился в 1929 г.) специализировался на библиографии по истории СССР.

СОКОЛОВА МАРИАННА НИКОЛАЕВНА, кандидат исторических наук, - ФЕ 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971
Марианне Николаевне принадлежит работа «Современная французская историография - Les grands courants de I'historiographie francaise contemporaine: основные тенденции в объяснении исторического процесса» (М.: Наука. 1979).
Среди нынешних сотрудников ИВИ РАН ее нет… (


ТЕЛИШЕВА Е. А. - ФЕ 1972, 1973, 1975, 1975, 1976, 1977
Очень нехорошо, что не найти даже имени и отчества этого человека. А ведь она не только для ФЕ составляли библиографию, но и для других изданий!.. «Бесценной помощницей» называет ее Б.Ф.Поршнев, но увы, инициалы даже он не расшифровал. Коллеги читатели, постоянные и случайные, поделитесь достоверной информацией, если есть у вас таковая.

КОТОВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА - ФЕ 1978, 1979, 1980
Окончила исторический факультет МГУ им. Ломоносова, аспирантуру Института всеобщей истории АН СССР. Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИВИ РАН (Центр по изучению XIX века).


ЛЕБЕДЕВА ЕЛЕНА ИВАНОВНА - ФЕ 1981, 1982, 1983, 1984
Занималась не только рубрикой «Библиография», но и переводила с французского некоторые статьи для ФЕ.
(родилась 31.08.1955). Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН (Центр по изучению XVIII века). Учитель истории, организатор научно-познавательной и исследовательской деятельности учащихся. Автор многочисленных научных работ по истории Франции и русско-французских культурных связей в XVIII в.

В нашей библиотеке есть несколько работ Елены Ивановны, и еще кое-какие появятся:
Дворянство и налоговые привилегии накануне революции / «Французская революция XVIII века: экономика, политика, идеология»: сб.науч. трудов (М.: Наука. 1988)
Собрания нотаблей кануна Великой французской революции и эволюция политических позиций дворянства
«Ужин в Бокере» Наполеона Бонапарта / Перевод и комментарий Е.И. Лебедевой


ЛУЧИЦКАЯ СВЕТЛАНА ИГОРЕВНА - ФЕ 1984, 1985, 1986
доктор исторических наук. Заведующая Отделом культуры и науки средневековой и современной Европы ИМК МГУ. Родилась 12 мая 1960 г. В 1982 г. окончила исторический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова. С 1982 г. работает в Институте всеобщей истории РАН. С 1998 г. — в Институте мировой культуры МГУ в должности ведущего научного сотрудника. В 1989 г. защитила кандидатскую диссертацию по теме «Господствующий класс иерусалимского королевства: структура, эволюция, особенности». В 2002 г. защитила докторскую диссертацию по теме: «Образ ислама в хрониках крестовых походов». Заместитель главного редактора и постоянный автор альманаха «Одиссей. Человек в истории». Член редколлегии и автор ряда статьей в энциклопедии «Словарь средневековой культуры». В настоящее время специализируется в области истории христианских представлений об иноверцах и средневековой иконографии. Опубликовала около 80 работ.
цитировано


ОБОЛЕНСКАЯ СВЕТЛАНА ВАЛЕРИАНОВНА - ФЕ 1987
У нее «амплуа» было в основном другое – она вела рубрику «Хроника», составляла краткие отчеты о разного рода коллоквиумах, встречах, симпозиумах и т.п. мероприятиях в секторе истории Франции.
(родилась 12.04.1925). Историк, писательница-мемуаристка (на этом поприще, кажется, больше преуспевает). Доктор ист. наук (1987). Окончила ист. ф-т МОПИ (1947). С 1947 учитель истории в средней школе. С 1964 сотр. Ин-та истории (Института всеобщей истории) АН СССР (РАН).
Работы: Франц Меринг как историк. - М., 1966; Российские либералы о франко-прусской войне и Парижской Коммуне // Французский ежегодник. - М., 1969; Парижской Коммуне 100 лет. - М., 1971; Франко-прусская война и общественное мнение Германии и России. - М., 1977; Политика Бисмарка и борьба партий в Германии в 70-х гг. XIX в. - М., 1992.
цитировано

@темы: якобинцы, экономика должна, философия, утопия, товарищам, социальная история, событие, свобода-право-власть, реставрация, религия и церковь, революции, полезные ссылки, персона, оригинальные произведения 18 в., новые публикации, национально-освободительные движения, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, капитал, источники/документы, история науки, история моды, история искусств, история идей, история дипломатии, историография, историки, имена, события, календарь, дискуссии, военная история, Шометт, Термидор, Средние века, Советский Союз, Сильвен Марешаль, Сен-Жюст, Россия и Франция, Революция-женского рода, Просвещение, Парижская коммуна, Нидерланды, Монтескье, Мабли, М.Робеспьер, Л.-О.Бланки, Комитет общественного спасения, Комитет общей безопасности, Июльская революция, Июльская монархия, Италия, Испания, Жан-Поль Марат, Жан Мелье, Ж.-Ж.Руссо, Европа, Гракх Бабеф, Германия, Великобритания, Великая французская революция, Бонапарт, Бельгия, Америка, Австрия, 19 век, 1871, 1848, 1830-е, 18 век, 17 век

19:51 

наши историки: Петр Алексеевич Кропоткин

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
20:42 

историки наши и ненаши: Матьез, Лефевр и Ричард Кобб

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)

