Записи с темой: событие (список заголовков)
21:38 

«...о ВРЕМЕНИ и о СЕБЕ...»

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
В дни санкюлотид между 30-м фрюктидора года ушедшего (CCXII) и 1-м вандемьера года наступающего (CCXIII), уже по традиции, происходят удивительные встречи. Вот и на сей раз в виртуальном саду Тюильри встретились Герои Великой французской революции и Авторы, которые писали об этих Героях и о Революции. Встретились - и, как легко представить, разговорились. А точней - поспорили. Надо сказать, что встретились они, не видя друг друга, так что им приходилось одновременно не только защищать свои убеждения, высказывать свою точку зрения, но и угадывать своих собеседников.
Помогали им в этом пятеро Играющих (Сопровождающих). Каждый из них получил цветной маркер (см.ниже). А Координатор, единственный, знавший "в лицо" всех, зашифровал Героев и Авторов под разными поэтическими именами. Кто из Играющих кого именно будет сопровождать, какого Автора или Героя, решила открытая жеребьевка.
NOTA BENE: В виртуальной Республике - свои законы жизни, и участники нашего эксперимента вполне хорошо осведомлены о том, что происходило в самом конце XVIII века, в XIX-м, в ХХ-м и в XXI-м тоже, какие события и проблемы волновали и волнуют умы...


Авторы:
Облако
Река
Лес
Гора
Остров

Герои:
Ветер
Море
Луч
Песок
Ландшафт

Сопровождающие:
Оранжевый
Гранатовый
Фисташковый
Бирюзовый
Лиловый


Один из дней санкюлотид между CCXIII и CCXIV годами. Тюильри. На развилке нескольких аллей - беседка, почти открытая, только купол и пять колонн, его поддерживающих. В центре - декоративный фонтанчик. Клумбы, на которых сейчас уже нет душистых цветов, а великолепие оттенков астр наши граждане, к сожалению, сейчас не могут видеть по причине завязанных глаз. Вокруг фонтанчика - деревянная скамейка со спинкой. Каждого персонажа приводит сопровождающий и усаживает на скамейку, так что все пятеро в конце концов окажутся довольно близко друг к другу, боком или спиной, но могут отлично друг друга слышать (пока им ничего другого не остается).

- - -
страница перемещена в сообщество 1 жерминаля CCXX года

@темы: якобинцы, философия, утопия, товарищам, социальная история, событие, скачать бесплатно, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, история идей, историография, историки, дискуссии, Советский Союз, Россия и Франция, Революция-женского рода, Жан-Поль Марат, Европа, Великая французская революция, homo ludens, 20 век, 18 век

12:09 

сегодня 22 июня

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
КОЛОКОЛ


В колокол, мирно дремавший,
Тяжелая бомба с размаха
Грянула....
А.К.Толстой


В тот колокол, что звал народ на вече,
Вися на башне у кривых перил,
Попал снаряд, летевший издалече,
И колокол, сердясь, заговорил.

Услышав этот голос недовольный,
Бас, потрясавший гулкое нутро,
В могиле вздрогнул мастер колокольный,
Смешавший в тигле медь и серебро.

Он знал, что в дни, когда стада тучнели
И закрома ломились от добра,
У колокола в голосе звенели
Малиновые ноты серебра.

Когда ж врывались в Новгород соседи
И был весь город пламенем объят,
Тогда глубокий звон червонной меди
Звучал, как ныне... Это был набат!

Леса, речушки, избы и покосцы
Виднелись с башни каменной вдали.
По большакам сновали крестоносцы,
Скот угоняли и амбары жгли...

И рухнули перил столбы косые,
И колокол гудел над головой
Так, словно то сама душа России
Своих детей звала на смертный бой!


30 августа 1942


Дмитрий Кедрин. Стихотворения. Поэмы.
Москва: "Московский Рабочий", 1982.

@темы: 20 век, они и мы, событие, товарищам

15:54 

"идеолог Террора" и "террористка-одиночка". 13 июля 215 лет тому

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии

Чем известнее историческое событие, тем труднее о нем говорить.

Как будто все уже известно, расписано по минутам,
как 25-летняя девица Анна-Мария Корде д'Армон, республиканка либеральных убеждений, приехавшая в Париж из Кана (Нормандия),
смертельно ранила ножом
50-летнего Жан-Поля Марата,
журналиста, депутата Национального конвента, кумира (и защитника) "четвертого сословия".

Как будто обо всем уже спорено тысячи раз -
и о причинах, и о мотивах, и о последствиях,
и о нравственной стороне, и о политической,
и каждая сторона в этом споре вынесла свой вердикт.

И тем не менее, из года в год, мы
(как до нас - много поколений людей во Франции, в России, в Англии, в Австралии, США и Японии)
испытываем потребность к этому событию вернуться. Они, Марат и Корде, кажутся взаимоуничтожающими противоположностями –
потому что они очень похожи друг на друга.
Два человека, для которых нет ничего выше долга, чести, славы, Отечества, Свободы, - ничего. Собственную ли жизнь принести на алтарь или жизнь другого человека – ни тот, ни другая сомневаются в этом.
Два человека, которые сумели жить так, как им предписывает их понимание долга и убеждения.
Преступление Корде не только не принес столь желаемого ею мира для Франции, напротив – спровоцировал во многом Террор и преследование жирондистов. Но – такова оказалась сила ее убежденности в своей правоте и сила ее кроткого мужества, что и среди современников, и среди потомков миллионы людей склонились в восхищении перед красотой ее кровавого и бессмысленного поступка.
Подумаем о них сегодня. О Марате и о Корде...



читать дальше

@темы: АРТеФАКТическое/иллюстрации, Великая французская революция, Жан-Поль Марат, дискуссии, имена, события, календарь, они и мы, Шарлотта Корде, событие

23:10 

14 июля - праздник разрушения или созидания?

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии

14 июля 1789 года народ, в лице революционной толпы,
уничтожил КРЕПОСТЬ - Бастилию,
14 июля 1790 года народ, в лице революционной толпы,
создал сам для себя ОТКРЫТОЕ ПРОСТРАНСТВО - Марсово поле.
Такова символика новой структуры общественного устройства.



С праздником, граждане! Salut et fraternite!


@темы: 18 век, Великая французская революция, имена, события, календарь, они и мы, дискуссии, событие

19:29 

ТЕРМИДОР

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
21:49 

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
Уважаемые коллеги, прошу учесть: под катом – длинные текстовые цитаты и гиперссылки. Графики нет, но объем не маленький.

«НОЧЬ ЧУДЕС»

Под таким названием вошло в историю заседание Национального (оно же Учредительное) Собрания 4 августа 1789 года.
Оценивали и оценивают это событие по-разному. Некоторые, тогда и сейчас, видят в нем едва ли не счастливое завершение Революции. Другие, там и здесь, считают его не более чем тактической уловкой и формальностью, в результате которой волки ничего не потеряли, а овцы ничего не выиграли.

