• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: россия (список заголовков)
07:30 

об уничтожении рампы

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Никогда в истории не происходило столь изумительного совещания присяжных заседателей. Судьбу французского депутата Конвента и министра, гражданина Жорж Жака Дантона из департамента Арси Сюр Об, проживающего в Париже на улице Кордельеров, должны были решить: гражданин Соломон Розенблюм, бывший подрядчик, староста синагоги и председатель сионистской организации, ныне производитель работ Комитета государственных сооружений, гражданин Павел Сепп, учитель чистописания и пения, бывший заместитель председателя союза русского народа, гражданин Степан Войнарович (под псевдонимом Степан Алый), поэт и фельетонист, гражданин Арнштам, аптекарь, гражданин Василий Снегирев, красноармеец, и я, гражданин Александр Штейн, ученик пятого класса и секретарь Совета ученических депутатов...

Нет, граждане, ничего я не буду говорить, даже на правах помощника редакторов...

Ал. Исбах
ДАНТОН


@темы: социальная история, революции, литературная республика, новые публикации, либерализм, Сен-Жюст, 18 век, они и мы, homo ludens, Советский Союз, Великая французская революция, полезные ссылки, Дантон Жорж-Жак, Россия, Россия и Франция, М.Робеспьер, история идей, персона, дискуссии, 20 век

10:08 

вольтерьянцы (мы не нарушаем своей традиции)

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него
С небольшим запозданием, но - вспоминаем и напоминаем о дне рождения Вольтера.
Балуемся плюшками статьей из ФЕ-60:

Инесса Ивановна Сиволап-Кафтанова
ВОЛЬТЕР о РЕВОЛЮЦИОННЫХ ДВИЖЕНИЯХ XVII-XVIII вв.

Французский ежегодник 1960. Скан


Это работа более ранняя, в 1978 году была издана монография Инессы Ивановны "Социальные идеи Вольтера".
Мне статья кажется любопытной во многих отношениях.

"Объективно Вольтер много содействовал подготовке общественной мысли во Франции к Великой буржуазной революции конца XVIII в. Но каково было его субъективное отношение к надвигавшейся революции? Раньше чем ставить такой вопрос, надо установить, было ли доступно даже передовым мыслителям времен Вольтера сколько-нибудь отчетливое представление о грядущей революции, как и о революции вообще?
«Все, что происходит вокруг меня, бросает зерна революции, которая наступит неминуемо, но которой я едва ли буду свидетелем. Французы почти всегда поздно достигают своей цели, но... когда-нибудь они все-таки достигнут ее. Свет распространится все больше и больше; вспышка произойдет при первом случае и тогда поднимется страшная сумятица. Счастлив тот, кто молод — он еще увидит прекрасные вещи». Но насколько серьезны были стремления Вольтера к «сумятице»? Хотел ли он действительно вооруженного выступления народа, увлекала ли его, как Марата, мысль об активном участии низов третьего сословия в ломке старого общества? На этот вопрос можно ответить, только проанализировав отношение Вольтера к народным массам и их революционным выступлениям. В частности, много могут дать высказывания Вольтера-историка, и в первую очередь высказывания о революциях, имевших место в прошлом."

В частности, к недавнему нашему разговору о Кромвеле...

Мысли Вольтера не только об английской революции анализирует автор, но и о русских бунтах XVIII века, и - крайне нелицеприятно - о Фронде. Досталось и вождям германской Реформации, товарищу Томасу Мюнцеру в частности.

@темы: социальная история, свобода-право-власть, революции, Россия, либерализм, Германия, история идей, Европа, новые публикации, литературная республика, массы-классы-партии, персона, Великобритания, 18 век, Великая французская революция, Вольтер, историки, полезные ссылки, Просвещение, 17 век

22:26 

годовщина Великой октябрьской социалистической революции

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
07.11.2010 в 23:07
Пишет Capra Milana:
то, что было истинно великим, останется великим навсегда

07.11.2010 в 21:52
Пишет Cosmopolite:
...Зажегший новый день над дряхлой жизнью

07.11.2010 в 21:39
Пишет М-Воронин:
и вновь продолжается бой

07.11.2010 в 21:09
Пишет Березовый сок:
Или смерть, или только туда, только кверху

07.11.2010 в 20:29
Пишет Marty Larny:
ветер... ветер на всем белом свете

07.11.2010 в 20:07
Пишет Maria-S:
Весь твой я, клокочущий Смольный, с другими — постыдно мне быть

07.11.2010 в 19:58
Пишет Без диплома:
Люди с крылом лебединым знамя проносят труда

07.11.2010 в 19:08
Пишет Свой среди чужих...:
Несем мы не жалобы, не рыданья — мы весть о свободе несем друзьям

07.11.2010 в 17:11
Пишет С-Нежана:
И флаги красные сурово взвились в торжественную высь

07.11.2010 в 17:56
Пишет Forster2005:
Все вперед, за грань, за преграды алым всадником - мчись!

07.11.2010 в 17:49
Пишет Синяя блуза:
И МЫ тебя не предадим, Октябрь семнадцатого года!

07.11.2010 в 17:43
Пишет marianne68:
Был пафос дождей и осенняя муть; Октябрь по тропе спозаранку прошел...

С праздником, товарищи!
URL записи


Нам время говорит: пора!
В стране распахнутые своды.
И над страной — твои ветра,
Октябрь семнадцатого года.
И не дано нам забывать
Те покушенья на свободу,
Когда пытались расстрелять
Октябрь семнадцатого года…

URL записи

Ломая кольцо блокады,
Бросая обломки ввысь,
Все вперед, за грань, за преграды
Алым всадником - мчись!

URL записи

...

Но сердце верило... И снова
Гром грянул, молнии зажглись,
И флаги красные сурово
Взвились в торжественную высь.
...
Простой свидетель, не участник,
Я ждал, я верил, я считал...

Валерий Брюсов, 1919
URL записи


На братский ликующий зов в ответ
Откликнулись звонкою песней дали.
Сегодня последняя ночь печали, —
Мы темному миру приносим свет.

URL записи


Все за свободой - туда.
Люди с крылом лебединым
Знамя проносят труда.


URL записи

Довольно! Довольно! Довольно
Истошно кликушами выть!
Весь твой я, клокочущий Смольный,
С другими — постыдно мне быть.

URL записи

Когда приходит в мир великий ветер,
против него встает, кто в землю врос,
кто никуда не движется на свете,
чуть пригибаясь под напором гроз.

Неутомимый, яростный, летящий,
валя и разметая бурелом,
он пред стеной глухой дремучей чащи
сникает перетруженным крылом.

И, не смирившись с тишиной постылой,
но и не смогши бушевать при ней,
ослабевает ветер от усилий,
упавши у разросшихся корней.

Но никакому не вместить участью
того, что в дар судьба ему дала:
его великолепное несчастье,
его незавершенные дела.

Николай Асеев, 1960
URL записи

БАШНЯ

На жутких обрывах земли, над бездною страшных морей выросла башня,
железная башня рабочих усилий.
Долго работники рыли, болотный пни корчевали и скалы взрывали
прибрежные.
Неудач, неудач сколько было, несчастий!
Руки и ноги ломались в отчаянных муках, люди падали в ямы, земля их
нещадно жрала.
Сначала считали убитые, спевали им песни надгробные. Потом помирали
без песен провальных, без слов. Там, под башней, погибла толпа безымянных,
но славных работников башни.
И все ж победили... и внедрили в глуби земля тяжеленные, плотные кубы
бетонов-опор.

URL записи


Неба утреннего стяг.
В жизни важен первый шаг.
Слышишь, реют над страною
Вихри яростных атак!..

mp3

URL записи


Октябрь 1917 года

Есть месяцы, отмеченные Роком
В календаре столетий. Кто сотрет
На мировых скрижалях иды марта,
Когда последний римский вольнолюбец
Тирану в грудь направил свой клинок?
Как позабыть, в холодно-мглистом полдне,
Строй дерзких, град картечи, все, что слито
С глухим четырнадцатым декабря?
Как знамена, кровавым блеском реют
Над морем Революции Великой
Двадцатое июня, и десятый
День августа, и скорбный день — брюмер.
Та ж Франция явила два пыланья —
Февральской и июльской новизны.
Но выше всех над датами святыми,
Над декабрем, чем светел пятый год,
Над февралем семнадцатого года,
Сверкаешь ты, слепительный Октябрь,
Преобразивший сумрачную осень
В ликующую силами весну,
Зажегший новый день над дряхлой жизнью
И заревом немеркнущим, победно
Нам озаривший правый путь в веках!


В.Брюсов, 1920
URL записи


Наш век пройдёт. Откроются архивы,
И всё, что было скрыто до сих пор,
Все тайные истории извивы
Покажут миру славу и позор.

Богов иных тогда померкнут лики,
И обнажится всякая беда,
Но то, что было истинно великим,
Останется великим навсегда.


Николай Тихонов, 1967-1969
URL записи




Пусть шествует неистребимый страх!
Вам поздно звать спокойствие на помощь.
Он в вас самих. Он разбивает в прах
Все замыслы твои, земная полночь.

Сто лет подряд твердите вы о нем,
И, давний, он опять встает как новость
Повсюду, где не сыщешь днем с огнем
В потемках затерявшуюся совесть.

Страх в каждом сгустке херстовской грязи,
Страх в каждом залпе, грянувшем в Пирее,
Страх в лживой передаче Би-Би-Си,
Страх в стадном послушанье Ассамблеи.

И перед ним бессилен Белый дом,
Тот Белый дом, что перестал быть белым
С тех самых пор, как квартиранты в нем
Наш белый свет марают черным делом.

...

Огромен человечий океан,
Ни края не сыскать ему, ни меры,
Но снова: "Пролетарии всех стран..."
Встает над ним как грозный символ веры.

Так бойтесь же!.. Тропа времен пряма,
И наш отряд, что вдаль по ней шагает,
В бои ведет история сама
И нашими руками побеждает!