Виктор Моисеевич Далин
О НОВЫХ РАБОТАХ РИЧАРДА КОББА
Французский ежегодник 1973



В изучении Великой французской революции, особенно ее социальной и экономической истории, за последние три четверти века были достигнуты крупнейшие успехи. Еще в 1901 г. Альфонс Олар, глава буржуазно-либеральной школы, опубликовал свой лучший труд «Политическая история Великой французской революции», в которой ее социальной история не было уделено никакого места. Но в том же 1901 г. началась публикация четырехтомной «Социалистической истории Французской революции» Жана Жореса, которая явилась первой попыткой социальной интерпретации революции. Этот труд Жореса, ставшего вскоре председателем комиссии по изучению экономической истории революции, оказал значительное влияние на двух наиболее видных историков Французской революции в XX в. — Альбера Матьеза (1874—1932 гг.) и Жоржа Лефевра (1874—1959 гг.).
Альбер Матьез, выходец из небогатой крестьянской семьи, благодаря своему изумительному трудолюбию и страстной увлеченности историей революции, очень быстро прошел первые ступени университетской карьеры. Уже в 1904 г. он защищал докторскую диссертацию о «Теофилантропии и декадном культе». Один из талантливейших учеников Олара, он на первых порах шел по стопам своего учителя, занимаясь в тот период ожесточенной борьбы с клерикализмом в Третьей республике по преимуществу (до 1910 г.) религиозной историей революции.
Именно эта вражда к капиталистическому обществу, ненависть к парламентской коррупции Третьей республики, к «торгашам справа и слева», социалистические убеждения и связанные с этим различные исторические оценки и обусловили, на наш взгляд, разрыв между Матьезом и Оларом, создание в 1907—1908 гг. «Общества робеспьеристских исследований» и матьезовского журнала «Annales Revolutionaries». Этот разрыв дорого обошелся Матьезу: двери Сорбонны были для него закрыты; вплоть до 1926 г. он вынужден был преподавать в провинциальных, второстепенных университетах (Безансон, Дижон). – ну да, свобода же научных точек зрения. Когда в 1911 г. издатель выдвинул его книгу «Рим и конституционное духовенство во время Учредительного собрания» на соискание премии Академии наук, он с горечью писал тому же Пеги: «...Я боюсь, что под куполом (Академии. — В.Д.) мои работы рассматриваются как разрушительные. Они действительно, разрушительны по отношению к чудовищным ошибкам, накопленным на протяжении многих лет историками-предпринимателями, без знаний и убеждений. Если в глазах Академии преступление искать истину и полностью ее высказывать, я не стану настаивать и буду продолжать шествовать в одиночестве. Время возьмет свое, и если меня не понимают сегодня, то поймут завтра. Я буду ждать». …Матьез читал публичный курс «Парламентская коррупция при терроре», привлекший много слушателей и легший позднее в основу его известной книги. Ее мишенью были не только дельцы, депутаты Конвента, но и парламентарии современной ему Франции.
Годы войны многое объяснили Матьезу в социально-экономической политике Конвента, вызванной инфляцией и дороговизной. Большое влияние оказала на Матьеза Октябрьская революция. Когда он узнал о высокой оценке, которую Ленин давал якобинизму, он пришел в восторг. Близко его знавший Морис Домманже вспоминает, что чтение ленинских «Очередных задач Советской власти» (написанных в 1918 г. — В.Д.) явилось для него откровением. Сходство проблем, которые революция ставила перед обеими великими странами, несмотря на 125-летний интервал, его поразило. Тогда он взялся за написание «Большевизма и якобинизма», переиздание «Социального вопроса во время Французской революции», за второе аннотированное издание «Социалистической истории Французской революции» Жореса. 20-е годы были лучшим периодом в научной деятельности Матьеза, когда он в наибольшей мере испытывал на себе влияние марксизма. Несмотря на все свои робеспьеристские преувеличения, он в это время яснее, чем кто-либо из его предшественников, вскрывал социальные корни борьбы между жирондистами и монтаньярами. К тому времени Матьез добился мирового признания, и в 1926 г. он был привлечен для «чтения курса» в Сорбонне, но заведование кафедрой так и не было доверено этому «профессору с пикой». 26 февраля 1932 г. Матьез, «пламенный историк пламенной революции», скончался на кафедре во время занятий.
Председателем «Общества робеспьеристских исследований» и редактором журнала стал Жорж Лефевр. Жизненный его путь несколько отличался от матьезовского. Внук ткача, уроженец промышленного Севера, социалист с ранних лет и притом близкий к гедистскому направлению, Ж.Лефевр долгое время преподавал в провинциальных лицеях. Только в 1904 г. он начал работу над докторской диссертацией (его одногодок, Матьез, в это время ее уже защитил) «Крестьяне департамента Нор» — тема, избранная под влиянием Жореса и И.В.Лучицкого, которого Лефевр высоко ценил. Работа над этой диссертацией отняла у ученого 20 лет жизни — и только в 1924 г., в 50-летнем возрасте, он ее защитил. Но она сразу получила почти восторженное признание. Крупнейший знаток социально-экономической истории, известный бельгийский историк Анри Пиренн назвал ее «жемчужиной французской историографии». Очень положительный отзыв о книге дал А.Матьез; высоко оценили ее и советские историки. Выбор темы был не случаен для Лефевра — с самого начала его интересовала экономическая история, особенно история аграрных отношений, что его явно отличало от Матьеза, у которого не было специально экономических исследований.