Давайте сначала окинем беглым взглядом «исходные данные», и сделаем это с помощью консервативных и либеральных историков, очень традиционных, которых в сочувствии и полном принятии Революции трудно заподозрить.


О дворянстве


читать дальше


О землевладении и землепользовании


читать дальше


Об армии


читать дальше


О народном беспросветии просвещении


читать дальше


Еще об экономике


читать дальше


Кому во Франции жить хорошо


читать дальше



Феодальные права и личная крепостная зависимость (описание на примере)


читать дальше


О некоторых привилегиях, из уничтоженных Собранием
Право охоты принадлежало исключительно дворянству. Нарушение этого права преследовалось с беспощадностью. Генрих IV, например, издал указ, по которому подвергается смертной казни всякий, кто несколько раз будет застигнут за охотой на крупную дичь в королевских лесах. В связи с правом охоты находится и прав о на голубятни, причем законодательство различает droit des fuies et droit des colombiers; и colombiers, и fuies — голубятни, но первые значительно большего размера, чем вторые. Сеньоры пользовались исключительным правом иметь голубятни и помещать их среди крестьянских полей, чтобы птица могла питаться зерном с них. Право охот и право на голубятни являлись настоящим бичом крестьянского землевладения.
В то время, как сеньор и его люди ломали изгороди и топтали хлеб, охотясь для своего развлечения за дичью, крестьянин обязан был оказывать ему уважение. Под страхом штрафа, тюремного заключения и ссылки на галеры в случае рецидива, он должен был давать им опустошать свое поле, должен был поддерживать и в случае надобности насаждать на нем кусты терновника, в которых могла бы держаться птица. Он не мог ни полоть сорной травы, ни жать, ни пахать в удобное время, ни выпускать на волю свою собаку, разве искалечив ее или привесив к ее шее чурбан. Он не имел права убить вороны, а на его глазах сторож сеньора убивал кошку, защищавшую его гумно от полевых мышей и крыс. Убытки, которые причиняли крестьянину помещичьи дичь и голуби, были так велики, что жалобы на них почти всегда занимают первое место в крестьянских челобитных и иногда наполняют их с начала до конца.


Источники:
Э.Шампьон, «Франция в 1789 году»
Вильгельм Блос, «Французская революция»
И.Тэна, «Происхождение общественного строя современной Франции»

Цитируется по: Ф.Минье, «История Французской революции», М., 2006.


Как это происходило


Подборка документов в нашей библиотеке,
в которую входят:
Проект постановления, предложенный 3 августа 1789 г. Учредительному Собранию его комитетом докладов
Проект постановления, предложенный Тарже Учредительному Собранию 4 aвгуста 1789 г.
Из протокола ночного заседания Учредительного Собрания 4 августа 1789 г.
Из декрета Учредительного Собрания от 10 августа 1789 г. о подавлении беспорядков
Из декрета Учредительного Собрания от 11 августа 1789 г. об уничтожении феодальных прав и привилегий
Марат о 4 августа («Друг народа» № II)
Из переписки Готье де Боза
Письмо Бертрана Барера, синьора де Вьезак, жителям Вьезака
Можно также обратиться к подборке «Аграрная политика в период Великой французской революции», разделу «Постановления Учредительного собрания»


Одной из причин добровольного «жертвования» дворянства и духовенства своими «исконными правами» называют страх. Уважаемый Томас Карлейль где-то насчитал 72 сожженных замка. Но в данном случае вполне себя оправдывает поговорка «у страха глаза велики». Причем – у обеих сторон, поджигаемых и поджигателях.

Жорж Лефевр, «”Великий страх” 1789 года».


А Джордж Рюде приводит вот какие данные:

читать дальше


Теперь обратимся к Петру Алексеевичу Кропоткину. Ему не надо было следить за политкорректностью :)


читать дальше

@темы: либерализм, источники/документы, история идей, историография, имена, события, календарь, дискуссии, Великая французская революция, 18 век, полезные ссылки, событие, социальная история, экономика должна

21:37 

10 августа 1792 года

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
Поговорить о таких событиях никогда не поздно и всегда актуально. Особенно в условиях, когда, по выражению Геббеля, изо всех сил «пытаются превратить новейшую историю в резинку, чтобы с ее помощью стереть Революцию».

Итак, что происходит?



Вялотекущие военные действия (20 апреля т.г. Людовик XVI объявил от имени Франции войну Австрии) переходят в активные. Поскольку организовать должным образом оборону страны не входит в планы двора, даже провинциальные французы начинают справедливо усматривать в короле с его советниками пособников внешнего врага.
Масла в огонь подливает неумно составленный манифест герцога Брауншвейгского (или манифест Ферзена - некоторые авторы считают, что он отредактировал этот документ таким образом, что и последнему крестьянину в Пиренеях только и оставалось, что взяться за вилы).
Между тем в Париже в течение полутора месяцев идет подготовка классического организованного восстания. Обратите внимание – здесь далеко не только парижане!
читать дальше

С конца июля секции и ЦК регулярно направляет Национальному собранию адреса и петиции, убеждая принять конкретные меры обороны, первая из которых – отстранить от власти недееспособного монарха.
«МЫ БУДЕМ ТЕРПЕЛИВО И МИРНО ЖДАТЬ…»
…до 11 часов вечера будущего четверга ответа Национального собрания; но если к 11 часам вечера будущего четверга Законодательный корпус не воздаст должное справедливости и праву народа, то в тот же день, в полночь, ударят в набат, пробьют сбор и все разом восстанут.

Чем отвечает Собрание? - 9 августа, после очень долгих прений, законодатели постановили: ОТЛОЖИТЬ РАССМОТРЕНИЕ ВОПРОСА о НИЗЛОЖЕНИИ ЛЮДОВИКА ХVI.
Глупее не придумаешь…


ХРОНИКА 10 АВГУСТА


читать дальше

И Т О Г И


На вечернем заседании 10 августа Собрание, по докладу Верньо, декретировало:
читать дальше

Некоторые новшества


читать дальше


А вот любопытный документ – письма Гувернера Морриса - Томасу Джефферсону [предшественнику Морриса, в данный момент - статс-секретарь Соединенных Штатов]. Он неплохо иллюстрирует отношение к событиям.
читать дальше


Это – результаты непосредственные. Но не к этому сводилась революция 10 августа.
Вспомним, что и причины, ее вызвавшие, состояли не только в международном и военном положении Франции. Дальше умилений перед «добровольными жертвованиями» дворянства и духовенства дело не шло; три года, с 4 августа 1789, неразрешенные вопросы феодальных повинностей, землевладения и землепользования оставались не урегулированы.
«Для политиков главный интерес 10 августа заключается в том, что в этот день был нанесен удар королевской власти. - Не только. Уничтожение имущественного ценза, то есть введение единого для всех граждан избирательного права было важным шагом к демократии!
…Для народа же этот день был главным образом днем уничтожения той силы, которая противилась осуществлению декретов, направленных против феодальных прав, против эмигрантов и против священников
, и ради этого призывала себе на помощь немецкое нашествие.»
(П.А.Кропоткин, глава XXXIII)