из стихотворения Сергея Наровчатова "Манифест Коммунистической партии"

@темы: 20 век, Европа, Россия, Советский Союз, имена, события, календарь, история идей, они и мы, революции, социальная история, товарищам

16:42 

революционеры (в) России, 1860-1890-е годы

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
12:17 

весна народов /"безумный год"/

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
                                      ...La Primavera de los Pueblos...
                   ...Springtime of the Peoples...
          ...Printemps des peuples...
                                      ...Primavera dei popoli...
                   ...Wiosna Ludow...


товарищи коллеги и граждане читатели,
не зря мы вас последнее время пичкали социалистами-утопистами первой половины 19 века – теперь посмотрим, как эти идеи сочетались (или не сочетались) с практикой.
Давно уже подбирались мы к теме европейских революций 1848 года.
И вот что имеем на сегодня:

Сегодня мы открываем вахту памяти 1848 года. До конца июня будем размещать в библиотеке и здесь, в сообществе, воспоминания современников и очевидцев, документы, научные и научно-популярные работы, иллюстрации – в комментариях к этой записи.
Прежде всего хочу анонсировать

ИНОСТРАННЫЕ МЕМУАРЫ, ДНЕВНИКИ, ПИСЬМА И МАТЕРИАЛЫ
Под общей редакцией [фамилия в оригинале залита чернилами]

РЕВОЛЮЦИЯ 1848 ГОДА ВО ФРАНЦИИ
февраль—июнь
в воспоминаниях участников и современников
Подбор, перевод, статья и комментарии Е.Смирнова
Москва—Ленинград: ACADEMIA. 1934



Сборник более 600 страниц, все сразу представить читателям мы не имеем возможности, и будем выкладывать материалы постепенно.
В ближайшее время слово предоставим Коссидьеру, Луи Менару и Даниелю Стерн. Сейчас – предисловие составителя и переводчика, с комментариями, относящимися к часто упоминаемым в текстах названиям, которые мы перенесли из других разделов.
И «Новая Рейнская газета» у нас тоже будет…

Оглавление сборника

ПРЕДИСЛОВИЕ


Но начнем все-таки с общей международной обстановки:

Алексей Леонтьевич Нарочницкий
Международные отношения от Февральской революции до лета 1848 г.

В сб. «К СТОЛЕТИЮ РЕВОЛЮЦИИ 1848 ГОДА» под ред. проф. Б.Ф.Поршнева и доц. Л.А.Бендриковой. Второе издание. М.: изд-во МГУ. 1949


МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НАКАНУНЕ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
                   Революции 1848 г. и подрыв «Венской системы»
                   Царизм и Пруссия накануне революции 1848 года
                   Кризис внешней политики июльской монархии накануне революции
                   Внешняя политика Англии в Европе накануне Февральской революции. Дипломатия Пальмерстона
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ во ВРЕМЯ ФЕВРАЛЬСКОЙ и МАРТОВСКИХ РЕВОЛЮЦИЙ 1848 года
                   Внешняя политика Временного правительства во Франции в феврале-мае 1848 г.
                   Европейские правительства и Февральская революция
                   Вторая республика и Николай I после мартовских революций в Австрии и Пруссии. Польский и шлезвиг-голштинский вопросы и европейские правительства от марта до июля 1848 г.

=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=

Итак, в нашей библиотеке теперь сформирован новый раздел - "ВЕСНА НАРОДОВ": европейские революции 1848 года

Итоги вахты:

Ф.Потемкин. Июльская монархия во Франции (1830—1848 гг.)

Л.Бендрикова. Экономический кризис и рабочее движение накануне Февральской революции во Франции

Р.Авербух. Рабочее движение в Вене в августе 1848 года

Революция 1848 года: статьи, письма, стихотворения К.Маркса, Ф.Энгельса, Ф.Фрейлиграта, Г.Гейне, Г.Гервега, М.Бакунина, Ж.Ренара, Ф.Лассаля, Ф.Меринга, П.Фрелиха Перевод с немецкого и предисловие Н.Н.Попова

Е.Степанова. Маркс и Энегльс в первые месяцы революции 1848—1849 годов

Т.Ойзерман. Развитие марксистской теории на опыте революции 1848 года

Находка гражданки Березовый сок: <>a href="www.ohio.edu/chastain/contents.htm"англоязычная энциклопедия революции 1848 года

С.Сказкин. Сорок восьмой год во Франции (февраль-июнь)

М.Айзенштат. Революция 1848 г. во Франции. История Франции 1-ой половины XIX века

А.Молок. Июньские дни 1848 года в Париже

Ш.Шмидт. Июньские дни 1848 года

Марк Вилье. Женские клубы и легионы амазонок. Главы VIII-X. 1848 год. Борм и везувианки. Феминистское движение. Г-жа Нибуайе и Общество женского голоса. Женский клуб

А.Иоаннисян. Революция 1848 года во Франции и коммунизм

Л.Бендрикова. Французская историография революции 1848—1849 гг. во Франции (1848-1968)

находка гражданки Березовый сок: англоязычная энциклопедия революции 1848 года

@темы: социальная история, событие, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, новые публикации, национально-освободительные движения, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, капитал, источники/документы, история идей, история дипломатии, историография, историки, имена, события, календарь, военная история, Франция, Россия, Рисорджименто, Л.-О.Бланки, Июльская революция, Июльская монархия, Италия, Европа, Германия, Великобритания, Великая французская революция, Бельгия, Австрия, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 19 век, 1848, философия

00:23 

9 мая

На свете нет ничего нового, но есть кое-что старое, чего мы не знаем
Выходят из земли,
Из тьмы и заточенья,
Те, что тогда ушли
В отряды ополченья,

И павшие тогда,
В начале, у границы.
Ты слышишь: сквозь года
Кричат над ними птицы...

Выходят из земли
Сгоревшие в пожаре
И те, что полегли
В кровавом Бабьем Яре;

Погибшие в тоске
От голода и жажды...
И летчик,
      из пике
не вышедший однажды,

И мальчик лет пяти,
И девочка босая –
Им боль свою нести,
Столетья ужасая...

Им черная беда
Отбеливает лица,
И времени вода
По телу их струится...

В задымленной дали –
Чтоб нам в глаза вглядеться –
Выходят из земли,
Проходят через сердце...


Семен Ботвинник



@темы: товарищам, событие, они и мы, Советский Союз, Россия, Европа, 20 век, 9 Мая, Великая отечественная война, День Победы

15:34 

эстафету принимаю!

Свобода начинается с иронии
от Вальпургиевой ночи к утру Ландышей и дню Первого мая
Вальтер Крейн, 1895, 1899, 1907
* *
URL записи

URL записи

Наши открытки
URL записи

URL записи
плакаты Вальтера Крейна в цвете
***
***
URL записи
Мы!
     Коллектив!
          Человечество!
               Масса!
Довольно маяться.
     Маем размайся!
В улицы!
     К ноге нога!
Всякий лед
     под нами
          ломайся!
Тайте
     все снега!
1 мая
     пусть
          каждый шаг,
     в булыжник ударенный,
каждое радио,
          Парижам отданное,
     каждая песня,
          каждый стих -
трубит
     международный
     марш солидарности.
1 мая.
     Еще
          не стерто с земли
имя
     последнего хозяина,
     последнего господина.
Еще не в музее последний трон.
Против черных,
     против белых,
     против желтых
     воедино -
Красный фронт!
1 мая.
     Уже на трети мира
          сломан лед.
Чтоб все
     раскидали
          зим груз,
крепите
     мировой революции оплот, -
серпа,
     молота союз.
Сегодня,
     1-го мая,
          наше знамя
               над миром растя,
дружней,
     плотней,
          сильней смыкаем
плечи рабочих
     и крестьян.
1 мая.
     Мы!
          Коллектив!
      Человечество!
          Масса!
Довольно маяться -
     в мае размайся!
В улицы!
     К ноге нога!
Весь лед
      под нами
          ломайся!
Тайте
     все снега!

Владимир Маяковский, 1923 год
URL записи




Поэты -
     народ дошлый.
Стих?
     Изволь.
          Только рифмы дай им.
Не говорилось пошлостей
больше,
     чем о мае.

Существительные: Мечты.
     Грёзы.
     Народы.
     Пламя.
     Цветы.
     Розы.
     Свободы.
     Знамя.

Образы: Майскою -
     сказкою.

Прилагательные: Красное.
     Ясное.
     Вешний.
     Нездешний.
     Безбрежный.
     Мятежный.

Вижу -
     в сандалишки рифм обуты,
под древнегреческой
     образной тогой
и сегодня,
     таща свои атрибуты, -
шагает бумагою
     стих жидконогий.
Довольно
     в люлечных рифмах нянчить -
нас,
     пятилетних сынов зари.
Хоть сегодняшний
     хочется
          привет
               переиначить.
Хотя б без размеров.
     Хотя б без рифм.
. . . . . . . . . . . . .
...Да здравствует ум!
     Ум,
     из зим и осеней
     умеющий
во всегда
     высинить май.
Да здравствует деланье мая -
искусственный май футуристов.
Скажешь просто,
     скажешь коряво -
и снова
в паре поэтических шор.
Трудно с будущим.
      За край его
выдернешь -
     и то хорошо.