Как и Матьез, Лефевр придерживался последовательных демократически-социалистических убеждений. С 1935 г. он преподавал в Париже и стал заведующим кафедрой истории Великой французской революции. Лефевр был убежденным сторонником Народного фронта. Один из его слушателей, о котором мы будем говорить дальше, Р. Кобб, вспоминает о преисполненных энтузиазмом битком набитых студенческих аудиториях, восторженно слушавших в эти годы лекции Лефевра. В годы войны он — убежденный враг нацизма. Брат его, географ Теодор Лефевр, был зверски казнен — обезглавлен!— гитлеровцами. Позднее, когда Лефевру предлагали стать членом Академии наук, он категорически отклонил это предложение, мотивируя свой отказ тем, что он не хочет находиться вместе с теми, кто «убивал его брата», с коллаборационистами, которых было немало в составе Академии. - наука, она такая чистая, она вне политики.
…под влиянием марксизма, благодаря Матьезу и Лефевру, а также их многочисленным ученикам и единомышленникам, научное изучение Французской революции в первой половине XX в. ушло далеко вперед по сравнению с оларовской «Политической историей». Как же развивается французская историография Великой французской революции во второй половине нашего века, особенно после смерти Лефевра? О некоторых положительных итогах и некоторых тревожных явлениях нам хотелось бы рассказать как раз в связи с новыми работами Ричарда Кобба.
* * *
В историографии Великой французской революции во второй половине XX в. значительным событием явилось почти одновременное появление трех больших монографий, посвященных изучению роли городских народных низов в революции. В 1958 г. вышла монография Альбера Собуля «Парижские санкюлоты во II году. Народное движение и Революционное правительство», получившая сразу общее признание. В 1959 г. появилась книга Джорджа Рюде «Толпа во французской революции». В 1961—1963 гг. было опубликовано двухтомное исследование Ричарда Кобба «Революционные армии. Орудие террора в департаментах. Апрель 1793 — флореаль II года». Все три монографии были связаны единством тематики, стремлением изучать историю революции не «сверху», а «снизу»; все три автора в той или иной степени были учениками Жоржа Лефевра...
При всей близости позиций трех историков методологические различия между ними обозначились давно.
…В начале 50-х годов Р.Кобб целиком сосредоточился на исследовательской деятельности. Он вернулся к теме, подсказанной ему Кароном и Лефевром, и стал изучать вопрос о роли эбертистов в парижском народном движении. Он работал параллельно с Альбером Собулем. Оба пришли к одинаковому выводу — не Эбер и эбертисты были «стартером» движения, не они его организовывали. Собуль посвятил свою диссертацию совершенно «автономному», отнюдь не эбертистскому движению парижских санкюлотов, руководимому секциями и Парижской Коммуной, и его монография открыла в известной мере новую страницу в историографии Французской революции. Р.Кобб сосредоточил свое внимание на одном из эпизодов этого народного движения, на Революционных армиях, созданных в результате сентябрьского натиска 1793 г. в Париже и в ряде других городских центров. Изучая эти Революционные армии, Р.Кобб проявил исключительное трудолюбие и необычайную любознательность.
Но уже и в этих лучших работах Р.Кобба можно проследить ряд отличительных особенностей в понимании задач истории, в оценке революции и ряда коренных вопросов ее развития. О них Кобб рассказал и сам в некрологе Ж.Лефевра, появившемся в 1960 г. То, в чем он упрекал Лефевра и в чем с ним не соглашался, как раз и было ахиллесовой пятой самого Кобба. Главной слабостью Лефевра он считал его «стремление, как и у большинства французских историков, к синтезу». В противоположность этому Кобб и тогда проявлял крайнюю ненависть к тому, что он называл «социологией» (видя в ней «главного врага истории»), к обобщениям, к попыткам создания «научной истории», к поискам каких бы то ни было закономерностей в истории. Кобб уже тогда ставил в вину Лефевру то, что он считал существование классовой борьбы во Франции XVIII в. «исторической реальностью». Кобб называл его «наивным человеком», потому что Лефевр «верил в исторический прогресс». При всем своем громадном уважении в Лефевру как историку он считал его все же устарелым французским республиканцем, своеобразным «неоякобинцем». Он с сожалением подчеркивал, что в последние годы своей жизни Лофевр становился все более «догматичным» по отношению к Робеспьеру. Как признает сам Кобб, «Лефевр ненавидел легкомыслие, которое приводило его в бешенство, и никогда не прощал мне высмеивание санкюлотов и богохульство в отношении Робеспьера».
…В 1963 г., как раз в год выхода «Революционных армий», Р.Кобб опубликовал в «Annales Historiques» исключительно теплый некролог о Я.М.Захере, отмечая при этом свою «признательность и благодарность по отношению к народу, которым мы гордимся..., советскому народу, бывшему нашим великим союзником в годы борьбы против фашизма». – Вот так. Лишнее подтверждение изолированности и неактуальности советской исторической науки.