Имущества эмигрантов во Франции и колониях отныне конфисковались и подлежали продаже мелкими участками, не более 4-х арпанов. Что стоит за этим?
Вот представьте, коллеги. Крупные землевладельцы давным-давно, еще до 1789 года, отчуждены от своих земель. читать дальше

И еще одно замечание – ибо, как оказалось, много еще читателей, самолично изобретающих «отмену частной собственности якобинцами», экспроприацию и принцип «все поделить» по Полиграф-Полиграфычу Шарикову. Господа! так называемый «аграрный закон» существовал в умах, но никогда – в законах или на практике. И якобинцы, да будет вам известно, были противниками аграрного закона. Сторонники аграрного закона - это интеллигентский «Социальный кружок», аббат Клод Фоше, журналист Никола Бонвиль, активист клуба Кордельеров Антуан Моморо… К тому же, заметьте, крестьяне должны были купить земельный участок, а не просто получали его.

С материалами в более развернутом виде можно ознакомиться в библиотеке. Там и тексты манифеста, постановлений секций, Коммуны, Собрания, свидетельства современников (в частности, Пьера-Луи Редерёра, того самого, который убедил Луи прятаться в Собрании), письма Луи брату, графу Прованскому, и т.д., и т.п.

@темы: имена, события, календарь, дискуссии, вопрос-ответ, военная история, М.Робеспьер, Жан-Поль Марат, Европа, Дантон Жорж-Жак, Великая французская революция, 18 век, историография, история дипломатии, история идей, источники/документы, массы-классы-партии, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, событие, социальная история, экономика должна

20:48 

"под шорох прусских виселиц"

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
Мы говорили, что Жорес в ближайшие дни понадобится. Правда, не сама его «Социалистическая история ВФР», а «дополнительные замечания» к 3-му тому шеститомного издания 1973-77 гг. Этот пост – в основном цитирование статьи из приложения (с.521-527), написанная под редакцией Анатолия Васильевича Адо.
А.В.Адо с коллегами-редакторами опирается на два главных источника – работы Пьера Карона (P.Caron, 1875-1952, с 1937 по 1941 гг. генеральный директор Архивов Франции) и аббата Б.Плонжерона (B.Plongeron). Это два французских историка.
Плонжерон в своей работе «Conсе religieuse en revolution. Regards sur l'historiographie religieuse de la Revolution francaise» (Paris, 1969) описывает происхождение историографического «заговора» и показывает, что контрреволюционные версии рассказа о сентябрьских избиениях были выработаны еще во время Революции: в 1793 г. аббат Баррюель опубликовал «L'Histoire de la persecution du clerge en 1793, a Paris»; этот текст был воспроизведен в его «Histoire du clerge pendant la Revolution francaise» (London, aout 1793). Лагарп, новообращенный в католицизм, подкрепил версию иезуита (La Harpe. Du fanatisme dans la langue revolutionnaire. Paris); наконец, в VIII г. в главе XVIII своего «Nouveau Paris» Себастиан Мерсье, выдавая себя за очевидца избиений, еще более расширил легенду. Она была окончательно разработана в XIX в. столь различными авторами, как ультрамонтан Жозеф де Местр и социалист Луи Блан (в его «Histoire de la Revolution francaise», 1847). «То обстоятельство, что социалистическая традиция восприняла тезис чисто контрреволюционного происхождения, является отнюдь не наименее интересным аспектом этой длинной истории заговора».
Критическое исследование истории сентябрьских избиений представляет двоякого рода трудности, одни из которых связаны с природой самих фактов, другие — с состоянием документации. Рассказ о таком событии, каким бы богатым ни было лежащее в его основе досье, не может быть совершенно точным: всегда потребуются оговорки, так как историк не будет иметь возможности утверждать, что все протекало именно таким-то образом. Эти неблагоприятные обстоятельства еще усугубляются пробелами в документации: сентябрьские избиения не стали предметом судебного или административного расследования немедленно после событий. Следствия, проведенные в III, в IV и в IX гг., слишком запоздали и не были беспристрастными.

Что касается самих фактов, их существа, их хронологической последовательности, статистики жертв, числа и личности убийц, то уже давно между историками нет подлинно существенных расхождений.


Остается основной вопрос —

вопрос об ответственности.


Над тезисом народной стихийности, отстаиваемым ранее такими историками-демократами, как Луи Блан, восторжествовал затем тезис преднамеренного умысла: считали, что было предварительное намерение и подготовка к исполнению. Поскольку гипотеза прямой коллективной ответственности парижского населения - была отвергнута, ответственность мало-помалу оказалась возложенной исключительно на Генеральный совет Парижской коммуны и главным образом на его Наблюдательный комитет и еще больше на Марата, который в нем заседает и вдохновляет его.

Мы здесь не будем возвращаться к описанию фактов, разве что потребуются некоторые уточнения.
В эти первые дни сентября 1792 г. тюрьмы Парижа были полны. «Но, — подчеркивает П.Карон, — не будем придавать этому эпитету значения превосходной степени».
Народные суды. Документы, исходящие от личного состава охраны, показания очевидцев или оставшихся в живых в значительной мере подтверждают традиционную версию: согласно этим текстам, участие импровизированных народных судов в избиениях бесспорно для большей части тюрем и весьма вероятно для остальных. Эти суды получили свои полномочия от народа. Последний, делегируя им свой суверенитет, от него не отрекался. Этим объясняется прием, оказанный судами, например, теми, что действовали при тюрьмах Аббатства и Ла Форс, ходатайствам секций в пользу того или иного из их сограждан; ни одно из этих ходатайств не осталось, по-видимому, безрезультатным: в них видели выражение народной воли, перед которой все обязаны склоняться.

Что касается самих избиений, то, не отрицая здесь того, что могли иметь место безобразные эксцессы, бесспорно также то, что с самого начала в народном воображении начался процесс преувеличения и искажения. Он очень быстро породил некое представление, которое затем бессознательно перешло в рассказы современников и в конечном счете и в заблуждение историков. В той мере, в какой эти утрированные изображения (палачи, обнаженные по пояс, пьяные и залитые кровью) поддаются проверке, по-видимому, не соответствуют действительности ни для одной из тюрем.
Так или иначе, сегодня невозможно отличить вымысла от действительности в тех мрачных картинах, которые написаны множеством мемуаристов и историков; их собственный интерес заключается в том, что они показывают, какое яркое впечатление на многие умы произвела дикость этих истреблений посредством сабли и дубины. Но необходимо заметить: не было ружей и боеприпасов для защитников родины; представлялось непатриотичным тратить порох и патроны для такого дела.

