Записи без темы (список заголовков)
22:48 

lock Доступ к записи ограничен

allamarie
Aimons-nous tous, soyons unis, pardonnons а nos ennemis
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:48 

Портрет Альбертины Марат

allamarie
Aimons-nous tous, soyons unis, pardonnons а nos ennemis


Oтсюда

Явно, что это та же модель, что на рисунке Hillemacher, выполненном на основе портрета кисти Laplace. Информация о рисунке в Галлике здесь.



Но вот про художника с инициалами А М F, коими подписана миниатюра, найти ничего не удаётся, кроме того, что в паре с этой миниатюрой была продана другая, подписанная им же. На той миниатюре был молодой человек в пальто с меховым воротником. Возможно, сам Жан-Поль. Картинки нет, только описание из каталога Кристиз.

Если кому-нибудь попадалось что-либо о загадочном А М Ф или о портрете Альбертины кисти Лапласа, пожалуйста, поделитесь, буду очень признательна! Было бы здорово подтвердить, что портрет прижизненный, написанный с натуры, возможно, кем-то из учеников Давида.

19:15 

Рождественское - Noël Patriotique

allamarie
Aimons-nous tous, soyons unis, pardonnons а nos ennemis
В связи с западным Рождеством.

Помните у Пушкина это стихотворение?

NOËL

Ура! в Россию скачет
Кочующий деспо́т.
Спаситель горько плачет,
А с ним и весь народ.
Мария в хлопотах Спасителя стращает:
«Не плачь, дитя, не плачь, суда́рь:
Вот бука, бука — русский царь!»
Царь входит и вещает:

«Узнай, народ российский,
Что знает целый мир:
И прусский и австрийский
Я сшил себе мундир.
О радуйся, народ: я сыт, здоров и тучен;
Меня газетчик прославлял;
Я ел, и пил, и обещал —
И делом не замучен.

Узнай еще в прибавку,
Что сделаю потом:
Лаврову дам отставку,
А Соца — в желтый дом;
Закон постановлю на место вам Горголи,
И людям я права людей,
По царской милости моей,
Отдам из доброй воли».

От радости в постеле
Распрыгалось дитя:
«Неужто в самом деле?
Неужто не шутя?»
А мать ему: «Бай-бай! закрой свои ты глазки;
Пора уснуть уж наконец,
Послушавши как царь-отец
Рассказывает сказки».

Название дано по-французски, что наводит на мысль о том, что это подражание какому-то французскому источнику. Может быть, даже существует литературная традиция сатирических стихов на тему рождественской ис тории, имено в форме подобных куплетов? Мне известен только нижеследующий жирондистский Noël Patriotique. Автор - Жирей-Дюпре (Girey-Dupré;). Согласно Мишелю Биару, Жирей-Дюпре был близок к Бриссо и руководил издательством «Французского патриота». Его Noël Patriotique, в котором он высмеивает своих политических оппонентов, был написан в конце 1792 года, приобрёл большую известность, и был перепечатан многими журналами. Возможно, именно эти куплеты и вдохновили Пушкина написать собственную версию уже о российской политической ситуации? Вот текст Жирея-Дюпре. Мой неполный перевод следует ниже.

Внимание!! Если кто считает, что высмеивать якобинцев заведомо не смешно и вообще предосудительно, пожалуйста, не читайте!!

Noël patriotique

Dieu se fait sans-culotte
Pour nous offrir les cieux
D’une vierge dévote
Il naît en ces bas lieux
De sa concepcion vous savez la méthode
Le mari très peu s’en mêla
Il en jura, l’on en glosa
Aujourd’hui c’est la mode

Les rois partent, leur place
Est remplie aussitôt
Jésus fait la grimace
Voyant avec Chabot
Le parti cordelier, ennemi des despotes
Qui les poursuit avec ardeur
Mais pour être leur successeur
Et gagner leur culottes