…Вышедшие почти через десять лет после «Революционных армий», книги …оставляют совершенно иное впечатление. Прежде всего в структуре обеих книг сказался свойственный Коббу «импрессионизм». «Мой предмет хаотичен, — признает он сам, — и я хочу писать о нем хаотически»; это больше всего соответствует «моему несистематическому уму». - А вы тут со своей "научной терминологией".
Прежде всего Кобб резко меняет тематику своего исследования и откровенно объясняет причину этого изменения: «Политическая история Французской революции не скучна, она бесконечно увлекательна и является открытым полем для новых исследований... Дело не во Французской революции, а во мне самом. Я не могу больше проявлять прежний энтузиазм к внутренней истории двух Комитетов — я слишком долго жил ею — и я нахожу гораздо более привлекательным, даже на высшем уровне, термидорианский период прежде всего потому, что он страшно анархичен и дезорганизован... Периоды слабого правительства, очень близкого к анархии, гораздо более привлекательный объект исторического исследования, чем периоды действенного и твердого правительства. Самое привлекательное — это периоды слабого правительства, наступающие немедленно после периодов твердого управления». Попутно Кобб выясняет, что привлекало его раньше к теме Революционных армий: «Главная тема моих «Революционных армий» — это беспомощность даже самого хваленого Революционного правительства перед лицом хорошо организованных групп давления». Даже крепкое Революционное правительство оказывается «пленником и заложником местных незначительных должностных лиц». Кобб не анализирует классовые пружины этого конфликта — давление крепкого крестьянства на местные органы управления с тем, чтобы удержать хлеб от централизованного распределения. Теперь для него все сводится к конфликту местных, «полуанархических» властей, которым он явно сочувствует, с централизованным государством. Классовый конфликт, который так ясно вскрывали Матьез и Лефевр и который раньше видел и сам Кобб, исчез, и исторический свет и тени расположены сейчас совершенно неверно; скрыт острый конфликт между голодающим городом, армией, сражающейся за республику, и зажиточной деревней с ее «хлебной забастовкой».
Изменение тематики исследования связано не только с интересом Кобба к «слабым» правительствам. Мы помним о той неприязни, которую он проявлял к Робеспьеру и «неоякобинской часовне», вызывавшей его споры с Лефевром и достаточно ясно сказавшейся в «Революционных армиях». Но тогда он способен был все же объективно признавать роль Робеспьера, хотя бы в вопросе о создании этих армий. Сейчас его отношение к Робеспьеру и Революционному правительству лишено и тени какой бы то ни было исторической объективности. Кобб согласился с мнением рецензента «Times Literary Supplement», что его главная слабость как историка в том, что он неспособен проявлять симпатии к людям, которые стремятся к власти независимо от того, руководствуются ли они добрыми или злыми мотивами. Но он не собирается смягчать эту свою позицию: «Я еще готов, — пишет Кобб, — понять тех, кем руководит желание осуществлять зло ..., но я должен сознаться в своем крайнем отвращении к Робеспьеру, не только из-за того, что он делал, из-за того, что он так скучно и вымученно говорил, но и потому, что он представляет собой фарисейство, самодовольство, упрямство, отсутствие понимания других людей и пуританизм». – Каждый принимает и извиняет в качестве первопричины поступков, то, что ближе лично ему. Власть, богатство, «желание осуществлять зло». Общечеловеческие ценности.
В своей запальчивости Кобб настолько далек от объективности, что даже к Бареру проявляет гораздо больше симпатии и противопоставляет его Робеспьеру: «Барер гораздо более удачливый революционер, — и пусть нам будем позволено это сказать, — гораздо более приятный человек, чем Робеспьер, и к тому же он дожил до 40-х годов». Барер, в самом деле, дожил до 1841 г. и пережил почти на полвека Максимильена Робеспьера. Даже 9 термидора Кобб ставит в вину Робеспьеру — он видит в нем сознательное «политическое самоубийство» и именно в этой связи противопоставляет ему «удачливого» Барера.
Отметим попутно, что, хотя Кобб никак не может обвинить в «холодной кровожадности» Бабефа (он сам ссылается на его знаменитое письмо в июле 1789 г.), он не проявляет ни малейшего интереса, никакой симпатии к этому движению «равных», называя его «бессмысленным», совершенно лишенным связей с народом. «В нем не было ничего «народного», хотя Бабеф и его друзья были благосклонно расположены к тому, чтобы использовать народ как пушечное мясо, с тем чтобы завоевать путем кровавого переворота революционную диктатуру»; «Руссо так же бесполезен для понимания санкюлотов, как и Бабеф»; «заговор равных до наших дней продолжает надоедать историкам». С тем самым «легкомыслием», которое, как вспоминает сам Кобб, приводило в бешенство Ж.Лефевра, он пишет в связи с книгой Э.Гобсбаума «The Primitive Rebels» — «бандиты (в отличие от Бабефа) никогда не бывают скучны».
Неприязнь Кобба к Робеспьеру была известна и раньше, она приняла только сейчас совершенно невероятные формы. Но самое характерное для его новых работ — это пересмотр взглядов на санкюлотское движение, на его роль и значение в революции. Кобб считает, что только изучение событий III года и всего последующего полного упадка народного движения дает объяснение того, чем же являлось это движение — в своей последней книге Кобб неизменно берет это слово в кавычки — во II году. Вопрос вовсе не в том, почему санкюлотское движение потерпело неудачу, почему оно пришло в упадок в 1795 г., как раз тогда, когда оно набирало полную силу в Англии. Вопрос в том, «в силу какого чуда» санкюлотам удалось, «хотя бы временно и частично, добиться успеха». История народных движений вообще — это «история неудач, разочарования и безнадежности», их отличает «половинчатость, непоследовательность, бесконечная дробность». И если во II году народному движению на короткий промежуток времени удалось добиться успеха, то это — «случайность», обусловленная войной.
Самый термин «санкюлот»,— которым раньше Кобб неизменно пользовался,— способен только «вводить в заблуждение», это «неуловимое и скользкое понятие», оно может быть полезно «для интеллектуальных упражнений, но оно способно привести только к дурно написанной истории». По мнению Кобба, санкюлотов никак нельзя определить по их классовой принадлежности; у них нет единой социальной или политической программы, их отличает «крайний индивидуализм и большая доля анархии». Только в этом он видит «квинтэссенцию» санкюлотизма.
«Санкюлотское движение является исторической абстракцией» — таков его заключительный вывод. В такой же мере «чрезвычайно преувеличен и упрощен, в смысле классовой характеристики политических методов и программы, конфликт между санкюлотами и Революционным правительством. Сами санкюлоты и не знали, что они вступили в такой конфликт. Не представляя собой никакой политической, экономической или социальной общности, могли ли санкюлоты представлять хотя бы мимолетную угрозу для Революционного правительства? Разумеется, они никогда об этом и не думали».
Можно было бы сказать, что в этих замечаниях Кобба есть какая-то доля истины — конфликт между «якобинцами» и «санкюлотами» иногда толкуется слишком прямолинейно, и во всяком случае, несмотря на все противоречия, между ними не произошло разрыва. Якобинцы продолжали оставаться «якобинцами с народом». Но за критическими замечаниями Кобба стоит по существу нечто гораздо большее — он вообще отрицает самостоятельную роль народных масс даже в те исторические эпохи, когда им, но ленинскому определению, удавалось наложить свой отпечаток на ход исторического развития. Кобб усиленно подчеркивает, что и в парижском санкюлотском движении II года, которое он все же рассматривает как счастливое исключение, участвовали только представители ничтожного меньшинства, «элиты»...