Каково число жертв? По П.Карону:
Аббатство — 156—196,
Бисетр — 160—170,
Карм — 141
Шатле — 215—220,
Консьержери — 100—350,
Бернардинцев и Ла Форс – 208,
Сен-Фирмен — около 75,
Сальпетриер — 35.
Итак, общий итог от 1090 до 1395.

Всегда допускалось, и это бесспорно, что значительное число заключенных избежало избиений. Из вероятного общего числа заключенных, содержавшихся в девяти перечисленных выше тюрьмах — 2782 человека, — минимальное число спасшихся составило 1333 (47,9%), максимальное — 1628 человек (58,5%).

Другое важное уточнение: среди жертв сентября фигурируют наряду с политическими заключенными арестованные и осужденные по уголовным делам. Но в какой пропорции? Из девяти вышеупомянутые тюрем в четырех содержались только «неполитические» заключенные. В тюрьме Ла Форс из 23 убитых только один «политический». Предполагается, что общее число «политических» колеблется от 353 до 392. Следовательно, из числа жертв «неполитические» относятся, по-видимому, к священникам и «политическим»-мирянам как три к одному.

Переходим к убийцам. По преданию, они были немногочисленны; трудно что-нибудь решить на этот счет, поскольку документация не содержит никаких указаний, заслуживающих доверия. Большинство этих убийц, точного числа которых мы никогда не узнаем Св.Аббатстве и в Ла Форс их, по-видимому, было немного), состояло из ремесленников, мелких хозяев, торговцев, а также нескольких бывших военных или жандармов. Из 39 «убийц». привлеченных к ответственности в IV г., 36 были оправданы за отсутствием достаточных доказательств. Во всяком случае, можно утверждать, что современники считали, что часть «убийц» принадлежала именно к этим социальным категориям. Стало быть, это люди, принадлежавшим к средним социальным категориям, активисты секций и борцы — участники революционных дней.

В исследовании вопроса об ответственности прежде всего встает
вопрос о роли правительства:
мы имеем в виду Законодательное собрание и Временный Исполнительный совет.
Что касается Законодательного собрания, следует отметить слабость его вмешательства, действительные причины которой остаются неясными и допускают различные толкования. Одно замечание, дающее материал для размышлений: поражает объем и значительность работы в законодательном плане, выполненной Собранием в те дни.
О коллективной роли Временного Исполнительного совета во время кризиса известно еще менее. Со 2 по 7 сентября Совет собирался ежедневно, но его протоколы не содержат никакого намека на события, разыгравшиеся в тюрьмах. Что касается отдельных членов Совета, то документы умалчивают о четырех из них: Серване (военное министерство), Монже (морское министерство), Лебрене (министерство иностранных дел), Клавьере (министерство финансов). Остаются Ролан в министерстве внутренних дел и Дантон в министерстве юстиции.
Ролан во время избиений и в последующие дни не проявил заметного волнения: он порицал, но в умеренном тоне. Однако реакция его чувствительности была более резкой — он заболел желтухой. И уж конечно, его самолюбие было уязвлено тем, что его попытки вмешательства оказались бесполезными. История с выписанным против него ордером на арест, который Дантон отменил, растравила рану: Ролан и его жена этого не забыли. Воспоминание об испытанном шоке объясняет отчасти то ожесточение, с которым начиная с середины сентября Ролан выступает против Парижской коммуны.
Роль Дантона — один из вопросов, чаще всего обсуждаемых в связи с сентябрьскими событиями. Одно несомненно — это полное отсутствие в имеющейся документации указаний на какую-либо попытку со стороны Дантона прекратить избиения. Но это, конечно, не основание для заключения о том, что он был соучастником или виновником избиений. В своем качестве министра Дантон, так же как и Ролан, так же как и весь Исполнительный совет в целом, не имел возможности действовать эффективно. Но он мог бы вмешаться, как один из вождей народной партии в Париже. Он этого не сделал то ли потому, что одобрял избиения или не порицал их, то ли потому, что, каково бы ни было его мнение, он счел бесполезным вмешиваться. П.Карон позволяет себе выдвинуть гипотезу, что воздержание Дантона отражало скрытое согласие: мера, мол, страшная, но необходимая, неизбежная.

Многочисленные историки, поддерживавшие тезис об ответственности Парижской коммуны за сентябрьские избиения, воздержались от уточнения доли ответственности ее различных органов. Из анализа фактов вытекает, что роль мэра, членов прокуратуры, главнокомандующего в развитии кризиса была значительной или ничтожной. По-иному обстоит дело с Генеральным советом и с Наблюдательным комитетом, причем, по мнению Карона, у историков есть тенденция оправдывать совет, перелагая ответственность на комитет. Правильнее будет сказать, что совет легко примирился со своим бессилием и также поступил комитет.
Остается вопрос о циркуляре Наблюдательного комитета от 3 сентября. Из внимательного анализа этого документа следует, что он призывает не к тому, чтобы убивать всех заключенных без различия, а к тому, чтобы судить их в порядке быстрого судопроизводства и продавать смерти тех, кто будет признан виновным.
Такой призыв в тот момент, когда он последовал, был вполне приемлем для многих, а не только для Марата и его коллег. Тезис преобладающей или исключительной ответственности комитета имеет антиякобинское происхождение. Он родился тогда же, во время событий; для современников он обладал тем преимуществом, что возлагал вину за гнусность избиений на нескольких человек, в частности на Марата, а его привлекательность для историков заключалась в упрощении вопроса об ответственности.
В действительности факты были, по-видимому, гораздо сложнее. Так же, как Собрание, Временный Исполнительный совет, так же, как Генеральный совет Коммуны, Наблюдательный комитет не мог влиять на ход событий; подобно другим органам власти, он мог бы влиять, только действуя духе этих событий.

Переходя к низовым организациям, следует отметить, что позиция парижских секций не отличалась от вышеизложенного. Постановления секций, поскольку представляется возможным установить их точную дату, не предшествовали избиениям, лишь иногда совпадали с ними во времени и, наиболее вероятно, появились позднее, после начала избиений. Несомненно, эти постановления способствовали поддержанию воли к репрессиям, но они не побуждали к ним; самое большее, что они могли сделать, — это санкционировать действия, которые уже совершались. К тому же секционной инициативы было бы недостаточно для объяснения размаха и неистовой силы событий сентября.