Jésus crut voir Pilate
Sitôt qu’il vit Danton
Joseph franc démocrate
Le maudit sans façon
La sainte vierge eut peur apercevant Rovère
Le boef vit Legendre et beugla
L’âne vit Billaud et trembla
Pour son foin, sa litière

Suivi de ses dévotes
De sa cour entouré
Le dieu des sans-culottes
Robespierre est entré
« Je vous dénonce tous », cria l’orateur blême
Jésus, ce sont des intrigans
Ils te prodiguent un encens
Qui n’est dû qu’à moi-même

Tout près de Robespierre
Joseph vit Desmoulins
« Ah ! Bonjour cher confrère »
Lui dit le saint malin
« Ah ! Bonjour cher patron », lui répond Camille
On rit… Mais ô soudaine horreur !
Qui pourrait peindre la terreur
De la sainte famille

Marat entre…. A sa vue
Le bon dieu brissotin
De sa mère éperdue
Se cache dans le sein
« Père éternel », dit-il, « quel être épouvantable !
Ah ! Fais-le rentrer en enfer
Attends que je sois au désert
Pour m’envoyer le diable »

Un couple dramatique
Marche après Thuriot
C’est Fabre le comique
Et le sobre Collot
Pour bercer l’enfant dieu
Collot lit « L’Inconnu »
On siffle, on baille, on s’endort
Et l’âne seul veillait encore
Quand la pièce fut lue


Noël patriotique (перевод Аллы Джейкобс)

Господь с небес спустился,
Чтоб свой спасти народ
От девы вновь родился
Спаситель-санкюлот
Зачатия его знакома вам метода
Муж был там как бы ни при чём
Весьма судачили о том -
Такая нынче мода

Волхвы ещё успели
уйти недалеко,
а тут уж кордельеры
явилися с Шабо.
Всех деспотов враги, поборники свободы,
Аристократов и царей
Прогнать хотят они скорей
Чтоб их носить кюлоты

Дантон чуть показался,
«Пилат!» - Иисус вскричал
Иосиф не сдержался,
Дантона обругал
Лежандра увидав, мычит от страха Милка
Осёл, увидевши Бийо
За сено стал дрожать своё
И за свою подстилку

В кругу своих любимцев
Со свитою своей
Вот сам бог якобинцев
Явился - Робеспьер.
Оратор всех разоблачить немедленно настроен.
«Иисусе, все они льстецы,
Тебе они поют хвалы
Каких лишь я достоин!»

Семью перепугал
Видом своим Марат.
«Отче, Иисус сказал,
Верни его ты в ад!
Такого страха я не видывал доныне.
Пусть позже он придёт, когда
Сорок ночей и дней поста
я проведу в пустыне!»

Парочка театралов
Входит за Тюрио:
Фабр, комик каких мало,
И чопорный Колло.
Чтобы Иисус уснул спокойно
Колло читает «Незнакомца»
Заместо детской сказки.
Народ зевал, носом клевал
Один осёл не задремал
Дослушав до развязки.

Куплет про Колло считается первым и единственным пре-термидорианским источником, который можно истолковать, как иронический намёк на склонность к злоупотреблению спиртными напитками. «Sobre» можно читать как «трезвый», а можно как «серьёзный, без чувства юмора». Эта последняя интерпретация вполне оправдана контекстом, поскольку автор противопоставляет Fabre le comique et le sobre Collot, а в следующих строках речь идёт как раз о якобы занудной до потери пульса пьесе Колло, которая всех усыпляет (на самом деле она имела значительный успех, да ведь и не имело бы смысла упоминать пьесу, о которой никто не слышал). Иными словами, до термидорианской реакции Колло поливают грязью как драматурга и якобинца, но только в период термидорианской реакции возникает миф о закоренелом алкоголике...