А целое читайте, граждане, сами. Оцените Далина-критика.
На сайте ФЕ есть статья А.В.Гордона "Советские историки и «прогрессивные ученые» Запада (история с Ричардом Коббом)", 2007. Не скажу, что мне лично это напоминает по тону и манере изложения. Но пусть будет ссылка, мы не они, нам бояться нечего ;-))

@темы: 18 век, 19 век, 20 век, Великая французская революция, Европа, М.Робеспьер, Россия и Франция, Советский Союз, дискуссии, историки, историография, история идей, история науки, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, социальная история, товарищам, якобинцы

19:40 

не наши наши историки: Павел Гаврилович Виноградов

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
20:06 

Жак Ру

Синяя блуза
У него недавно был день рождения. Хорошего гражданина поздравить никогда не поздно, тем более его автором.

Вальтер Марков

ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД ЖАКА РУ
Французский ежегодник 1963

ЖАК РУ и КАРЛ МАРКС
(Как появились «бешеные» в «Святом семействе»)

Французский ежегодник 1965

За публикации, картинки и ссылки, которые тут появлялись за последнее время - всем спасибо!
Сейчас буду разбирать ))

@темы: 18 век, 19 век, 20 век, Великая французская революция, Германия, Европа, Жак Ру, Франция, историки, историография, история идей, массы-классы-партии, новые публикации, персона, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, социальная история, экономика должна

08:40 

Бабеф, бабувисты, бабувизм: тогда, после, теперь

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)

Яков Михайлович Захер
БАБЕФ И «БЕШЕНЫЕ»
Французский ежегодник 1960


…нужно сразу же оговориться. Всем, изучавшим историю «бешеных», хорошо известно, что далеко не все руководители этого движения, несмотря на общность их взглядов и тактики, поддерживали непосредственные личные отношения между собой. Однако отсутствие личных связей не мешало обычно отдельным представителям «бешеных» действовать в одном и том же духе и защищать друг друга от нападок якобинцев.
Совершенно очевидно, что, говоря о возможной связи Бабефа с «бешеными», следует иметь в виду не столько прямую личную связь, сколько общность тактики на отдельных этапах революции и в лучшем случае взаимную поддержку...
Некоторое отступление: общая характеристика обстановки, сложившейся в первые месяцы термидорианской реакции, а также в период, непосредственно предшествовавший ей.
Таково было положение в Париже, когда во второй половине августа 1794 г. туда возвратился Бабеф, окончательно оправданный судом (30 термидора) и освобожденный из ланской тюрьмы, где он последнее время находился.
В результате полной переоценки ценностей Бабеф решительно выступил против правых термидорианцев, обвиняя их в том, что если они и хотят республики, то лишь «республики буржуазной и аристократической». Этому идеалу термидорианцев он противопоставляет якобинскую диктатуру, во время которой народ не нуждался в предметах первой необходимости, и восхваляет вантозские декреты робеспьеристов.
Подведем теперь некоторые итоги. Анализ имеющихся в нашем распоряжении источников показал, что если у историка и нет достаточных оснований утверждать существование личных связей между Бабефом и вождем «бешеных» Жаком Ру весной и летом 1793 г., однако их высказывания по ряду важнейших вопросов того периода отличаются большим сходством. Что же касается взаимоотношений Бабефа и Варле, то здесь положение иное и имеются основания говорить уже не только о совпадении высказываний, но и о непосредственной личной связи. Но хотя существование личных связей, а на отдельных этапах революции (летом 1793 г. и в начале термидорианской реакции) и тактической связи между Бабефом и некоторыми деятелями «бешеных» представляется более чем вероятным, однако значения этой связи, а также степени влияния взглядов «бешеных» на Бабефа, ни в коем случае не следует преувеличивать. Достаточно сказать, что в то время как «бешеные» не поднялись до осознания необходимости ликвидации частной собственности на средства производства как таковой, независимо от источников ее происхождения, и требовали лишь конфискации богатств, нажитых путем спекуляций, Бабеф уже с 1786 г. во главу угла своих взглядов ставил положение о необходимости отмены всякой частной собственности на средства производства.
Другим вопросом, в котором Бабеф сделал огромный шаг вперед по сравнению с «бешеными», был вопрос о диктатуре. В то время как «бешеные», увидев, что якобинская диктатура направлена не только против аристократов, но и против плебейских масс, пришли к неправильному выводу о необходимости ликвидации всякой диктатуры вообще, Бабеф пришел к заключению, что на смену буржуазно-демократической диктатуре якобинцев должна прийти не буржуазная демократия, а революционная диктатура, осуществляющая «равенство на деле», а не только «равенство в правах».
Все сказанное выше позволяет утверждать, что по сравнению со взглядами «бешеных» взгляды Бабефа представляют собой качественный скачок огромного исторического значения. Но все же, несмотря на это, некоторую роль в развитии взглядов Бабефа сыграла и его связь с «бешеными», и именно в этом (наряду с тем непосредственным влиянием, которое они оказали на ход классовой борьбы) и заключается один из аспектов исторической роли Жака Ру, Варле и их единомышленников.
* * *

Альбер Собуль
СЕКЦИОНЕРЫ И БАБУВИСТЫ, ИХ СОЦИАЛЬНЫЙ СОСТАВ
Французский ежегодник 1960


Чтобы правильно оценить значение «Заговора равных», необходимо изучить не только политические документы, но и социальный состав бабувистов. Мы имеем в виду не самих заговорщиков, не руководящую группу заговора, а тех людей, которых они полагали «вовлечь в движение», людей, по разным причинам заслуживающих того, чтобы их рассматривали как бабувистов, ибо это против них были изданы декреты об аресте весною IV года и это они оказались скомпрометированными по делу Гренельского лагеря в фрюктидоре. Такое изучение и сравнение с политическим составом парижских секций II года Республики позволило бы более точно определить место «Заговора равных» в общем развитии Французской революции. …нам представляется возможным выявить на основе приблизительных цифровых данных кое-какие характерные черты, проливающие некоторый свет на «Заговор во имя равенства», на его структуру и на границы его распространения.
ПОДПИСЧИКИ «TRIBUN DU PEUPLE»
«ПАТРИОТЫ, СПОСОБНЫЕ КОМАНДОВАТЬ»
ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ И ДЕЛО ГРЕНЕЛЬСКОГО ЛАГЕРЯ
* * *