В заключение этого анализа вернемся к рассмотрению двух традиционных объяснений сентябрьских избиений:
одно, построенное на том, что избиения были организованы административными властями, другое, объясняющее все стихийным взрывом народного гнева.
Первое объяснение, хотя и привлекает своей простотой, не может быть принято, ибо, даже сведенное к обвинению Наблюдательного комитета, оно не выдерживает критики. По мнению П.Карона, при нынешнем состоянии известной документации версия «организации избиении административными властями» в том виде, как она традиционно формулируется, должна рассматриваться как легенда. Легенда эта содержится в зародыше в одном письме г-жи Ролан к Банкалю от 5 сентября:
«Мы находимся под ножом Робеспьера и Марата... Дантон исподтишка возглавляет эту орду...» И 9 сентября она пишет тому же адресату: «Друг мой, Дантон руководит всем; Робеспьер — игрушка в его руках; Марат держит его факел и его кинжал». На первых же заседаниях Конвента Жиронда раздувала легенду и неустанно повторяла ее. Мы находим ее и в 1793 и в 1794 гг., в сочинениях жирондистов-изгнанников. Оттуда она перешла в контрреволюционную литературу, а затем в труды историков.

Тезис стихийного народного взрыва ближе к действительности. Но он требует уточнения: сам по себе он не является ключом, который следует искать в обстоятельствах, предшествовавших событиям. То массовое движение, каким были сентябрьские избиения, было не результатом подготовительных мер, а следствием некоего коллективного настроения, созревшего в умах, в котором тщетно было бы стараться определить роль отдельных личностей пли групп. Сентябрьские события могут быть поняты только в тесной связи с эпохой и атмосферой тех дней.
И прежде всего в связи с вторжением иностранных армий, что создало атмосферу постоянной взволнованности и возбуждения. На это указывал Азема в своем докладе Конвенту от 16 июня 1793 г.: «События 2 и 3 сентября были вызваны исключительно вторжением врагов во Францию и их быстрым продвижением, в которых справедливо видели следствие измены всех наших внутренних врагов... Остановив продвижение неприятеля, мы остановили и проявления народной мести, которые прекратились сразу же после прекращения продвижения неприятеля». Действительно, первый террор закончился сразу после Вальми. Продолжим логический ход: все дает основание предполагать, что волонтеры, федераты, направлявшиеся в армию, приняли участие в парижских избиениях. Между походом против внешнего врага и расправой с внутренними врагами связь несомненна.
С 1789 г. патриоты одержимы неотвязной мыслью о «заговоре аристократов»: после 10 августа она опять на первом плане, как в июле 1789 г., в момент Великого страха. «Надлежало помешать продвижению врага к столице,— пишет в своих «Записных книжках» драгун Маркан 12 сентября 1792 г., после потери прохода Круа-о-Буа в Арагоннах, — где они собирались перебить наших законодателей, вернуть Людовику Капету его железный скипетр и вновь заковать нас в цепи» — страх социальный неотделим от страха за нацию. С ростом страха и ненависти к захватчику усиливались страх и ненависть к врагу внутреннему, к аристократам и их приспешникам.
В народном сознании все это связывается с концепциями суверенитета: народ есть верховный судья, «правосудие всегда пребывает среди народа», в крайних обстоятельствах он берет его вновь в свои руки и осуществляет, если нужно, ускоренную процедуру традиционного чрезвычайного правосудия. Суды, заседавшие в тюрьмах во время сентябрьских событий, получили свои полномочия от народа, который, делегируя эти полномочия, не отказался от своего суверенитета: когда он его утверждает, они склоняются перед ним. Поскольку эти суды были образованы народом, они сами были народом. Один из комиссаров Генерального совета Коммуны заявил в Законодательном собрании на заседании, состоявшемся в ночь со 2 на 3 сентября: «Осуществляя свою есть, народ тем самым творил правосудие».
Следовательно, слепая ярость направленных против врагов Революции сентябрьских событий объясняется совокупностью конкретных исторических условий и обстоятельств. Их легко обрисовать: предшествующее состояние тревоги и возбуждения; затем, в связи со случайным инцидентом, скопление народа, смертельный удар, казнь; и сразу же упадок возбуждения. Патриотическая и революционная тревога смертельная напряженность опять появляются в 1793 г.: в марте, после измены Дюмурье, затем в августе перед лицом угрожающей отечеству крайней опасности. Но в то время Революционный трибунал, закон о подозрительных, учреждение, а затем усиление революционного порядка управления (Революционного правительства) смягчили страх перед заговором аристократии, сдержали реакцию народных масс: народные избиения сменил легальный террор, он обеспечил торжество Революции как внутри страны, так и на границах.


Дискуссионные материалы также на странице сайта.




А слова "под шорох прусских виселиц" принадлежат Томасу Карлейлю, а вовсе не левым иcторикам ВФР.

@темы: дискуссии, военная история, Великая французская революция, 18 век, имена, события, календарь, источники/документы, массы-классы-партии, персона, событие, социальная история

17:41 

"ребята, не Париж за нами ль?!" - Вальми

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
…Примерно на четвертое утро после того герцог Брауншвейгский, едва раскрыв глаза, замечает, что все Арагоннские проходы заняты: завалены срубленными деревьями, укреплены лагерями; словом, ловкий и проворный Дюмурье перехитрил его!


Как перейти эти горные стены Арагонн или что, черт возьми, с ними делать? Начинаются переходы, шлепанье по мокрым крутым тропинкам с проклятиями и гортанными восклицаниями, штурмы Арагоннских проходов, которые нельзя взять штурмом <…> - приходится обходить их, огибая хребет.
Можно себе представить, как потускнел блеск вельможных эмигрантов… Вместо гасконад грозит наступить нечто вроде отчаяния и водобоязни…
Но как ни штурмуют, как ни обходят, а Дюмурье все стоит как вросший в землю, поворачиваясь то в ту, то в эту сторону, всюду показывая фронт, и притом самым неожиданным образом, и никак не соглашается убраться.
А французская армия – …эти ненадежные шайки крикунов и бунтовщиков, как только обучатся и закалятся, превратятся в несокрушимую фалангу борцов… Это будут опаленные усатые люди, часто босые, даже полураздетые, с железными нервами, требующие только хлеба и пороха, – настоящие сыны огня, самые ловкие, быстрые и храбрые со времен, быть может, Аттилы.
Не странно ли, что в этом шумном солдатском сброде … заложен первый зародыш возвращающегося порядка Франции?