@темы: АРТеФАКТическое/иллюстрации, Европа, Россия, имена, события, календарь, литературная республика, массы-классы-партии, национально-освободительные движения, они и мы, полезные ссылки, революции, свобода-право-власть, событие, социальная история, товарищам

10:09 

Михаил Николаевич Покровский (1868-1932)

...чужой среди своих
Родился в Москве. Отец, статский советник Николай Михайлович Покровский, долгое время служил помощником управляющего Московской складочной таможни (Николаевского вокзала). Отношение отца к властям, вспоминал Покровский, «было весьма реалистическое, чтобы не сказать более. С детства я наслушался всевозможнейших рассказов о злоупотреблениях администрации, о малопоучительной жизни высших сановников и царской фамилии и т.п. Благодаря этому ни одного мгновения в моей жизни я не был монархистом».
В 1899 г. Н.М.Покровский неожиданно умер. Его жена, Лидия Петровна Покровская
(урожд. Боголюбова), всю оставшуюся жизнь заботилась о единственном сыне, нередко помогала ему материально. С неизменной нежностью относился к матери и Михаил Николаевич.
Учился М.Н.Покровский во 2-й Московской гимназии, зарекомендовал себя одаренным и трудолюбивым учеником. По всем 12 предметам, входившим в аттестат зрелости, ему были поставлены отличные оценки. «Во внимание к постоянному отличному поведению и прилежанию и к отличным успехам в науках, в особенности же в древних языках», говорится в полученном им аттестате, педагогический совет постановил наградить его золотой медалью.
Ко времени пребывания в Московском университете относится начало литературной деятельности Покровского: один из ведущих журналов — «Русская мысль» — публикует его рецензии на новые книги по отечественной и зарубежной истории. Тогда же под влиянием Виноградова он приступил к переводу с немецкого и французского двух монографий по истории Англии. Впоследствии обе книги были изданы.
В конце 90-х — начале 900-х гг. Покровский плодотворно работал в Московском педагогическом обществе, на Высших женских курсах (где познакомился с Любовью Николаевной Зарайской, ставшей его женой и верным другом), в Комиссии по организации домашнего чтения. В 1903 г. примыкает к радикальному крылу либерального «Союза освобождения». Это была первая нелегальная политическая организация, в которую он вступил. Однако уже вскоре Михаил Николаевич разочаровывается в либералах. Вся внутренняя фальшь этих господ, вспоминал он, «резко ударила мне в нос. Они наживали себе состояния, делали чиновничьи карьеры и... «очаровывали» молодежь речами о свободе, прогрессе и т.д. С тех пор «одурачивание масс буржуазией» перестало быть для меня агитационной фразой, и выводить на свежую воду либералов сделалось для меня любимым занятием».
Накануне первой русской революции Покровский сближается с большевиками - А.А.Богдановым, А.В.Луначарским, И.И.Скворцовым-Степановым, группировавшимися вокруг журнала «Правда». В этом легальном социал-демократическом издании были опубликованы работы ученого, свидетельствующие о его постепенном отходе от «демократических иллюзий и увлечения экономическим материализмом». Среди них — критическая рецензия на 1-ю часть «Курса русской истории» В.О.Ключевского, статья «Идеализм» и «законы истории», содержащая анализ книги немецкого философа-неокантианца Г.Риккерта «Границы естественно-научного образования понятий».
9 апреля 1905 г., на 37-м году жизни, Покровский вступает в РСДРП. В 1905—1907 гг. Покровский активно участвует в работе литературно-лекторской группы при МК РСДРП, сотрудничает в большевистской прессе, выступает на митингах и собраниях. Его избирают членом МК; на 5-м съезде РСДРП (1907) — в состав редакции газеты «Пролетарий» и в Большевистский центр. Устанавливаются доверительные отношения Покровского с В.И.Лениным. 20 декабря 1905 г. после подавления восстания в Москве Михаил Николаевич по доносу управляющего домом был арестован. В доносе утверждалось, что он — главный организатор вооруженного восстания в Сущевско-Марьинском районе. Это было так неправдоподобно, вспоминал историк, что «меня выпустили через несколько дней (26-го, как сейчас помню) даже без допроса, ограничившись наведением справок. Этой неделей заключения — в Сущевской части — ограничились все репрессии, какие удалось осуществить по отношению к моей особе старому правительству», ибо впоследствии «я взять себя не давал, своевременно утекая».
Дальнейшую эволюцию мировоззрения Покровского отражает его брошюра «Экономический материализм» (1906). В ней в популярной форме излагается марксистское понимание философии истории. Ученый отстаивает положение о том, что классовая борьба — движущее начало исторического развития; показывает отличие марксизма от «экономического материализма»; раскрывает несостоятельность методологических установок «экономических материалистов», их наивное упрощенчество, превращающее историю «в слепой стихийный процесс, идущий своим чередом, как если бы людей с их сознанием на свете вовсе не существовало». По этой теории выходит, саркастически замечал он, что если бы люди прекратили всякую борьбу за жизнь, свободу и счастье, то история все-таки как-то продолжала бы идти механическим путем, наподобие заведенной шарманки. В действительности все намного сложнее. Материальные условия существования играют определяющую роль, но и «идеальные области» имеют далеко не второстепенное значение. «Идеи не с неба сваливаются и не сочиняются в мирных кабинетах теоретиков, а рождаются в самой гуще борьбы за существование. И, рожденные в борьбе, великие исторические идеи сами являются могущественным орудием борьбы: идейное творчество, работа сознания не что иное, как колоссальный аппарат приспособления в борьбе за жизнь».
Интересны конкретно-исторические работы Покровского того времени, прежде всего статьи в 9-томной гранатовской «Истории России в XIX веке». Михаил Николаевич был первым русским профессиональным историком-марксистом, обратившимся к исследованию внутренней и внешней политики самодержавия конца XVIII—XIX вв. Его статьи охватывали широкий круг проблем — историю хозяйства, общества и государственной власти, восточную политику Николая I, Крымскую войну и т.д. Новизна взглядов ученого заключалась в материалистическом подходе к изучению прошлого, в объяснении русской истории с точки зрения классовой борьбы. При этом Покровский допускал одностороннее, необъективное освещение ряда событий. Скудность источников приводила к фактическим погрешностям, ошибочности некоторых выводов и оценок. По мнению А.А.Кизеветтера, стремление Покровского «уложить» русскую историю в прокрустово ложе классовой борьбы вело к отходу от строго научного метода, не позволяло в полной мере учесть достижения современной исторической мысли.
После подавления революции Покровский скрывается от полиции в Финляндии, а затем (в августе 1909 г.) эмигрирует во Францию. В Париже он отходит от большевиков-ленинцев, тесно сотрудничает с А.А.Богдановым и другими «впередовцами», однако вскоре разрывает и с ними, объявляет себя «внефракционным социал-демократом». В 1913 г. сближается с группой Л.Д.Троцкого. После начала Первой мировой войны занимает интернационалистские позиции, выступает «за превращение войны между народами в войну против буржуазии». В 1915—1916 гг. редактирует серию брошюр «Европа до и во время войны», в т.ч. брошюру В.И.Ленина «Империализм, как новейший этап капитализма».
«Проводя в своих трудах систему марксизма, Покровский, в отличие от других историков его школы, главное внимание обращает не столько на смену крупных эпох в развитии хозяйства и общества (что нередко приводило и приводит к насильственному разрезанию исторического процесса на части и к преувеличению типических признаков эпохи), сколько на постепенное и медленное преобразование хозяйственных условий, с постоянными волнообразными колебаниями, и с большим мастерством прослеживает и вскрывает влияние этих как бы подземных колебаний хозяйственной жизни в общественных, политических, династических и так называемых внешних отношениях. В этих двух последних областях Покровский является смелым новатором, и заслуги его в этом отношении признают даже наиболее непримиримые его противники».
В ясный мартовский день 1917 года Михаил Николаевич работал в парижской Национальной библиотеке. Неожиданно к нему подошел один из политэмигрантов и положил на стол номер «Information» с ошеломляющей новостью: в России революция! Николай II отрекся от престола! Этого момента, вспоминал историк, я не забуду никогда.
Покровский, убедившись в несостоятельности каких-либо своих выводов, открыто их пересматривал. Говоря о поправках, вносимых им в ту или иную работу, он однажды образно сравнил труд историка с положением путешественника, восходящего на гору: чем выше поднимаешься, тем лучше видно; а диалектик-историк не может не замечать своих же недостатков.
Постоянное внимание уделял Покровский разработке проблем методологии исторического исследования. Свою основную задачу он видел не в собирании, пополнении исторических материалов, фактов, а в их истолковании, овладении содержанием исторического процесса, стремился понять историю в ее целостности и сообщить это понимание другим.
…за весь XX век ни один российский ученый даже не пытался выработать свою оригинальную концепцию отечественной истории (не говоря уже о всемирной); единственное исключение составляет М.Н.Покровский, однако «его наши усердные историографы смешали с грязью сначала по сталинскому указанию, а сейчас по новому социальному заказу, пожалуй, не менее жесткому».

Воспроизведено по: «Историки России. Биографии». М.: РОССПЭН. 2001. Составитель, отв.редактор и автор настоящей статьи и примечаний к ней - А.А.Чернобаев. С.447-454.

Очерки русского революционного движения XIX—XX вв. М., 1924. Опубликованы в нашей библиотеке.


И от себя лично: тон статьи сами видите какой извиняющийся, и другим быть не может. Но обещали, и хоть так поможем Михаилу Николаевичу.
О Лукине заметку из т.2. московско-ершалаимского издания делать?

p.s. Гражданин Оппортунист, Фридлянд считается учеником Покровского (вопрос из другого треда).

@темы: социальная история, революции, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, либерализм, история науки, история идей, историография, историки, дискуссии, Советский Союз, Россия, Европа, 20 век, 19 век

10:22 

"...пришли скромно спросить: люди ли они?"

Без диплома
Круглое невежество - не самое большое зло: накопление плохо усвоенных знаний еще хуже (Платон)

Робер БАДЭНТЕР
«СВОБОДНЫЕ и РАВНЫЕ»
эмансипация евреев во времена французской Революции
(1789-1791)
М.: Рудомино. 1997


издано при поддержке посольства Франции в рамках программы «Пушкин»
Перевод с франц. Н.В.Гарской
Перевод и редактирование оставляют сильно желать лучшего, много ошибок, поэтому будьте внимательны, и к терминам, и к именам собственным.

Предисловие
Глава I. Таковы, какими они были…

Евреи Бордо
Евреи Байонны
Евреи папы [правильно – «папские евреи»]
Евреи Эльзаса
Евреи Трех епархий
Евреи Лотарингии
Динамизм евреев
«Самый отвратительный народ на земле»
Антииудаизм
Глава II. Рассвет
«Просветители» из Берлина
Австрийский пример
Конкурс в Метце
Аббат Грегуар
Комиссия Мальзерба
Глава III. Выборы в Генеральные штаты
Избирательные ассамблеи и евреи
Наказы Третьего сословия и евреи
Глава IV. Жаркое лето
Жестокость, проявленная против евреев
Действующие политические силы
Напряжение в Эльзасе
Глава V. Протестанты, палачи, актеры и евреи
Начало дебатов
Столкновение
Приходится ждать
Глава VI. Каждый за себя
Делегация представителей Бордо в Париже
Евреи Востока
Победа бордосцев
Глава VII. Долгое ожидание
В Парижской коммуне
Чтобы убедить общественное мнение
Выпады против евреев
Увертки Ассамблеи
Глава VIII. В последний момент…
Почему?