Морис Домманже
«РАВНЫЕ» и КОНСТИТУЦИЯ 1793 ГОДА
Французский ежегодник 1960


До 9 термидора «друзья Равенства»… желали сохранения революционного правительства «во всей его чистоте». Будучи сторонниками Конституции 1793 года, они, как и все якобинцы, откладывали ее проведение в жизнь до более спокойных времен, до заключения мира. Они считали, что революционное правительство должно предварительно создать условия, необходимые для полного и подлинного осуществления народного суверенитета. После 9 термидора, …по выражению самого Бабефа, перед лицом «вызывающего тревогу движения вспять», совершавшегося под прикрытием борьбы против революционного правительства, они вскоре поняли, что пошли по ложному пути, и вернулись на прежнюю позицию: революционное правительство должно возвратиться к своей первоначальной цели, а потом провести в жизнь Конституцию 1793 года.
Известно, что руководители бабувистов предстали перед Верховным судом в Вандоме скорее по обвинению в попытке ликвидировать. Конституцию III года и заменить ее Конституцией 1793 года, чем по обвинению в пропаганде общности имущества. Учитывая этот факт, а также мнение многих современников, можно понять, почему Матьез счел возможным написать, что заговор Бабефа «был не столько попыткой, носившей коммунистический характер, сколько последним усилием террористов вернуться к власти». Он даже пошел дальше: утверждая (не без преувеличения), что историк «равных», Буонарроти, «был, вероятно, более коммунистом, чем сам Бабеф», он затем заявил, что заговор «не был, собственно говоря, коммунистическим заговором». Однако не следует позволять вводить себя в заблуждение позицией, занятой правительством и его судьями. С их точки зрения, самым неотложным делом являлась защита Конституции и правительства от ударов, которые готовилась им нанести «преступная и кровожадная» мятежная группа, а вовсе не стремление воспрепятствовать потрясению основ общества в каком-то отдаленном будущем. То обстоятельство, что государственные обвинители и председатель Верховного суда обращали свое главное внимание на защиту учреждений III года, хотя и пугали присяжных призраком коммунизма, то обстоятельство, что обвинительное жюри оставило в силе лишь обвинение Бабефа и его последователей в «подстрекательстве к восстановлению Конституции 1793 года», отнюдь не может служить основанием для отрицания или, по меньшей мере, недооценки бесспорного и ярко выраженного коммунистического характера заговора. С попыткой ослабить значение этого характера ссылкой на различие между идеями руководителей и взглядами рядовых участников (что присуще всем политическим движениям) нельзя согласиться, хотя эта точка зрения заслуживает более глубокого обсуждения применительно к частному случаю данного заговора.
Перейдем теперь к рассмотрению идеологических и тактических мотивов, на которые ссылались «равные», выступая за Конституцию 1793 года.
…Прежде всего в принципе «равные» отдают предпочтение «учреждениям» перед «конституциями». Затем, несмотря на некоторые оговорки преимущественно социального порядка, они считают Конституцию 1793 года наиболее демократической, наиболее эгалитарной, а также, поскольку она получила одобрение широких народных масс, и наиболее законной. Они видят в ней политическую цель, которая сможет быть осуществлена, когда созданные в переходный период коммунистические учреждения полностью окажут свое влияние и всякая диктатура станет излишней. Они видят в ней также и средство, вернее, основной лозунг, способный объединить и поднять массы на народное восстание, которое должно открыть эру преобразования общества. Но они твердо придерживаются того мнения, что даже после победы восстания необходимо отсрочить, следуя примеру Конвента, применение Конституции 1793 года.
* * *

Жан Рене Сюррато
БАБУВИСТЫ, «КРАСНАЯ ОПАСНОСТЬ» И ПРОПАГАНДА ДИРЕКТОРИИ (1796—1798)
Французский ежегодник 1960


Доссонвиль 21 флореаля IV года (11 мая 1796 г.) по поручению Директории арестовал Бабефа и его штаб; в последующие дни было арестовано 245 человек, и Карно лично, со всей строгостью следил за осуществлением этих репрессий. Для Директории, как и для современников, речь шла о новой попытке «террористов» вернуть себе власть. После разоружения предместий, более года тому назад, они не могли уже больше рассчитывать на открытое восстание и поэтому организовали тайный заговор и, стремясь придать своей попытке достаточную силу, старались обеспечить себе поддержку недовольных в армии.
Как реагировали народные массы на арест заговорщиков? Какую выгоду извлекло из этого дела правительство? Какое распространение получили идеи бабувистов во Франции? Вот вопросы, на которые необходимо ответить, чтобы представить себе подлинное положение вещей.
* * *
Даже в 1792 г., после объявления революционной Францией войны Германской империи, почти вся немецкая передовая буржуазия и интеллигенция были настроены оппозиционно по отношению к своим властям и ждали прихода революционной армии. Особенно горячо приветствовали Французскую революцию в Гамбурге. Однако вскоре настроение большинства немецкой интеллигенции изменилось под влиянием страха перед развернувшимися революционными событиями как во Франции, так и внутри империи, а также в результате цензурных и полицейских мер, принятых контрреволюционной коалицией в период ее борьбы с революционной Францией. И все же немало было и таких передовых людей в Германии, которые продолжали симпатизировать революции во Франции, видя в ней осуществление справедливости и равенства людей на земле. Таковыми были не только Георг Форстер, Евлогий Шнейдер, майнцские и страсбургские клубисты, но и Кант, Фихте, Кампе и многие другие.
Архенгольц. Фонтан. Фихте.
Вся атмосфера якобинской Франции, проникнутая республиканской добродетелью, патриотическим интересом к общему делу, требованием жертвенности и бескорыстия, так прекрасно описанных Геортом Форстером в «Парижских письмах» (1793 г.), была по душе Фихте и вызывала его восхищение. Подобно санкюлотам Фихте с отвращением относился к частной торговле. Новая экономическая политика якобинцев в отношении купцов (3-й максимум 30 вантоза 1794 г.) ограничила их прибыль. Бабеф радикальнее якобинцев решал вопрос о внутренней торговле. Он прямо писал, что торговлю, губящую людей, надо уничтожить. Купцы должны стать только агентами распределения продукции, идущей в общественные магазины. Эти положения могли в известной мере повлиять на Фихте.
Пожалуй, этого достаточно, чтобы сказать, что в пору написания «Замкнутого торгового государства» Фихте был близок к идеям Бабефа…

Юлия Яковлевна Мошковская
ОТКЛИКИ на ПРОЦЕСС БАБЕФА в ГЕРМАНИИ

Bальтер Марков
БАБЕФ и СОВРЕМЕННАЯ ЕМУ ГЕРМАНИЯ

Французский ежегодник 1960


* * *

Жан Дотри
БАБУВИСТСКАЯ ТРАДИЦИЯ ПОСЛЕ СМЕРТИ БАБЕФА И ДО РЕВОЛЮЦИИ 1830 г.
Французский ежегодник 1960