…20 сентября 1792 года утро было холодное, очень туманное; с трех часов утра Сен-Менеульд, деревни и дворы, давно уже нам знакомые, были разбужены грохотом артиллерийских повозок, топотом копыт и многих тысяч человеческих ног; всякого рода войска, патриотические и прусские, заняли позиции на возвышенностях Луны и других высотах... В семь часов утра туман рассеивается; Келлерман, второй командир после Дюмурье, стоит во всей славе с «восемнадцатью пушками» и тесно сомкнутыми рядами, построенными вокруг той самой безмолвной ветряной мельницы. Герцог Брауншвейгский, также с сомкнутыми рядами и пушками, мрачно взирает на него с возвышенности Луны; их разделяют теперь только маленький ручеек и его маленькая лощина.
Итак, давно ожидаемое наконец наступило! Вместо голода и дизентерии будет перестрелка, а потом! — Дюмурье с войсками и твердым фронтом смотрит с соседней возвышенности, но может помогать делу только молча, пожеланиями. И вот! Восемнадцать орудий ревут и лают в ответ на рев с Луны, громовые тучи поднимаются в воздух, эхо гремит по всем долинам, до самых недр Арагоннского леса, и человеческие члены и жизни в беспорядке летят во все стороны. Может ли Брауншвейг произвести на них какое-нибудь впечатление? Оглушенные блестящие сеньоры стоят, кусая ногти: эти санкюлоты не бегут, как куры!
Около полудня пушечное ядро разрывает лошадь под Келлерманом; в воздух взлетает подвода с порохом, взрыв которого заглушает все; замечаются некоторое колебание и перевес на стороне Брауншвейга, который хочет попробовать нанести решительный удар. «Camarades! — кричит Келлерман. — Vive la Patrie! Aliens vaincre pour elle» (Да здравствует Отчизна! Победим ради нее)

«Да здравствует Отчизна!» — гремит ответ, несущийся к небу, подобно беглому огню, перекатывающемуся с одного фланга на другой; наши ряды снова тверды, как скалы, и Брауншвейг принужден перебираться обратно через лощину и ни с чем вернуться на свою старую позицию на Луне. Между прочим, не без урона. И так продолжается весь сентябрьский день — с грохотом и лаем, далеко разносимыми ревущим эхом! Канонада длится до заката солнца, а результата все нет. Через час после заката немногие оставшиеся в округе часы бьют семь; в этот час Брауншвейг делает новую попытку, но не более удачную! Его встречают гранитные ряды и с кликами «Vive la Patrie!» снова принуждают отступить с большими потерями. После этого он умолкает, удаляется «в таверну на Луне» и принимается возводить редут, чтобы не быть самому атакованным!
Да, приунывшие сеньоры, дело плохо, как ни изворачивайтесь! Франция не поднимается вокруг вас; крестьяне не присоединяются к вам, а, наоборот, вас же убивают; ни угрозы виселицей, ни увещания не действуют ни них! Они утратили былую, отличавшую их любовь к королю и к королевской мантии, боюсь, утратили навсегда и готовы даже сражаться, чтобы избавиться от них; таково, по-видимому, их настроение теперь. Австрия также не может похвастаться успехом: осада Тионвиля не подвигается вперед. Тионвильцы дошли даже до такой дерзости, что выставили на стены деревянную лошадь с привязанным к ней пучком сена и с надписью: «Возьмете Тионвиль, когда я съем сено».

Так писал в своей «Истории Французской революции» наш честный идейный враг Томас Карлейль.

А от наших редакторов Анны и Игоря – гравюра «Сражение при Вальми» и карта боевых действий, 1838 года (все картинки можно увеличить).





Из мюзикла «ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ»


Эпизоды «Вальми», «Провозглашение Республики»

Хор
Солдаты, солдаты!
Этот славный день войдет в историю.
Солдаты, солдаты!
Это - победа нашей революции!
Сплотим ряды, и да здравствует Нация!

Генерал Келлерман
Своим мужеством на равнине Вальми
Народная армия победила врага
И отбросила иностранные войска,
Что хотели воевать с нами
За мир короля.
Ибо король хотел по дешевке продать
Землю Франции, чтобы спасти свою жизнь, -
Заставим его заплатить за измену,
Прогоним Бурбонов,
Это их монархия!

Хор
Солдаты, Солдаты!
Королевская власть уничтожена!
Этот славный день войдет в историю.
Солдаты, Солдаты!
Республика провозглашена.
Это - победа нашей революции!
Сплотим ряды, и да здравствует Нация!
И да здравствует Республика!

(Перевод с французского Марты)

@музыка: Марсельеза

@темы: Великая французская революция, Дюмурье, Келлерман, имена, события, календарь, персона, событие

19:11 

18 брюмера (скоро)

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)

Как Франция шла к этому дню? Какие социальные и политические условия подготовили падение Директории и приход к власти генерала Бонапарта? Что представляла собой позиция французской буржуазии и какова была ее роль в политической борьбе того времени?..


1. Чтобы представить всю сложность социально-политической ситуации в 1798—1799 гг., определявшей политические позиции буржуазии «на пути к брюмеру», важно выявить масштабы и влияние роялистского и якобинского течений, в особенности последнего.
2. Еще не полностью изучена идейная эволюция термидорианской буржуазии. В совокупности с прессой термидорианского времени и мемуарами эти материалы [Ж.Годшо] позволяют дать более четкое представление об особенностях массового сознания французской буржуазии в этот заключительный период революции.
3. Когда речь идет о буржуазном характере наполеоновского переворота, остается в тени существенный вопрос, ограничивалась ли буржуазия абстрактным сочувствием противникам Директории или же она помогала им более осязаемо — деньгами, например. Специально эта проблема почти не ставилась.
4. Как это ни парадоксально, в огромной литературе, посвященной Наполеону, почти не нашлось места, чтобы рассказать о его социально-политической доктрине. Применительно к изучаемой нами проблеме было бы интересно выяснить комплекс идей, сложившихся у Наполеона в 1797—1799 гг., накануне брюмера, когда он стал не только крупным военачальником, но и видным деятелем возникшего в ходе революции буржуазного государства.


Д. М. Туган-Барановский


НА ПУТИ к БРЮМЕРУ


буржуазия и политическая борьба в 1797-1799 гг.


Статья из сборника «Буржуазия и Великая Французская революция» /
Гусейнов Э.Е., Кожокин Е.М., Ревякин А.В., Туган-Барановский Д.М.
Изд-во Моск. ун-та, 1989


Раньше мы поместили в нашей библиотеке две статьи из этого сборника:

Е.М.Кожокин, «Французская буржуазия на исходе Старого порядка» (классификация буржуа),

Э.Е.Гусейнов, «Жиронда в период Законодательного собрания» .


Напоминаем также о монографии Д.М.Туган-Барановского «Наполеон и республиканцы (из истории республиканской оппозиции во Франции в 1799-1812 гг.)», тесно связанной с сегодняшней публикацией.


И немного неисторичной исторической живописи графики:

Утро 18 брюмера
Наполеон Бонапарт на трибуне в Совете старейшин ("Ну что, Бурьен, много я им наговорил глупостей?")
Люсьен Бонапарт ("Я готов собственной шпагой заколоть родного брата, если он посягнет на Республику!")

Авторы литографий – Дюморек и (предположительно) Куше, год издания – 1825.


Еще сетевые материалы к теме:
Д.М.Туган-Барановский, «Лошадь, которую я пытался обуздать»
Как генерал Бонапарт останавливал Историю (в обзоре публикаций, см. 09.11)
К.Малапарте. Техника государственного переворота

Комментарии, дополнительные ссылки и иллюстрации приветствуются.
В той же серии литографий точно есть Мюрат, разгоняющий депутатов, и торжественное объявление Консулата.