Всем счастливых и патриотических праздников! :new5:

18:30 

Эбертисты в книгах Ж. Жореса и М. Славина

ipsilanty
Человек, видящий обе стороны вопроса, в сущности, ровно ничего не видит. О. Уайльд
"Но, лишенные революционной прозорливости в использовании смерти, лишенные высших принципов военной тактики и администрации, имели ли по крайней мере эбертисты какой-нибудь план в социальной области, который они могли бы противопоставить внутренней политике Комитета общественного спасения? Имели ли они какую-либо концепцию и формулу, которые могли бы облегчить беды народа, просветить пролетариев, избавить их от олигархического ига собственности? Я их ищу, но нахожу только непоследовательность и пустоту.
Ж. Жорес. pylippel.newmail.ru/bibliotheque/jaures_1.html#...
«Арест этих людей и тот цинизм, с которым они принесены были в жертву, вряд ли имели аналоги вплоть до 20 века… «Осуждение и казнь эбертистов и амальгированных завершило народную фазу французской революции… Революция стала бюрократическим мероприятием, войдя в безопасное русло, что исключало инициативу снизу».
М. Славин. vive-liberta.narod.ru/biblio/hebertistes_mslavi...
По иронии судьбы пост этот посвящен человеку, который был для меня не симпатичен и не слишком интересен. Интерес пришел, пока я пыталась познакомиться с ним и его партией поближе, но симпатии не прибавилось. Это – сумбурная попытка привести некоторые доводы «обвинителей» и «защитников» данной фракции. (При том, что книга Славина пока прочитана "по диагонали". Но я просто надеюсь дать повод для дискуссии.
Жорес обвинял эбертистов во многих политических ошибках: чрезмерное рвение в проведении дехристианизации; бессмысленная агитация за бесконечную войну во имя всемирной революции; большее, даже по сравнению с робеспьеристами, увлечение террором; отсутствие «какого-либо плана в социальной области». Сомнительна также личность самого Эбера, и тон, избранный его газетой.

Для Славина же именно эбертисты (а не бешеные и уж никак не якобинцы) подлинные представители интересов санкюлотов. В вопросе о войне – Славин обвиняет именно КОС в том, что тот заботился только о нуждах фронта, забывая о мирных жителях Парижа. Эбертисты поощряли демократию в народных собраниях, а якобинцы ее уничтожили.
Славин считал, что ванктозские декреты были лишь хитрой уловкой со стороны якобинцев . Все же он признавал, что "борясь за эгалитаризм и демократию в секциях Парижа, кордельеры лишали права на эти два идеала-близнеца огромное большинство французского народа, крестьян, фермеров. Их движение… было чисто городским феноменом». А ведь проект Сен-Жюста должен был улучшить именно положение беднейших крестьян?
Кем же были эбертисты? Демагогами, мешавшими мирной работе правительства? Представителями парижских пролетариев, боровшиеся за революционную демократию? Палачи они или жертвы? Кажется никто полностью не верит в искренность самого Эбера. Но для политика, даже революционера, лицемерие - обязательная часть профессии и вполне может сочетаться с искренней верой в определенные идеалы.

А в заключение цитата из «Девяносто третьего года» Гюго, о законе развития революции – от умеренных инициатива переходит к крайне левым. Эберу здесь нашлось место между Маратом и Бабефом. Не знаю, верно ли это рассуждение, (, но звучит красиво… «На определенной глубине Мирабо начинает чувствовать, как колеблет почву подымающийся Робеспьер,-- Робеспьер так же чувствует подымающегося Марата,Марат чувствует подымающегося Эбера, Эбер -- Бабефа. Пока подземные пластынаходятся в состоянии покоя, политический деятель может шагать смело; но самый отважный революционер знает, что под ним существует подпочва, и даже наиболее храбрые останавливаются в тревоге, когда чувствуют под своими ногами движение, которое они сами родили себе на погибель. Уметь отличать подспудное движение, порожденное личными притязаниями,от движения, порожденного силою принципов, -- сломить одно и помочь другому-- в этом гений и добродетель великих революционеров». Но никто никому не помог, увы.

Vive Liberta

главная