Сканировала книгу Натали.
Об авторе (информация на обложке книги):
Выдающийся политический и общественный деятель Франции. Адвокат. Родился 30 марта 1928 года в 16 округе Парижа. Учился в Париже и Колумбийском университете Нью-Йорка. Получил высшее филологическое и юридическое образование. Преподавал в Дижоне, Безонсоне, Сорбонне. Министр юстиции с 1981 по 1986 год. Председатель Конституционного совета с 1986 года. Его перу принадлежат труды: «Свобода, свобода» (1986), «Кондорсе - интеллектуал в политике» (1988).
«Свободные и равные» (1989) - блестящее историческое исследование, повествующее о полной драматизма борьбе евреев во время Великой французской революции за признание их равными в правах с остальными гражданами. Их сторонниках и яростных противниках. Нелегкой победе. Франция первой признала эту гонимую нацию свободной и равной.


Самуил Горациевич ЛОЗИНСКИЙ
СОЦИАЛЬНЫЕ КОРНИ АНТИСЕМИТИЗМА
в Средние века и в Новое время
М.-Л.: «Атеист». 1929


Глава 1. Экономическая роль евреев в раннем средневековье
Глава 2. Отношение средневековой церкви к евреям
Глава 3. Роль крестовых походов в развитии антисемитизма
Глава 4. Еврейское ростовщичество
Глава 5. Обвинение евреев в употреблении христианской крови
Глава 6. Цеховая организация в борьбе со свободой еврейского труда и торговли
Глава 7. Евреи – частная собственность «владетельных особ»
Глава 8. Изгнание евреев из Англии и Франции
Глава 9. Евреи Германии в годину черной смерти
Глава 10. Изгнание евреев из Испании и Португалии
Глава 11. Положение евреев в Германии в Новое время
Глава 12. Преследование евреев в Восточной Европе до XIX века
Глава 13. Антисемитизм во Франции в XIX веке
Глава 14. Антисемитизм в Германии в XIX веке
Глава 15. Антисемитизм в России в XIX веке
Литература


Скан в 3-х частях: 1, 2, 3.

Отыскал, сканировал и форматировал гражданин Cosmopolite.

Про Лозинского информация в более ранней публикации очерков – о Мирабо, Дантоне, Марате и суде над Луи 16.

upd 15/03/10, из комментариев в пост:


Гражданка ipsilanty подсказала еще тематическую ссылку:
Семён Дубнов, «Новейшая История Евреев» (Печатается по изданию: СПб, 1914 г.)
Спасибо!

@темы: экономика должна, социальная история, событие, религия и церковь, полезные ссылки, новые публикации, национально-освободительные движения, либерализм, история идей, Франция, Россия, Просвещение, Нидерланды, Италия, Испания, Ж.-Ж.Руссо, Европа, Дидро, Германия, Вольтер, Великобритания, Великая французская революция, Австрия, 20 век, 19 век, 18 век, 17 век

07:23 

дело товарищей Розы и Клары...

Свобода начинается с иронии
Гражданки и граждане коллеги,
мы посовещались и решили на этот раз,
по случаю Международного дня солидарности женщин в борьбе за свои права,
поговорить о нашей истории. Самой новейшей.

Может быть, чьи-то бабушки, прабабушки, а может, дедушки и прадедушки участвовали каким-то образом в феминистском движении? Что говорят об этом ваши семейные предания?

@темы: Революция-женского рода, 20 век, 19 век, Россия, Советский Союз, дискуссии, имена, события, календарь, история идей, они и мы, событие, социальная история, товарищам

12:14 

"о времени и о себе": Эмилия Кирилловна Пименова

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново

ВОСПОМИНАНИЯ Эмилии Кирилловны ПИМЕНОВОЙ


Среди тем записи я выбрала, конечно, «Революция – женского рода!» Эмилия Кирилловна не была революционеркой, если под этим подразумевать сознательную политическую деятельность, подготовку нелегальных изданий, участие в баррикадных боях. Тем не менее – она революционерка. Революционный характер, по Эриху Фромму; человек, умеющий говорить «нет» и говорить «да».
Текст, который я вам предлагаю, может быть интересен интересующимся историей журналистики и литературы и – шире – интересующимся историей России второй половины 19-го столетия. Но не ожидайте, пожалуйста, каких-то эпических картин, потрясающих воображение. Все очень камерно, можно даже сказать, буднично, и при этом совершенно свободно от мелочности (которой часто грешат мем
ауры), естественно и очень тактично.

Содержание
I. Островок Ашур-адэ. — Шхуна "Волга". — Баку. — Вечные огни. — Жизнь на судне. — Ручной барс. — В бурю на двухвесельной лодке.
II. На севере. — Мои родители. - Польское восстание 1863 г. — Кармелитский монастырь. — Польское общество. — Подавление польского восстания. — В институте. — Опять в усадьбе — Поездка в Петербург.
III. Возвращение в Каспий. — Опять на Ашур-адэ. — Знакомство с Генри Стэнли.
IV. Жизнь на острове Ашур-адэ — Литературно-музыкальные вечера. — Завтрак в персидском вкусе. — Неожиданный финал завтрака. — Организация Хивинского похода. — Скобелев. — Кружок прогрессивной молодежи. — Допущение женщин к практической работе в Медико-Хирургической Академии.
V. Подготовка к Хивинскому походу. — Туркмены. — Выступление в поход — Проводы отряда — Мечты об отъезде в Петербург и поступлении на курсы. — Невеста. — Несостоявшаяся свобода. — Буря на Каспии. — Мое предложение будущему мужу. — Свадьба. — Отъезд в Петербург.
VI. В Петербурге. — Экзамены. — Студентка. — Курсы для образования ученых акушерок. — Студенческие волнения. — Переезд в Колпино. — Работа в Николаевском госпитале. — Закрытие курсов.
VII. Приезд родителей. — Жизнь в Колпине. — Переезд в Петербург.
VIII. Знакомство с Н.К.Михайловским, Лесевичем, Южаковым, Г.И.Успенским и Маминым-Сибиряком.
IX. Борьба за жизнь. — Газета "Гражданин". — Первые шаги на литературном поприще — Князь Мещерский. — Встречи с Н.К.Михайловским. — А.А.Давыдова. — М.И.Туган-Барановский. — Похороны Шелгунова. — Высылка Н.К.Михайловского. — "Русское Богатство". — Рождение журнала "Мир Божий". — Ангел Иванович Богданович. — Уход из "Гражданина". — Работа в "Мире Божьем". — А.Волынский и "Северный Вестник". — Н.Ф.Анненский. — Редакторы "Русского Богатства". — Выступления Н.К.Михайловского на вечерах. — Болезнь Гл.Ив.Успенского.
Х. Бюллетени по иностранной политике для военного министра. — Девяностые годы. — Представители марксизма. — Русско-японская война — Смерть Н.К.Михайловского и знаменательная встреча двух процессий.

В нашей библиотеке можно ознакомиться с работой Э.К.Пименовой «Эро де Сешель, творец Французской конституции 1793 года», и статьей Наты Ефремовой о Пименовой, в основном построенной на публикуемых здесь воспоминаниях.

«О пользе революционной риторики» - на правах редактора

@темы: 19 век, 20 век, Великая французская революция, Европа, Революция-женского рода, Россия, Россия и Франция, историки, история идей, история искусств, источники/документы, литературная республика, народники, новые публикации, они и мы, персона, полезные ссылки, социальная история, товарищам

18:24 

Об удобных креслах и порченных яблоках

resoner
Не все ли равно, что я делаю. Спросите, что я думаю / Жюль Ренар
Граждане коллеги, перед вами – работа литературоведческая, могущая в той или иной степени быть отнесенной к Веку Просвещения:

А. Г. ГОРНФЕЛЬД
КАК РАБОТАЛИ ГЕТЕ, ШИЛЛЕР и ГЕЙНЕ
Серия «Как работали классики», редактор серии – Д.Д.Благой. Вып.III
М.: кооперативное издательство «Мир». 1933


Вступительная статья И.М.Нусинова (помещена нами после основного текста)
От автора
I. Учеба
II. Поэтика вдохновения и сознательная работа
III. Рабочая обстановка
IV. У истоков замысла
V. Прообразы и признания
VI. Готовая фабула
VII. Исторические материалы и историческая точность
VIII. Работа над планами и работа по планам
IX. Обработка и переработка


Аркадий Гео́ргиевич Го́рнфельд (30.08.1867 — 25.03.1941)


- критик и литературовед, известный весьма, вы без труда найдете и статью С.А.Венгерова о нем, и Ин.Анненского.
Я ограничусь ссылкой на Литературную энциклопедию (по традиции), "Рулекс" и очерк Горнфельда «Чеховские финалы», воспроизведенный по первой его публикации.
В предисловии к книге, написанном Нусиновым, встречается термин, понимание которого важно для восприятия, может быть, и оценки книги, - потебнианство.
Происходит он от фамилии Алекса́ндра Афана́сьевича Потебни́ (22.09.1835 — 11.12.1891), филолога, философа, семиотика.
Исаак Маркович Нусинов (1889—1950?), полагаю, нас тоже должен интересовать, поскольку он выступает оппонентом Горнфельда.


Что касается персонажей книги, то материалы о них можно найти на сводной странице:
Гете
Шиллер
Гейне

а некоторые портреты демонстрировались в связи с публикацией брошюры В.Н.Перцева.