@темы: событие, скачать бесплатно, свобода-право-власть, новые публикации, массы-классы-партии, Франция, Империя, Директория, Великая французская революция, Бонапарт, 19 век, 18 век, социальная история

15:49 

перлюстрация дипломатической корреспонденции

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)
Первые перлюстраторы – издатели средины 19 в. Но широкой огласке содержание писем предал гражданин Густав Ландауэр, а потом и профессор Иван Николаевич Бороздин. :)

Все это означает, что мы продолжаем публиковать содержание двухтомного сборника

«ПИСЬМА о ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ»,


постоянные читатели эту замечательную книгу уже знают и оценили.

Сегодня читаем переписку Гувернера Морриса, Томаса Джефферсона, Джорджа Вашингтона, Джона Джонса, лорда Ауклэнда (английского посла в Голландии), Губера, графа Мустье (посла Франции в США в начале 1789 года), Уильяма Кэрмайкеля (посла США в Испании), Джона Джея, фон дер Гольца (прусского посла во Франции).
Период – весна-осень 1789 года, два письма Морриса Джефферсону написаны в конце августа 1792 года.
Умонастроения и события накануне собрания Генеральных штатов, отставка Неккера (и его почти водевильная встреча с Иоландой Полиньяк в Базеле), обстоятельства создания Национальной гвардии и поход женщин на Версаль, обыски на предмет оружия (1792) – такие темы обсуждают корреспонденты.
Объем небольшой, но содержание достаточно важное.

@темы: событие, скачать бесплатно, свобода-право-власть, персона, новые публикации, либерализм, источники/документы, история идей, история дипломатии, имена, события, календарь, Франция, Просвещение, Европа, Великая французская революция, Америка, 18 век, социальная история

11:50 

продолжаем изучать историю злоключений сограждан Тиля Уленшпигеля

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/

Г. Г. Бауман
ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ и НИДЕРЛАНДЫ


В сб. «Французская революция XVIII века: экономика, политика, идеология»

Хотя статья называется «ВФР и Нидерланды», на первое место все же следует ставить Нидерланды. И к событиям 1787 года автор подбирается от «золотого» XVII века, а продолжает тему намного дальше Термидора, так что интересующимся эпохой Консулата и Империи тоже есть что почитать. Ну и не только взаимоотношения с Францией затронуты, - Пруссия, Англия, Россия участвуют.

С точки зрения анализа буржуазных революций (как «смены формаций») автор сделал замечаний не много, зато дельных: «объективные законы развития капитализма требовали не только полной ликвидации пережитков феодализма, но и устранения двухсотлетних «нажитков» раннего капитализма — городского и провинциального партикуляризма, олигархии регентов, тиранической власти статхаудера, дискриминации диссентеров и т.д.» - это все к вопросу о «ревизионистах», кто интересуется. И финал статьи, на мой взгляд, интересный - «цена прогресса».

читать дальше

В дополнение к статье можно вернуться к монографии Аллы Сергеевны Намазовой о Бельгийской революции 1830 года, т.к. история политических отношений между Нидерландами и Бельгией захватывает и начало 19 века.
А есть ее же статья «Брабантская революция», стоит почитать.

@темы: Просвещение, Нидерланды, Европа, Великая французская революция, 19 век, 18 век, событие, революции, новые публикации, национально-освободительные движения, история идей, дискуссии, Франция

11:55 

Великая французская революция: взгляд из Геттингена

Marty Larny
Я уже забыл вопрос, но, думаю, ответил на него
В продолжение международной темы и терзания сборника «Французская революция XVIII в.: экономика, политика, идеология».
За помощь спасибо гражданину. Cosmopolite!

С. Н. Искюль
РЕВОЛЮЦИЯ в ОCВЕЩЕНИИ
ГЕТТИНГЕНСКОГО «REVOLUTIONS—ALMANACH»



Среди печатных изданий конца XVIII в., во множестве появившихся на свет в германских государствах под влиянием Великой французской революции и в той или иной степени отразивших все многообразие происходивших во Франции событий, был выходивший в 1793—1800 гг. в Геттингене «Альманах революции» («Revolutions—Almanach»). Этот во всех отношениях примечательный альманах редактировался известным геттингенским публицистом и писателем Генрихом-Августом Райхардом, который в предисловии к его первому номеру писал:
«Этот исторический альманах посвящается, как уже следует из его названия, исключительно насильственным переменам и потрясениям, каковые претерпевали европейские государства и земли в древние и новые времена. Он состоит из отрывков, расположенных без хронологической последовательности и выбранных из описаний великих мировых событий, которые сделаны вполне откровенно и с приверженностью к истине. Если этот опыт получит одобрение, выпуск альманаха будет продолжен». Редактор альманаха вполне понимает что иные из этих событий скорее могут быть названы мятежами, чем революциями, однако же «огромное значение, которое имеет в наше время модное слово “Революция”, оправдывает его в выборе названия альманаха и причислении к революциям этих иных событий».
Может быть, именно это высказывание Г.-А.Райхарда, а также характер некоторых помещавшихся в его детище материалов явились причиной того, что историки, занимавшиеся германской публицистикой эпохи французской революции и сосредоточившие все свое внимание главным образом на немецкой публицистике якобинского толка, оставили в стороне многие другие издания, в том числе и «Альманах революции».

И в статье Искюля обрисованы основные темы альманаха, то, как они раскрыты, показаны перемены в настроении редактора и его корреспондентов в зависимости от смены политического климата.
Настолько забавно, что почти захотелось полистать альманах, жаль, что немецкий не настолько знаю.

С публицистикой, письмами и подробной биографией Георга Форстера, на которого часто ссылаются и Искюль, и сотрудники альманаха, можно познакомиться в нашей библиотеке.

Об авторе

@темы: 18 век, Великая французская революция, Германия, история идей, источники/документы, либерализм, новые публикации, событие, якобинцы

07:18 

18 марта. Равнение на Парижскую коммуну!