Aвторы, высказывавшиеся о судьбах бабувизма в период от Консульства и до монархии Луи-Филиппа, придерживаются двух точек зрения. Наиболее распространенное мнение состоит в том, что учение Бабефа, хотя его и перестали открыто исповедовать (по крайней мере, последовательно), сохранилось в качестве «закваски» в широких демократических кругах, лишенных возможности выступать публично. Именно это решительно утверждал Адвиель, второй серьезный историк бабувизма после Буонарроти. Жюль Прюдомо, превосходный биограф Кабе, сравнивал уход бабувизма в подполье с исчезновением реки в расселине Земли. «Известно, что бабувизм, пережив трагический конец Бабефа и Дартэ, продолжал существовать в течение всего периода Директории и всего периода Империи, подобно рекам, которые уходят под землю и там несут свои воды, пока структура почвы не позволит им вновь пробиться на поверхность».
Противоположное мнение можно сформулировать следующим образом: бабувизм умер, если и не вместе с Бабефом, то во всяком случае вместе с клубом Манежа в 1799 г., в период, непосредственно предшествовавший 18 брюмера. Исходной точкой его воскрешения было опубликование в 1838 г. Филиппом Буонарроти «Заговора во имя равенства, именуемого заговором Бабефа». Возродившийся незадолго до 1830 г. бабувизм уже не был бабувизмом Бабефа, он обрел новый облик, который придал ему Буонарроти. Коммунизм Буонарроти 1828 г., который лег в основу «необабувизма», столь мало отличался от коммунизма Бабефа, что Буонарроти вполне искренне полагал, что это тот же коммунизм, который исповедовал Бабеф в 1796—1797 гг. Альбер Матьез был главным защитником этой точки зрения.
I. БАБУВИСТЫ, ДЕМОКРАТЫ И «ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ» РЕСПУБЛИКАНЦЫ В ПЕРИОД ВТОРОЙ ДИРЕКТОРИИ (ЛЕТО 1797 — ОСЕНЬ 1799 года)
II. ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАГОВОРЫ и БАБУВИСТЫ В ПЕРИОД КОНСУЛЬСТВА И ИМПЕРИИ (1799-1814 гг.)
III. БАБУВИСТЫ ВО ВРЕМЯ «СТА ДНЕЙ» И РЕСТАВРАЦИИ. ЭГАЛИТАРНЫЕ ИДЕИ В ТАЙНЫХ ОБЩЕСТВАХ 1815—1830 гг.

Несомненно, бабувистская традиция сохранилась, но в виде ли могучего подземного потока или в виде из года в год убывающего ручейка? Была ли его вода все той же водой из бабувистского источника? Ведь сколько раз, начиная с 1797 г., шли бабувисты на компромиссы с различными направлениями демократических и патриотических течений! Какими только окольными путями не шли тайные общества Буонарроти с их ритуалом посвящения в тайну!
Мы знаем, о чем думал Буонарроти, когда в 1828 г. решил напечатать «Заговор». Мы можем даже предполагать, что эти его мысли не соответствовали полностью тем мыслям, какие были у него самого и у Бабефа в 1796 г. Однако мы не знаем, как отнеслись Антонелль и Жермен, а также все те, кто уцелел ко времени Реставрации, к тому, что было изложено в «Заговоре». Их отсутствие в тайных обществах Буонарроти свидетельствует, вероятно, о том, что, помимо прочих разногласий с Буонарроти, они не одобряли и принципов организации этих обществ.
В самом деле, для того времени эти тайные общества были уже анахронизмом. Они соответствовали представлениям германских иллюминатов конца XVIII в., считавших, что большинство членов тайного общества не следует посвящать в тайну, лежащую в его основе.
Изложенные в «Заговоре во имя равенства» бабувистские идеи, проникая в массы, становились «материальной силой». Мог ли бабувизм удовлетвориться полумасонскими и полурелигиозными формами организации? Пролетарии 1830 г. — люди малой веры. Они хотели равенства тотчас же и для всех. Какими бы тайными не были их общества, — а в конце концов, они были не такими уже тайными, — это общества равных. Это не масонские молельни или храмы, это отряды предшественников будущей рабочей партии.
* * *

Сэмюэль Бернстайн
НЕОБАБУВИСТСКАЯ ПЕЧАТЬ 1837—1848 гг.
Французский ежегодник 1960


Фигуранты дела: Шарль Тест, Вуайе д'Аржансон, Теодор Дезами, Ришар ле Лаотьер, Альбер Лапоннере, Ледрю-Роллен, Филипп Бюше, Этьен Кабе, Жюль и Дезирэ Гэ.

Коммунисты являются единственной партией во Франции, определенно заслуживающей внимания. (Генрих Гейне)
* * *

Дидье Лемэр
БАБЕФ И ДЕМОКРАТЫ ДЕПАРТАМЕНТА ЛУАР-И-ШЕР
(от Вандомского процесса до наших дней)