И, как мне кажется, тематически наша новая публикация связана с затрагиваемой уже темой "Гений или труд?"
запись создана: 15.01.2010 в 03:24

@темы: 18 век, 19 век, 20 век, Германия, Просвещение, Россия, дискуссии, история идей, история искусств, история науки, литературная республика, новые публикации, персона, полезные ссылки

18:36 

революция 1848-1849 гг. в Венгрии (часть вторая)

...чужой среди своих

Ревекка Абрамовна Авербух
РЕВОЛЮЦИЯ и НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА в ВЕНГРИИ 1848-1849


М.: Наука. 1965

Введение, главы с 1 по 3 и иллюстрации (в комментариях)
В этом выпуске:

Глава 4. УКРЕПЛЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ФРОНТА БОРЬБЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ
И ЕГО ВНУТРЕННИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ (октябрь—декабрь 1848 года)
1. Венгерская революция и октябрьское восстание в Вене
2. Шестинедельная передышка после поражения при Швехате
3. Оборона Пешта. Эвакуация столицы
4. Попытки венгерского правительства найти поддержку в Англии и Франции
Глава 5. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ВЕНГРИИ В НАЧАЛЕ 1849 года.
КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ ГОНВЕДСКОИ АРМИИ
1. Политическое положение в Трансильвании
2. Обстановка в Венгрии после сдачи столицы
3. Крестьянство и политика дворянства в первые месяцы 1849 года
4. Деятельность Государственного собрания в Дебрецене. Усиление «Партии мира»
5. Весенний поход и опубликование «Декларации независимости»
Глава 6. ПОСЛЕДНИЙ ЭТАП ВЕНГЕРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
1. Правительство Семере
2. Народ и правительство
3. Последние попытки венгерского правительства добиться помощи со стороны Англии и Франции
4. Капитуляция венгерского командования при Вилагоше (13 августа 1849 г.)
5. Последние попытки вооруженного сопротивления силам реакции
6. Борьба венгерского народа за независимость в 1848-1849 годах и передовая русская общественность (А.И.Герцен и Лайош Кошут, Н.Г.Чернышевский)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ОБЗОР ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
Скачать файлик

Так мы с L del Kiante довели Венгрию до победы и возвращаемся к нашим средневековым итальянским друзьям. )
запись создана: 31.01.2010 в 20:26

@темы: социальная история, событие, революции, персона, новые публикации, национально-освободительные движения, массы-классы-партии, либерализм, история идей, военная история, Россия, Европа, Австрия, 19 век

03:14 

нивозовский АРТеФАКТический марафон

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него
По решению Комитета Общественного Веселья Vive Liberta,
как директор Шарантончика, объявляю
с 10 по 15 нивоза 217-го года
(31 декабря 2009 до 5 января 2010)
АРТеФАКТический марафон.


Иллюстрации могут быть любые по жанру, технике исполнения, времени создания, стране происхождения и тематике (впрочем, за модераторами остается право цензуры),
обязательное условие - иллюстрация должна быть связана с одной или несколькими публикациями или дискуссиями в сообществе, на которую(ые) автор поста дает прямую ссылку.
И в целях экономии трафика и для быстрой загрузки страницы, прошу, коллеги, выкладывать превью, можно без "моря".
* * *
Даю отмашку.

"Генерал Бонапарт закрывает клуб Пантеона" (монохромный вариант картины, втор.пол. 19 в.)
О клубе Пантеона мы вспоминали неоднократно - в темах "После Термидора", заговора во имя Равенства, развития социальных идей во Франции конца 18 в.
www.diary.ru/~vive-liberta/p74039596.htm
www.diary.ru/~vive-liberta/p71864548.htm
www.diary.ru/~vive-liberta/p76446733.htm
www.diary.ru/~vive-liberta/p80853458.htm
www.diary.ru/~vive-liberta/p83411267.htm

@темы: якобинцы, экономика должна, философия, товарищам, социальная история, событие, свобода-право-власть, реставрация, религия и церковь, революции, предметы материальной культуры, полезные ссылки, персона, оригинальные произведения 18 в., они и мы, новые публикации, национально-освободительные движения, народники, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, капитал, казус ляпсус, источники/документы, история науки, история моды, история искусств, история идей, история дипломатии, историки, имена, события, календарь, дискуссии, декабристы, военная история, веселые картинки, Франция, Термидор, Советский Союз, Сильвен Марешаль, Сен-Жюст, Россия, Просвещение, Парижская коммуна, Нидерланды, Моцарт, М.Робеспьер, Л.-О.Бланки, Июльская революция, Июльская монархия, Италия, Испания, Жан-Поль Марат, Жан Мелье, Европа, Директория, Гракх Бабеф, Германия, Вольтер, Великобритания, Великая французская революция, Бонапарт, АРТеФАКТическое/иллюстрации, homo ludens, 20 век, 19 век, 1871, 1848, 1830-е, 18 век, 17 век

02:43 

"две головы орла, которые означали деспотизм и суеверие, были отрублены"

"Я очень близок к решению, - ответил Вильгельм, - только не знаю, к которому"
Я увидел себя во сне на улицах хорошо знакомого Петербурга, но вокруг все до того изменилось, что трудно было поверить, что я нахожусь в знакомом городе. Новые прекрасные общественные здания возвышались на каждом шагу, а старые, хорошо знакомые дворцы и казармы имели совершенно новое назначение, до странности не похожее на первоначальное. Раньше город был наполнен бесчисленными казармами, - теперь они были заняты общественными школами, академиями и библиотеками всех видов. Вот мрачный Михайловский замок, в котором задушили Павла I, - теперь на нем надпись большими золотыми буквами: «Дворец Государственного Собрания». Вот Аничкин дворец, через большие стеклянные окна которого видно множество прекрасных статуй из мрамора и бронзы. Это Русский Пантеон, собрание статуй и бюстов людей, прославившихся своими талантами или заслугами перед Отечеством.
На Невском картина тоже переменилась. Ранее вдали рисовался силуэт монастыря, а теперь вместо него возвышалась триумфальная арка, как бы воздвигнутая на развалинах фанатизма. В этот момент музыка необычайной гармонии и силы достигла моего слуха. Бесчисленное множество народа вливалось во врата гигантского круглого здания, увенчанного куполом, - именно оттуда слышались потрясшие меня звуки. Размеры и великолепие здания превосходили не только все то, что существовало в то время на земле, но и огромные памятники римского величия. Бронзовые двери необычайной величины открывались, чтобы впустить народ, и я вошел вместе с толпою.
Изнутри купол, поддерживаемый тройным рядом колонн, представлял небо, покрытое звездами. Белый мраморный алтарь возвышался посреди залы, на нем горел неугасимый огонь. Нет ни икон, ни священников, только в глубоком молчании стоящий народ слушает изумительную музыку. Минутное молчание воцарилось в храме, после чего несколько превосходных по правильности и звучности голосов стали петь гимн созданию под музыку Гайдна. Я думал, что действительно внимаю хору ангелов.
Я приблизился к старцу, только что перед тем обращавшемуся к толпе со ступеней алтаря: «Сударь, извините любопытство иностранца, который, не зная, должно ли верить глазам своим, осмеливается спросить у вас объяснения стольким чудесам. Разве ваши сограждане не принадлежат к греко-кафолическому вероисповеданию? Но величественное собрание, которого я только что был свидетелем, равно не похоже на обедню греческую и латинскую и даже не носит следов христианства».
«Откуда же вы явились? - ответил мне старец. - Или изучение истории до того поглотило вас, что прошедшее для нас воскресло, а настоящее исчезло из ваших глаз? Вот уже около трех веков, как среди нас установлена истинная религия, т.е. культ единого и всемогущего бога, основанный на догме бессмертия души, страдания и наград после смерти и очищенный от всяких связей с человеческими суевериями. Мы не обращаем наших молитв ни к пшеничному хлебу, ни к омеле с дуба, ни к святому миру, - но к тому, кого величайший поэт одной нации, давней нашей учительницы, определил одним стихом: «Вечность имя ему, и его создание - мир». Среди простого народа еще существуют старухи и ханжи, которые жалеют о прежних обрядах. Ничего не может быть прекраснее, говорят они, как видеть архиерейскую службу и дюжину священников и дьяконов, обращенных в лакеев, которые заняты его облачением, коленопреклоняются и поминутно целуют его руку, пока он сидит, а все верующие стоят. Скажите, разве это не было настоящим идолопоклонством, менее пышным, чем у греков, но более нелепым, потому что священнослужители отождествлялись с идолом? Ныне у нас нет священников и тем менее - монахов. Всякий верховный чиновник по очереди несет обязанности, которые я исполнял сегодня. Выйдя из храма, я займусь правосудием. Тот, кто стоит на страже порядка земного, не есть ли достойнейший представитель бога, источника порядка во вселенной? Ничего нет проще нашего культа. Музыка - единственное искусство, допускаемое при новом богослужении: «она - естественный язык между человеком и божеством».
Проходя по Дворцовой площади, я видел, что старый русский флаг вьется над черными от ветхости» стенами Зимнего дворца,однако вместо двуглавого орла с молниями в когтях было изображение парящего в облаках феникса, который держит в клюве венок из оливковых ветвей и бессмертника. «Как видите, мы изменили герб империи, - сказал старец: - Две головы орла, которые означали деспотизм и суеверие, были отрублены, и из пролившейся крови возник феникс свободы и истинной веры. Великие события, разбив наши оковы, вознесли нас на первое место среди народов Европы».
Кругом царили изобилие и довольство; какой-то новый общественный строй, согласующийся с законами человечности, обеспечивал общее благосостояние, и если кто впадал в бедность, то лишь от чисто случайных несчастных обстоятельств. Они немедленно получали самую щедрую помощь от своих сограждан и выходят из бедности. Все граждане равны перед законом – как то следовало из надписи на новом великолепном дворце: «Святилище правосудия, открытое для каждого гражданина, где во всякий час он может требовать защиты законов». Здесь собирается верховный трибунал, состоящий из старейшин нации.
Великие события, разбив оковы народа, вдохнули новую жизнь в литературное творчество, стали вскрывать плодоносную и почти нетронутую жилу нашей древней народной словесности, и вскоре из нее вспыхнул поэтический огонь, который и теперь с таким блеском горит в наших эпопеях и трагедиях. С установлением новых нравов возникла и хорошая комедия, комедия самобытная.
Проходя по городу, я был поражен костюмами жителей. Они соединяли европейское изящество с азиатским величием, и при внимательном рассмотрении я узнал русский кафтан с некоторыми изменениями.
«Мне кажется, - сказал я своему руководителю, - что Петр Великий велел высшему классу русского общества носить немецкое платье, - с каких пор вы его сняли?»
«С тех пор, как мы стали нацией, - ответил он, - с тех пор, как, перестав быть рабами, мы более не носим ливреи господина. Петр Великий, несмотря на исключительные таланты, обладал скорее гением подражательным, нежели творческим.»
Тут мы готовились пройти во Дворец правосудия - он помещался на другом берегу Невы, и к нему вел великолепный мост, наполовину мраморный, наполовину гранитный. Такого еще не было в Петербурге...