Maria-S
"Я очень близок к решению, - ответил Вильгельм, - только не знаю, к которому"

Жюль Валлес


(1833—1885)

Что за день!
Ласковое яркое солнце золотит жерла пушек, благоухают цветы, шелестят знамена. Точно синяя река, разливается революция, величавая и прекрасная. Этот трепет, этот свет, звуки медных труб, отблески бронзы, огни надежд, аромат славы — все это пьянит и переполняет гордостью и радостью победоносную армию республиканцев.
О великий Париж!
Как малодушны мы были, когда собирались покинуть тебя,
уйти из твоих предместий, казавшихся нам мертвыми.
Прости, родина чести, город свободы, аванпост революции!
Что бы ни случилось, пусть завтра, снова побежденные, мы умрем, — нашему поколению все же есть чем утешиться! Мы получили реванш за двадцать лет поражений и страданий.
Горнисты, трубите к выступлению! Барабанщики, бейте в поход!
Обними меня, товарищ; в твоих волосах седина, как и у меня!
И ты, малыш, играющий за баррикадой, подойди — я поцелую тебя.
День 18 марта раскрыл перед тобою прекрасное будущее, мой мальчик.
Ты мог бы, подобно нам, расти во мраке, топтаться в грязи, барахтаться в крови, сгорать от стыда, переносить несказанные муки бесчестья.
С этим покончено!
Мы пролили за тебя и кровь, и слезы. Ты воспользуешься нашим наследием.
Сын отчаявшихся, ты будешь свободным человеком!
«Голос народа» 28.III.1871

@темы: 1871, 19 век, Парижская Коммуна, Франция, имена, события, календарь, история идей, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, полезные ссылки, революции, событие, социальная история, товарищам

23:41 

ты помнишь ту весну? то было в дни Коммуны!

Свобода начинается с иронии
Капитулянты, собравшиеся в правительстве после падения Второй империи, под управление Тьера, бросив Париж на производ судьбы, сбежали от голода и прусской картечи в Версаль.
Когда же за налаживание обороны и восстановления коммунальной и общественной жизни в столице и в стране взялась избранная парижанами Коммуна, капитулянты объявили это "предательством интересов нации и вопиющим беспорядком".

Семьдесят два дня жила Парижская коммуна. "Оборона есть смерть вооруженного восстания".
Тьеровская солдатня в погонах и без, после отчаянного сопротивления парижан, захватила город и устроила кровавую бойню.
Неделю с 24 по 28 мая 1871 года называют "кровавой неделей".

В память Коммуны, ее защитников,
в память 35000 безвинно уничтоженных людей,
в напоминание о настоящей физиономии либерализма и капитала и организуемого им белого террора
митинг объявляю открытым.

=============================
UPD 25 мая:

в комментариях - ссылки на книги, размещенные в нашей библиотеке:


И.Галкин, "Франко-прусская война и Парижская Коммуна. Франция и Германия в1870-1914 гг." (1952)
Э.Вандервельде, "Парижская Коммуна" (1918)
Н.Емельянова, "Англия и Парижская Коммуна" (1981)
А.Молок, "Очерки быта и культуры Парижской Коммуны: организация народного образования, клубы, женское движение" (1924)
"Парижская Коммуна: акты и документы. Эпизоды кровавой недели (по книге К.Пельтана)" (издание 1920 года, предисловие Г.Зиновьева)
Ю.Данилин, "Поэты Парижской Коммуны", историко-литературоведческая монография (1947)

Тематический раздел будет пополняться.
==============================
UPD 30 мая:

В библиотеке добавлен раздел "Парижская Коммуна 1871 года",


где собраны ссылки на уже подготовленные материалы.

@темы: 1871, 19 век, Великобритания, Европа, Парижская коммуна, Россия и Франция, имена, события, календарь, история идей, источники/документы, капитал, новые публикации, они и мы, революции, религия и церковь, событие, социальная история

21:14 

христианство и Великая французская революция

Синяя блуза
Автор - известнейший.
Тема - популярная.
Автор раскрыл тему глубоко и разносторонне. ))

На самом деле мы посовещались и решили, что эта книга - перевод-изложение работы Олара. Как-то не очень привычные для него обороты встречаются, и ссылки отсутствуют. Видимо, эта книга вместе с тремя другими (которые тоже в библиотеке будут!) издана была как науч-поп.
Но это ей нисколько не повредило.
Итак:
Религиозность или отсутствие таковой накануе Революции.
Философские традиции Просвещения: отрицание или нейтралитет?
Отношения между Национальными собраниями, начиная с Учредительного, и церковью (и не только католической - речь идет о протестантах и иудеях тоже).
Кто на самом деле первым подал пример дехристианизации и как оно было.
Попутно интересные характеристики отдельных персон и политических групп (Кондорсе, Шометт, Фуше, Эбер и эбертисты, Сильвен Марешаль, Дантон, Робеспьер...)


Верстали граждане forster2005, дополнительные полезные ссылки расставили по тексту и в конце.

Альфонс Олар
ХРИСТИАНСТВО и ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
1789 – 1802


Перевод с франц. К.Шпицберга
Москва: «Атеист». 1925
ОГЛАВЛЕНИЕ

@темы: философия, событие, новые публикации, история идей, дискуссии, Эбер, Шометт, Фуше, Франция, Талейран, Сильвен Марешаль, Просвещение, М.Робеспьер, Клоотс, Дантон Жорж-Жак, Великая французская революция, 18 век

13:33 

Разум и "Верховное существо" - вместе или против?

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
11:52 

"La Commune de Paris" Питера Уоткинса

Свобода начинается с иронии
22:38 

хронология международного революционного и освободительного движения

Синяя блуза
08:49 

вся политика в чашке кофе

tantum possumus, quantum scimus
Гражданин Старый сплетник-сказочник был столь же любезен, помогая оцифровывать эту книгу, сколь и скромен, предоставив мне возможность объявить о ней.

РАБОЧЕЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО «ПРИБОЙ», ЛЕНИНГРАД, 1926, - издательство, которое, по моему убеждению, давно заслуживает увековечения, ибо это издательство сделало для интересующихся историей нашей Революции больше, чем все издательства после 1990 года, вместе взятые, подготовив перевод и издание многих документов и классических работ… Извините, я увлекся.

Итак,
ПЕРЕВОД С НЕМЕЦКОГО

ГЕНРИХ КУНОВ


Уроженец немецкого городка Шверин, сын рабочего сцены, журналист, популяризатор истории, политический деятель. Его очерки о парижских кафе, газетах, партиях и социальных группах во времена ВФР по-немецки тяжеловаты, по-немецки же юмористичны, несмотря на серьезность, и по-журналистски задиристы.

Кофе подан, граждане коллеги, - горячий, не обожгитесь:

ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОФЕЙНИ


Оглавление таково:

Брошюра сия имеет и подзаголовок:

ПАРИЖСКИЕ СИЛУЭТЫ
ВРЕМЕН ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ


Посмотрим на эти силуэты и глазами художников. Это будут Огюст Раффе и Франсуа-Серафен Дельпеш

@темы: якобинцы, социальная история, событие, следствие ведут..., скачать бесплатно, свобода-право-власть, революции, персона, новые публикации, неугомонный старик Вадье /наши звезды/, массы-классы-партии, литературная республика, либерализм, история идей, историки, дискуссии, веселые картинки, Франция, Гракх Бабеф, Германия, Великая французская революция, ББ (не Бриджит Бардо!) /наши звезды/, АРТеФАКТическое/иллюстрации, 18 век

Vive Liberta

главная