Французский ежегодник 1979


* * *
…гравировальщик Франсуа Бонвиль, автор известного альбома деятелей Французской революции. Заметный след в истории искусств он не оставил (даже биографических сведений о нем нет ни в одном справочнике); его альбом, однако, выделяется своей полнотой — 200 портретов. Современники отмечали добросовестность, с которой он стремился обеспечить полноту своего собрания. Так, известно, что он делал зарисовки с Фукье-Тенвиля и Карье в Революционном трибунале в самый день суда над ними; сохранилась и жалоба Шометта, генерального прокурора Коммуны, на то, что «некий гравер Бонвиль сделал его портрет без его согласия и выставил для продажи». Судя по подписи, гравюра была выполнена Бонвилем в 1794 г., когда Бабеф был еще малозаметным редактором «Jоurnal de la liberte de la presse». Альбом выходил с 1796 г.; Бонвиль, очевидно, не решился тогда напечатать портрет только что казненного по приказу Директории Бабефа; но уже в 1800 г. «Кузен Жак» опубликовал гравированный портрет и указал даже адрес художника, у которого его можно купить. Это служит свидетельством популярности имени Бабефа в это время.
У нас нет сведений, встречался ли автор «Неологическото словаря», Беффруа де Реньи с Бабефом. Из переписки Бабефа с секретарем Аррасской академии, Дюбуа де Фоссэ, опубликованной Адвиелем, видно, что провинциальный академик был восторженным почитателем «Кузена Жака» и всячески пытался внушить Бабефу свой пиетет перед популярным комедиографом.
Его заметка о Бабефе, опубликованная в «Неологическом словаре», представляет собой любопытный образец послетермидорианской «защиты» памяти Бабефа. Отмечая его «экзальтацию», т.е. искренность и страстность его идей, он тут же стремится набросить на него тень напоминанием о пресловутом «деле о подлоге»; говоря о «малой вине» Бабефа, он пытается представить его искупителем вины его сообщников. Так, он пишет: «Бабеф, молодой чрезвычайно экзальтированный литератор; в связи с изданием оппозиционной газеты против правительства III года он был арестован вместе со многими другими (в частности, с Друэ), предстал перед Вандомским судом, был приговорен к смерти вместе с неким Дартэ и казнен в Вандоме 7 или 8 прериаля после очень долгих дебатов, сопряженных с огромными расходами... Его выдали за главу заговора, отнюдь не шуточного.
Еще до того, как Бабеф был объявлен заговорщиком, его обвинили к подлоге. Он даже был осужден за подлог уголовным трибуналом Соммы. Но он апеллировал к трибуналу Эны и вышел здравым и невредимым благодаря стараниям и заботам своего друга Лоттофэ, который позднее вместе с ним предстал перед Вандомским судом. Согласитесь, что экзальтированный литератор, занимающийся подлогами, зашел в своей экзальтации слишком далеко. Но гильотинировали его не за подлог; и ничто не разуверит публику в том, что его сторонники не виновны. Власть обстоятельств в период революции такова, что самые справедливые судьи бывают порой вынуждены склониться под их бременем.
Но всегда будет поражать дерзость сторонников человека, павшего жертвой обстоятельств, и озлобление, с которым они преследуют память того, кто своей смертью искупил их преступления. Со всех сторон слышишь от этих бывших друзей Бабефа, что он заслужил свою участь... Но ведь он пал жертвой именно потому, что помогал им в их заговоре!»

…Леонар Галуа, публицист демократического направления, историк революции 1789—1794 гг., был в эпоху Реставрации одним из редакторов оппозиционной газеты «Constitutiоnnel». Эта книга Галуа представляет собой двухтомный популярный труд пропагандистского характера. В предисловии Галуа указывает цель, которую поставили перед собой он и его коллеги по изданию: «Будучи выходцами из парода и тружениками, объединившимися в общество с филантропической и, быть может, благотворной целью улучшения положения рабочих, издатели считают необходимым познакомить массы с Великой революцией, совершенной французским народам». Но, сообщает он ниже, эта эпоха может быть значительно лучше изучена по газетам и журналам первых шести—семи лет ее социального возрождения, чем по опубликованным позднее книгам или мемуарам. Отсюда внимание Галуа к полемике в периодической печати 1789—1795 гг. и его нескрываемое сочувствие левому крылу журналистов-якобинцев.
Таким образам, Бабеф предстает у Галуа не бунтарем-одиночкой, а человеком, завершившим труд целого ряда идейных предшественников. Выражая свое восхищение Бабефом, который «жил как Цицерон и умер как Катон», Галуа отсылает читателей к «книге прославленного Буонарроти» и (отмечая, что им придется выписывать ее из Брюсселя), он приводит письма почитателей и единомышленников Бабефа и заканчивает главу о журналисте Бабефе изложением процесса и прославлением памяти обоих казненных, этих «благородных защитников равенства».

Лев Семенович Гордон
К ИКОНОГРАФИИ БАБЕФА
Французский ежегодник 1960


* * *

Жак Фукар
РОДИТЕЛИ БАБЕФА
Французский ежегодник 1979


@темы: 20 век, 19 век, 18 век, Великая французская революция, Гракх Бабеф, Германия, Директория, Европа, Июльская монархия, Июльская революция, М.Робеспьер, Сильвен Марешаль, Термидор, Франция, Шометт, имена, события, календарь, историки, историография, история идей, источники/документы, капитал, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, реставрация, свобода-право-власть, социальная история, товарищам, утопия, философия, экономика должна, якобинцы

06:55 

Бабеф накануне и в годы ВФР

Я и моя собака
Истинно мягкими могут быть только люди с твердым характером /Лабрюйер/


АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ИНСТИТУТ ИСТОРИИ


Виктор Моисеевич ДАЛИН
ГРАКХ БАБЕФ
накануне и во время Великой французской революции
(1785-1794)
М.: ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР. 1963
ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР академик С. Д. СКАЗКИН


скачать скан/pdf, 36 Мб или то же в формате DjVu


От автора
Введение. Бабеф в исторической литературе
Глава первая. Молодость Бабефа
Глава вторая. Бабеф — февдист
Глава третья. Формирование социальных идей Бабефа
Глава четвертая. Бабеф в предреволюционные годы
Глава пятая. Первый год революции
Глава шестая. Бабеф — организатор движения против косвенных налогов
Глава седьмая. «Пикардийский корреспондент»
Глава восьмая. «Философский свет»
Глава девятая. Бабеф и аграрное движение 1790—1792 г.
Глава десятая. После падения монархии
Глава одиннадцатая. Бабеф во время якобинской диктатуры
Источники и литература
Список сокращений

Именной указатель


Мне выпала высокая честь открыть, этой книгой, новую серию веб-публикаций о Гракхе Бабефе.
Не могу не сказать, что всю огромную техническую работу по верстке выполнил гражданин Очевидец – М-Воронин.


upd
За файл DjVu спасибо тов. rexy-craxy

@темы: якобинцы, экономика должна, философия, утопия, товарищам, социальная история, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, источники/документы, история идей, историография, историки, Франция, Сильвен Марешаль, Просвещение, М.Робеспьер, Жан-Поль Марат, Гракх Бабеф, Великая французская революция, 18 век

Vive Liberta

главная