Если кто еще не догадался, мы отмечаем годовщину 14 декабря – годовщину восстания 1825 года на Сенатской площади.
Первая из сегодняшних публикаций - статья

Милицы Васильевны Нечкиной «ДЕКАБРИСТСКАЯ ”УТОПИЯ”»


Декабристы, разумеется, не были утопистами в привычном для историка значении этого слова. Они не оставили после себя утопий, - историк изучает их реальные конституционные проекты, а не фантастические учения об идеальном общественном строе. Но среди идеологических документов раннего декабризма есть один, к которому подходит это слово, несмотря на все сделанные оговорки. Интересующий нас документ разыскан Б.Л.Модзалевским и впервые опубликован в 1927 г. в составе найденных им остатков архива «Зеленой Лампы». В составе архива «Зеленой Лампы» и находится интересующее нас произведение. Озаглавлено оно одним словом «Сон». Рукопись на французском языке занимает шесть листов и содержит авторские поправки. На основе анализа почерка и сопоставления ряда биографических данных Л.Б.Модзалевский пришел к убедительному выводу, что автором ее является Александр Дмитриевич Улыбышев (моцартоведы и моцартопоклонники – улыбнулись :) ).

*
Сообщения о внезапной смерти Александра I были встречены в Англии с недоверием. В самой смерти, конечно, никто не сомневался; одновременно пять курьеров сообщили о ней Ротшильду; так хорошо был поставлен осведомительный аппарат биржи. Не было, однако, уверенности в достоверности сообщений о естественной смерти императора. «Лаконизм «Санкт-Петербургской Газеты», — писала «Morning Post», — очень показателен. Несколько строчек о болезни, точно не указанной, может быть является достаточным для жителей Севера, которым даются лишь краткие объяснения, но это не может удовлетворить любознательных и рассудительных обитателей Запада».
К началу января переход власти к Константину казался совершившимся фактом. «Подобно его отцу Павлу, Константин всегда был и поныне остался сторонником самой суровой дисциплины, и считается большим военным авторитетом. Было бы неправильным считать Константина абсолютным невеждой. Если он и варвар, то варвар цивилизованный…» Оценка Константина, данная в указанной нами выше статье, дает нам ключ к пониманию отношения английского общественного мнения к перспективе его воцарения на русском престоле. Появление на престоле Константина, не связанного узами Священного Союза, и по своему характеру склонного к военной авантюре, немедленно вызвало беспокойство в английской печати и отразилось на настроении биржи. В Сити определенно высказывалось мнение, что «Константин должен будет найти занятие для армии, и так как эта необходимость вполне соответствует личным стремлениям императора, следует ожидать крупных событий. Фонды понижаются под угрозой русско-турецкой войны».
Известие о восстании 14/26 декабря прибыло в Лондон в такой форме, которая не оставляла сомнений о результатах восстания и в успехе нового императора. Схема событий, вырисовывающаяся из сообщений английской печати 11—16 января, примерно такова: отречение Константина явилось вынужденным актом со стороны последнего ввиду враждебного отношения к нему императрицы-матери и других членов императорской семьи. Законный наследник престола — Константин — отказывается от власти; новый император Николай в то же время является в известном смысле узурпатором престола. На защиту Константина выступает часть армии, верная прежней присяге. Восставшие являются, таким образом, защитниками и приверженцами законного императора. Восставшие разбиты, и с вопросом о воцарении Константина временно покончено. О подлинных целях восстания еще ничего неизвестно.
«Принципы легитимизма безнадежно поколеблены... Для нас, англичан, подданных ограниченной монархии, самая вера в легитимизм представляется детской нелепостью. Для других народов, однако, будет полезно это новое доказательство фактического расхождения последователей легитимизма с основными его принципами».
«Сообщения из Петербурга от 26 декабря повествуют об из ряда вон выходящих событиях, происшедших через несколько часов после объявления Николая императором и обагривших кровью русских солдат трон нового императора. Императрица Мария Федоровна обратилась ко всем офицерам петербургского гарнизона с призывом способствовать принесению присяги Николаю полками гарнизона. Все полки изъявили свое согласие, за исключением Московского полка, находившегося в подчинении у самого Константина... Императрица-мать, возмущенная открытым сопротивлением выраженной ею воле и сознавая опасность какой-либо задержки в повиновении армии, отдала приказание начать немедленно стрельбу по восставшему полку. Есть что-то ужасное в мысли, что эти несчастные погибли только потому, что они изъявили нежелание отойти от присяги, которую они принесли лишь несколько дней тому назад».
Петербургское правительство было, таким образом, поставлено перед необходимостью не только найти иное объяснение восстанию, но и снабдить это объяснение достаточными доказательствами, которые произвели бы в Англии и других частях Западной Европы должное впечатление. Этим на наш взгляд объясняется и стремление петербургского правительства дать возможно широкую огласку всем официальным русским документам о событиях 14/26 декабря.
В своей книге «Россия и русские» Николай Тургенев указывает, что отношение английской и французской прессы к участникам декабрьского восстания было в общем и целом довольно беспристрастным. Английская и французская печать ограничивалась последующей регистрацией фактов и в своих комментариях, по указанию Тургенева, не высказывалась ни за, ни против восстания. Только в Германии нашелся «ученый негодяй», начальник уголовной полиции, позволивший себе публично выступить с квазинаучным обвинением участников восстания на основе отчета следственной комиссии.
Исследование английской печати первой половины 1826 года не позволяет нам согласиться с приведенным выше утверждением Николая Тургенева. Мы находим в английской печати отчетливо выявленный призыв к амнистии участников восстания. Требования амнистии весьма многочисленны; в конце января надежды на амнистию встречаются в комментариях к событиям в России почти всех лондонских газет. «Император прощает обманутых, — писала «British Press» 23 янв., — но объявляет о своем намерении наказать виновных и в корне уничтожить злое начало. Вместо подобных обвинений общая амнистия выла бы более подходящей, для нового монарха».
На этом пути английское общество ждало горькое разочарование. Комментируя приговор, «Times» 10 августа отмечал: «36 заговорщиков были приговорены к смертной казни, но только по отношению к пяти из них приговор был приведен в исполнение. Смертная казнь по отношению к остальным 31 была заменена, по милости государя, приговором, значительно более тяжким, чем смерть на эшафоте: пожизненными каторжными работами в рудниках». Далее следуют имена пяти повешенных, «спасенных палачом от милости императора».
Отчет следственной комиссии был приведен почти целиком во всех крупнейших органах печати, но почти ни в одном мы не находим его оценки. Только «Times» обрушивается на николаевское правительство с обвинением в лицемерии и отсталости. «Отчет о так наз. заговоре в России, — писал «Times», — займет, конечно, свое место в архивах русской империи и будет, из любезности, включен в архив (английского) министерства иностранных дел. Императорское правительство, однако, жестоко ошибается, если думает, что чисто формальное следствие, произведенное комиссией из 8 членов — придворных и адъютантов императора, может пробудить к себе доверие в цивилизованных странах Европы, или даже в менее культурной России».
Приговор по делу декабристов и отчет следственной комиссии являлись в глазах английского общества первым провозвестником грядущего удушения всякой свободы в Николаевской России». Мы готовы согласиться, — писал далее «Times», — с составителями отчета в том, что если деспотизм царя должен быть обеспечен навеки, всякое движение к свободе слова, действий и мысли должно быть пресечено в корне». На самом деле «слова и поступки обвиняемых с 1818 года по 26 дек. 1825 г. не заключают в себе ничего такого, что могло бы считаться изменой в любой цивилизованной стране в мире».
В последней статье о процессе участников декабрьского восстания «Times» суммирует намеченные им против Николаевского правительства обвинения: «Большие старания прилагаются в Петербурге для того, чтобы снова убедить мир в виновности лиц, участвовавших в заговоре. Тем не менее, признано, что многие из них до конца заявляли о своем убеждении, что их планы рано или поздно неизбежно будут осуществлены на практике. Многие говорили о высоких мотивах, руководивших ими. Нам представляется, что государи Священного Союза и их наследники остаются верны своей системе; революции должны происходить, потому что не будет реформ. Если государи будут упорствовать в своем нежелании итти на уступки, нет сомнения, что наступит момент, когда крупные изменения произойдут помимо их воли...»
В суждениях английской печати о восстании декабристов мы можем наметить три основные линии. Лишь очень незначительная часть английского общественного мнения рассматривает декабристов как злонамеренных анархистов, опасных революционеров, готовых ниспровергнуть государственную организацию. Гораздо чаще декабристов обвиняют в том, что они недостаточно усвоили передовые идеи западно-европейского конституционализма в его английской форме и вступили на революционный путь.
Итак, вторая работа –

Исаак Семенович Звавич, «ВОССТАНИЕ 14 ДЕКАБРЯ и АНГЛИЙСКОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ»



*
«Поразительное открытие, что свободолюбивые убеждения гнездятся даже в русской армии, вызвало оглушительный контрудар со стороны Сен-Жерменского предместья» (Стендаль).
Располагая устойчивым и послушным большинством в палате, правительство Виллеля должно было все же считаться с пэрами и держателями крупных рент и отражать удары тройной оппозиции: ультрамонтанов, которые со времени коронации Карла Х в мае 1825 г. считали, что пришел их час (эта крайняя группа ультрароялистов имела своим органом «Quotidienne»); Шатобриана и его группы, которая повела за собой колкий «Journal des Debats»; наконец, либералов, взгляды которых — более или менее направленные на борьбу с правительством — выражали «Courrier» и «Constitutionnel».
Симпатии, которые вначале газета «Journal des Debats» выражала декабристам, исчезли, как только стало ясно, что дело русских дворян потеряно. Что касается газеты «Constitutionnel», то она мало занималась раскрытием смысла восстания, и то с единственной целью доставить затруднения министерству Виллеля. В поразивших газету событиях она усмотрела конец Священного союза, поворотный пункт европейской политики и перспективу ближайшего освобождения греков. Политического смысла движения декабристов и его социального значения она не уловила.
«В Петербурге имели место мятежные действия; восшествие императора Николая на престол отмечено резней, и он должен был пробиваться к трону через кровь собственных гвардейцев» («Constitutionnel»).
«В Петербурге происходят бои. Императорская гвардия стреляла в императорскую гвардию; одни выступают за Николая и систему Александра, а другие — за Константина и московскую партию, которая требует войны за Грецию». Далее следовали комментарии: «Здесь военное восстание в пользу Константина, в городе и среди войск, где не предполагали наличия его сторонников... Возможно, это — движение, которое может перекинуться на всю армию и во все уголки империи, в частности в Москву, Польшу, Бессарабию» («Journal des Debats»). Газета трактовала события как простой результат соперничества двух братьев, ссоры двух партий. Повод к возмущению подменял действительность, которая вскоре сделается ясной, но о которой пока никто не подозревал.
«Constitutionnel», который странным образом не замечал освободительного и революционного характера событий, предлагал, однако, извлечь из них большие уроки: «Кровавые столкновения в России должны вразумить королей, что национальные учреждения и установление общественных свобод являются столь же благодетельными для них, как и для самих народов». Что касается правительства, которое было осведомлено о событиях, то оно «оставило биржу в потемках». «Если г.Виллель и его друзья не воспользовались этой осведомленностью, чтобы получить большие незаконные барыши, то по крайней мере они могли это сделать, и этого достаточно для их осуждения».
Ляферронэ 26 декабря вечером, а затем 27-го доносил о событиях, очевидцем которых он был. Дама получил также очень обстоятельный отчет о 14 декабря, переведенный с немецкого.
В анонимном рассказе о беспорядках, написанном по-немецки и представленном Дама, сообщалось,
Таким образом, 11 января Дама и другие ультрароялистские министры были предупреждены, что петербургское восстание не простая ссора двух князей, а революционный взрыв и что еще неизвестно, закончилась ли уже революция или она только началась.
«Я должен заверить вас, господин барон, — писал он 5 января, — что я далеко не разделяю чувства беспечности, которую проявляет император в отношении только что развернувшегося заговора. Все, что я узнаю от людей благоразумных и хорошо осведомленных о настроении умов, внушает мне еще более беспокойства относительно последствий этого крупного события». Если даже граф Воронцов не смог противостоять обольщению конституционных идей, то можно себе представить, что должно делаться с молодыми офицерами, «которые путем опасного чтения выработали в себе крайние стремления к полной свободе... ничто не может дать представления о смелости разговоров и крайности мнений, которые я постоянно слышу среди офицеров гвардии, являющихся в то же время почитателями самых пылких наших республиканцев и самых горячих бонапартистов. В области заговоров русские более ловки, чем мы. Дерзость сочетается у них с благоразумием, и кажущееся легкомыслие не ведет их к откровенности. События, свидетелями которых мы были, предвещают еще более грозные последствия... Мина взорвалась слишком рано из-за нетерпения и горячности нескольких молодых люден; и даже при этих обстоятельствах им был бы обеспечен успех, если бы во главе их стоял хоть один человек, у которого было бы столько же присутствия духа, сколько у них решимости».
Сен-При, французский посол в Берлине: «Можно сказать с уверенностью, — писал он, — что если бы в день 26 декабря восставшие выказали больше энергии, они разделались бы с империей и с императором». Все внушает опасения за будущее «в этой стране с ее большими злоупотреблениями, которые все живо ощущают... Нельзя скрывать, что среди высших классов и даже среди благоразумных людей, наибольших приверженцев порядка, господствует всеобщая жажда обновления; эго чувство питается ошибками продажной администрации, которыми пренебрегал покойный император и против которых необходимо немедленно найти средство. Это чувство не проникло еще в низшие классы общества, но не эти классы делают революцию, они являются только ее орудием». Надо надеяться, что проекты мятежников будут разрушены: «Надо этого желать, потому что здешняя революция была бы страшной; речь шла бы не о том, чтобы низложить одного императора и заменить его другим: весь общественный порядок был бы потрясен до основания, и Европа покрылась бы его обломками».
В то время как в течение января и февраля 1826 г. поток подробной информации притекал из Петербурга в Париж, на стол совета министров и здесь испарялся, как в песчаной пустыне, парижской прессе приходилось только комментировать официальные сообщения, которые печатались в «Journal de S.-Petersbourg» и которые «Moniteur» не мог скрывать, либо обращаться к крайне редким свидетельствам частных писем, с трудом доставлявшихся из России. Прессе было трудно дать французской публике серьезную информацию. Но этого недостаточно, чтобы объяснить слабость и скудость последней. Даже когда пресса не подчинялась приказам правительства, она нисколько не стремилась углубиться в проблемы, выдвинутые теми, кто носил благородное имя декабристов. Она оставалась то болтливой, то сдержанной...
Журнал «Lе Меrсиrе du XIX-e siecle», правильно оценивая посредственное произведение Альфонса Рабб «Итоги русской истории», напечатанное в начале 1826 г., писал: «Мы с удивлением увидели сидящей на вулкане эту Россию, про которую думали, что она терпеливо несет ярмо самодержавной власти. Можно было видеть, как гордые страсти аристократии сомкнулись с народным недовольством, чтобы, может быть, опрокинуть империю Петра Великого и установить на ее обломках совершенно новый порядок». Россия, вступила на путь, «который должен привести к освобождению русского народа, поднять его к лучам свободу - это путь, который ведет к подлинному могуществу».
Это -

Поль Ангран и его статья «ОТГОЛОСКИ ВОССТАНИЯ ДЕКАБРИСТОВ
ВО ФРАНЦИИ»



Скачать архив можно здесь.


Четвертая статья в нем - Сергея Владимировича Мироненко, «”МОСКОВСКИЙ ЗАГОВОР” 1817 г. и ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ДЕКАБРИСТСКОЙ ИДЕОЛОГИИ» из сборника к 100-летию Б.П.Козьмина (фрагменты мы публиковали раньше).

@темы: социальная история, событие, свобода-право-власть, реставрация, революции, полезные ссылки, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, источники/документы, история идей, имена, события, календарь, декабристы, Франция, Россия и Франция, Россия, Европа, Великобритания, Великая французская революция, 19 век

20:27 

собрание сочинений Е.В.Тарле

Свобода начинается с иронии
АКАДЕМИК Евгений Викторович Тарле
СОЧИНЕНИЯ В ДВЕHАДЦATИ ТОМАХ. 1959, ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДEMИИ НАУК СССР MОСКВА.

Том 1
Крестьяне в Венгрии до реформы Иосифа II
Чарльз Парнель. (Страница из истории Англии и Ирландии).
Общественные воззрения Томаса Мора в связи с экономическим состоянием Англии его времени
Английская годовщина 1827-1902. (К семидесятипятилетию со дня смерти Джорджа Каннинга
Чем объясняется современный интерес к экономической истории.
Ирландия от восстания 1798 года до аграрной реформы нынешнего министерства.
Роль студенчества в революционном движении в Европе в 1848 году. (Исторический очерк)
Рабочие национальных мануфактур во Франции в эпоху революции (1789-1799 гг.).

Том 2
РАБОЧИЙ КЛАСС ВО ФРАНЦИИ В ЭПОХУ РЕВОЛЮЦИИ

Том 3
КОНТИНЕНТАЛЬНАЯ БЛОКАДА

Том 4
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ КОРОЛЕВСТВА ИТАЛИИ В ЦАРСТВОВАНИЕ НАПОЛЕОНА I
ПАДЕНИЕ АБСОЛЮТИЗМА В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ
БЫЛА ЛИ ЕКАТЕРИНИНСКАЯ РОССИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИ ОТСТАЛОЮ СТРАНОЮ? АНГЛИЙСКИЙ ПОСОЛ И ЕКАТЕРИНА В 1756—1757 гг.
ПЕЧАТЬ ВО ФРАНЦИИ ПРИ НАПОЛЕОНЕ I
К ИСТОРИИ 1904-1907 гг.
ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ I И КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС В РОССИИ ПО НЕИЗДАННЫМ ДОНЕСЕНИЯМ ФРАНЦУЗСКИХ ДИПЛОМАТОВ 1842—1847 гг.
НАЦИОНАЛЬНЫЙ АРХИВ В ПАРИЖЕ

Том 5
ВОЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НА ЗАПАДЕ ЕВРОПЫ И ДЕКАБРИСТЫ.
ЕВРОПА В ЭПОХУ ИМПЕРИАЛИЗМА. 1871—1919 гг
ГРАФ С.Ю. ВИТТЕ. ОПЫТ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

Том 6
РАБОЧИЙ КЛАСС ВО ФРАНЦИИ В ПЕРВЫЕ ВРЕМЕНА МАШИННОГО ПРОИЗВОДСТВА
ЖАН-ПОЛЬ МАРАТ, ДРУГ НАРОДА.
КРУПНАЯ СТАЧКА ШАХТЕРОВ РИВ-ДЕ-ЖЬЕ В 1844 г.
ЖЕРМИНАЛЬ И ПРЕРИАЛЬ
ДОНЕСЕНИЯ ЯКОВА ТОЛСТОГО ИЗ ПАРИЖА В III ОТДЕЛЕНИЕ.
ВЗЯТИЕ БАСТИЛИИ.
СПРАВЕДЛИВАЯ ВОЙНА ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Том 7
НАПОЛЕОН
НАШЕСТВИЕ НАПОЛЕОНА НА РОССИЮ 1812 г.
ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И АНГЛИЯ.
ПРЕДИСЛОВИЕ [к книге Наполеон. Избранные произведения, т. 1. М., Воен. изд., 1941].
МИХАИЛ ИЛЛАРИОНОВИЧ КУТУЗОВ - ПОЛКОВОДЕЦ И ДИПЛОМАТ.

Том 8
КРЫМСКАЯ ВОЙНА, Часть.1

Том 9
КРЫМСКАЯ ВОЙНА, Часть.2

Том 10
ЧЕСМЕНСКИЙ БОЙ II ПЕРВАЯ РУССКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ В АРХИПЕЛАГ (1769 - 1774).
АДМИРАЛ УШАКОВ НА СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ (1798 - 1800)
ЭКСПЕДИЦИЯ АДМИРАЛА СЕНЯВИИА В СРЕДИЗЕМНОЕ МОРЕ (1805-1807)
СЕВЕРНАЯ ВОЙНА И ШВЕДСКОЕ НАШЕСТВИЕ НА РОССИЮ

Том 11
ТАЛЕЙРАН
СТАТЬИ И РЕЦЕНЗИИ 1896 – 1940гг.

Том 12
СТАТЬИ И РЕЦЕНЗИИ 1941 – 1955гг.
«НАПОЛЕОН» СТЕНДАЛЯ
БОРОДИНО
Библиография печатных трудов академика Е. В. Тарле

Это все в библиотеке гражданина crusoe.
Ссылки - в "Знание - власть".

@темы: 18 век, 19 век, Бонапарт, Великая французская революция, Великобритания, Европа, Жан-Поль Марат, Россия, Россия и Франция, Франция, военная история, историки, историография, история дипломатии, персона, полезные ссылки, социальная история

12:04 

красный день календаря

Чем больше артист, тем больше пауза!
00:03 

меж революциями, реакцией, диктатурами: Испания за полвека

...чужой среди своих

Мы оставили этих и других милых персонажей в затруднительном положении.

За шесть лет французского плена Фердинанд окончательно нашел себя. Его жизнь в замке Валансе протекала в истинно бурбонском стиле: прогулки, биллиард, танцульки, пьяные оргии, любовные интриги, религиозные церемонии. Под высоким руководством своего духовника Остоласа — законченного негодяя перуанского происхождения — Фердинанд сам служил обедни и лично вышивал покров богородице из белого шелка с золотом. При каждом удобном случае он позорно раболепствовал перед Наполеоном: поздравлял его с одержанными победами, просил дать ему в жены принцессу из рода Бонапартов, умолял императора назначить дон Карлоса начальником одной из дивизий «великой армии», отправившейся на завоевание России. Все худшие стороны натуры Фердинанда полностью развились во Франции, и теперь он возвращался домой законченным реакционером, мракобесом-церковником и трусливо-мстительным изувером…
<…> Все это было не очень умно, …но зато это было в стиле Фердинанда, так гармонично сочетавшего в себе два основных начала: глупость и подлость.


Иван Михайлович МАЙСКИЙ
ИСПАНИЯ 1808–1917
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК


М.: издательство АКАДЕМИИ НАУК СССР. 1959


Начало публикации текста

В этом выпуске:
Контрреволюция (1814—1820)
Вторая революция (1820—1823)

Такова была расстановка классовых сил в эпоху второй испанской революции. Любопытно сравнить ее с той, которая наблюдалась во Франции в конце XVIII века. Конечно, все исторические аналогии условны и их нельзя принимать слишком буквально. Но все-таки с этой оговоркой можно считать, что между указанными периодами испанской и французской истории имеются, с одной стороны, известные элементы сходства, а с другой стороны, известные элементы различия.
Отметим сначала элементы сходства. Вот главнейшие из них: основные социальные силы, стоявшие на стороне феодальной реакции, в обоих случаях были одни и те же; то же самое следует сказать и об основных социальных силах революционного лагеря, а также об имевшихся в нем внутренних группировках, ибо умеренные были испанским вариантом жирондистов, восторженные — испанским вариантом якобинцев, а коммунерос — испанским вариантом кордельеров; клуб «кафе Лоренсини» явно подражал клубу якобинцев, а безрубашечники несомненно вдохновлялись примером санкюлотов.
Наряду с элементами сходства, имелись и весьма серьезные элементы различия. Вот главнейшие из них: французская революция в противоположность испанской ликвидировала помещиков и дала крестьянину землю, а это подрезало корни феодальной реакции и обеспечило победу буржуазии; монархия была низвергнута и ее место заняла республика; внутренняя борьба в лагере французской революции закончилась торжеством якобинцев, а это в свою очередь привело к созданию крепкой революционной власти и верной революции вооруженной силы, сумевших разгромить всех врагов революции — как внутренних, так и внешних.


Интервенция «Священного союза»
Черное десятилетие (1823—1833)
Первая карлистская война и третья революция (1833—1843)

(«испанская Вандея»)
За дон Карлосом, прежде всего, стояла старинная родовая аристократия, гранды, преимущественно гранды экономически более отсталых северных районов — Наварры, Басконии, Арагона, — поддерживаемые известной частью дворянства. Далее, за дон Карлосом стояло большинство высшего католического духовенства, в частности уже известная нам апостолическая партия. Церковная иерархия играла особенно крупную роль. Она мечтала о возрождении того «счастливого» времени, когда короли являлись послушным инструментом ее политики: Фердинандом, как мы знаем, сановники церкви были не вполне довольны. Напротив, дон Карлоса они считали вполне подходящим для себя королем. Персонально он стоял значительно выше своего старшего брата и потому представлял собой более удобный материал для творимой монархической легенды. Политически он был честолюбив и с упоением мечтал о престоле, в чем его сильно поддерживала жена — португальская принцесса Мария Франциска. В то же время дон Карлос был слабоволен, смиренно-благочестив, сугубо консервативен. Он точно нарочно был создан для того, чтобы стать игрушкой в руках своего духовника.
А кто стоял за Христиной?
Здесь картина была значительно сложнее. Сама по себе Христина мало чем отличалась от дон Карлоса в области политических взглядов и настроений. Она была доброй католичкой и убежденной роялисткой старобурбонского толка. Ее идеалом являлась феодально-абсолютистская монархия прошлого — пышная, блестящая, с придворной камарильей, с интригами и дуэлями, с балами и любовниками, с трубадурами и шутами. Всякий намек на возможность контроля монархии со стороны народа Христина воспринимала как личное оскорбление. Всякое проявление либерализма рассматривала как дьявольское наваждение. Энергичная и властолюбивая, она была взбалмошна, вероломна, капризна, распущенна и чрезвычайно падка на богатство. «Легкость» в нравах у нее была необыкновенная.
Совершенно очевидно, что в сфере «идеологической» между дон Карлосом и Христиной легко было бы перекинуть спасительный мостик. Однако борьба за трон превращала их в ожесточенных врагов.

Социальные корни войны
Военные операции
Политическая борьба
Диктатура Эспартеро
Диктатура генерала Нарваеса (1843—1854)
Экономика Испании в середине XIX века


Не огорчайтесь заранее - вас ждет встреча не только с Фердинандом, Карлом, Александром I, но и с Рафаэлем Риего, Антонио Кирогой, декабристами.
А продолжение следует!
Картинки тоже. )

@темы: экономика должна, социальная история, свобода-право-власть, реставрация, религия и церковь, революции, персона, новые публикации, массы-классы-партии, либерализм, история идей, история дипломатии, историки, декабристы, военная история, веселые картинки, Франция, Россия, Июльская монархия, Испания, Европа, Великобритания, 19 век, 1830-е

13:29 

антиклерикальная акция

Свобода начинается с иронии
23 октября 2009 года на факультете международных отношений во время Пятой Ежегодной научной (!?) конференции "Религия в современной системе международных отношений" Комитетом 68-ми была проведена акция прямого действия. Цель акции - протест против клерикализации образования и насаждения мракобесья.
Недовольными студентами был избран путь окончательной абсурдизации и без того абсурдного мероприятия. Участники акции переоделись в антиклерикальных персонажей.
В ход акции сразу вмешались охваченные религиозным безумием преподаватели факультета и организаторы клерикального действа. Участников грубо выволакивали из актового зала притом, что студенты не совершили ничего противозаконного.
Организаторы конференции преследовали акционистов вплоть до ул. Пролетарской диктатуры, т.е. уже за пределами территории университета. Было применено физическое насилие к участницам, а студенту-чёрту угрожали крестом или крестами (?), проявляя пример истинно христианской добродетели смирения.
Комитет 68-ми, состоящий из студентов СПбГУ разных факультетов, выступает против клерикализации образования и религиозной пропаганды в стенах Университета, а также против фактического запрета свободы совести для учащихся.
Борьба продолжается!
Комитет 68-ми komitet68@yandex.ru
Источник: gadkaya-zebra.livejournal.com/25054.html
Кросс-пост lepestriny

И не могу не добавить "от себя лично". В школе до минимума урезали программы и часы на биологию, химию, физику, даже русский язык. За счет этих предметов вводятся славо-правие и... физкультура. А как же! Рабам нужны только мышцы да "страх божий" перед хозяевами. Знания им категорически ни к чему. Такова программа для нашего общества. (((
У гражданина Мнема - замечательно выраженный итог. Только вместо "подай" надо бы поставить "дай!" Эти не просят, они же требуют.

@темы: товарищам, социальная история, религия и церковь, полезные ссылки, они и мы, капитал, Россия

12:46 

либерализм (тема перманентная)

Свобода начинается с иронии
Граждане коллеги, делаю то, что давно собиралась.
В разговоре о Парижской коммуне в комментариях у нас возник еще такой спор
А либерализм часто ведет к фашизму...
URL комментария
а от этого перешел b на то, в чем вообще суть либерализма.

Поскольку тема заслуживает отдельного внимания (я не говорю, что немедленной эмоциональной реакции ) ) и вообще тема перманентная, выношу отдельные комментарии со ссылками на них. так чтоб "сюжетную линию" восстановить и основные доводы всех сторон.
Высказывались marianne68, revolt-d, ton mu, Belle Garde и я.
*

@темы: Европа, Россия, дискуссии, история идей, либерализм, они и мы, революции, социальная история

Vive Liberta

главная