• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: массы-классы-партии (список заголовков)
21:38 

«...о ВРЕМЕНИ и о СЕБЕ...»

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
В дни санкюлотид между 30-м фрюктидора года ушедшего (CCXII) и 1-м вандемьера года наступающего (CCXIII), уже по традиции, происходят удивительные встречи. Вот и на сей раз в виртуальном саду Тюильри встретились Герои Великой французской революции и Авторы, которые писали об этих Героях и о Революции. Встретились - и, как легко представить, разговорились. А точней - поспорили. Надо сказать, что встретились они, не видя друг друга, так что им приходилось одновременно не только защищать свои убеждения, высказывать свою точку зрения, но и угадывать своих собеседников.
Помогали им в этом пятеро Играющих (Сопровождающих). Каждый из них получил цветной маркер (см.ниже). А Координатор, единственный, знавший "в лицо" всех, зашифровал Героев и Авторов под разными поэтическими именами. Кто из Играющих кого именно будет сопровождать, какого Автора или Героя, решила открытая жеребьевка.
NOTA BENE: В виртуальной Республике - свои законы жизни, и участники нашего эксперимента вполне хорошо осведомлены о том, что происходило в самом конце XVIII века, в XIX-м, в ХХ-м и в XXI-м тоже, какие события и проблемы волновали и волнуют умы...


Авторы:
Облако
Река
Лес
Гора
Остров

Герои:
Ветер
Море
Луч
Песок
Ландшафт

Сопровождающие:
Оранжевый
Гранатовый
Фисташковый
Бирюзовый
Лиловый


Один из дней санкюлотид между CCXIII и CCXIV годами. Тюильри. На развилке нескольких аллей - беседка, почти открытая, только купол и пять колонн, его поддерживающих. В центре - декоративный фонтанчик. Клумбы, на которых сейчас уже нет душистых цветов, а великолепие оттенков астр наши граждане, к сожалению, сейчас не могут видеть по причине завязанных глаз. Вокруг фонтанчика - деревянная скамейка со спинкой. Каждого персонажа приводит сопровождающий и усаживает на скамейку, так что все пятеро в конце концов окажутся довольно близко друг к другу, боком или спиной, но могут отлично друг друга слышать (пока им ничего другого не остается).

- - -
страница перемещена в сообщество 1 жерминаля CCXX года

@темы: якобинцы, философия, утопия, товарищам, социальная история, событие, скачать бесплатно, свобода-право-власть, революции, полезные ссылки, персона, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, литературная республика, история идей, историография, историки, дискуссии, Советский Союз, Россия и Франция, Революция-женского рода, Жан-Поль Марат, Европа, Великая французская революция, homo ludens, 20 век, 18 век

22:45 

синий, белый, красный

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
homo ludens . дискуссии, не сданные в архив

Не всё, но многое познается в сравнении. Размышляя о сходствах и различиях трех крупных фракций - конституционалистов (фейянов), жирондистов и монтаньяров, мы предложили ответить на вопросы - какому из объектов соответствует каждая фракция.
По условию, это может быть символика, может быть ассоциация.


Авторы идеи, организаторы и интерпретаторы - Оксана и Алексей.
CCXII год Свободы
Восстановлено по оригинальной сохраненной версии нашего сайта.
связь времен

@темы: товарищам, социальная история, свобода-право-власть, они и мы, массы-классы-партии, либерализм, история идей, дискуссии, Франция, Великая французская революция, homo ludens, 18 век

15:06 

7 ноября 2003 года

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
19:29 

ТЕРМИДОР

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
20:33 

после Потопа

АиФ
Молчи так, чтобы было слышно, о чем ты умалчиваешь /Доминик Опольский/
21:37 

10 августа 1792 года

forster2005
"Что толку видеть вещь, если о ней никто ничего не доказывает?!"
Поговорить о таких событиях никогда не поздно и всегда актуально. Особенно в условиях, когда, по выражению Геббеля, изо всех сил «пытаются превратить новейшую историю в резинку, чтобы с ее помощью стереть Революцию».

Итак, что происходит?



Вялотекущие военные действия (20 апреля т.г. Людовик XVI объявил от имени Франции войну Австрии) переходят в активные. Поскольку организовать должным образом оборону страны не входит в планы двора, даже провинциальные французы начинают справедливо усматривать в короле с его советниками пособников внешнего врага.
Масла в огонь подливает неумно составленный манифест герцога Брауншвейгского (или манифест Ферзена - некоторые авторы считают, что он отредактировал этот документ таким образом, что и последнему крестьянину в Пиренеях только и оставалось, что взяться за вилы).
Между тем в Париже в течение полутора месяцев идет подготовка классического организованного восстания. Обратите внимание – здесь далеко не только парижане!
читать дальше

С конца июля секции и ЦК регулярно направляет Национальному собранию адреса и петиции, убеждая принять конкретные меры обороны, первая из которых – отстранить от власти недееспособного монарха.
«МЫ БУДЕМ ТЕРПЕЛИВО И МИРНО ЖДАТЬ…»
…до 11 часов вечера будущего четверга ответа Национального собрания; но если к 11 часам вечера будущего четверга Законодательный корпус не воздаст должное справедливости и праву народа, то в тот же день, в полночь, ударят в набат, пробьют сбор и все разом восстанут.

Чем отвечает Собрание? - 9 августа, после очень долгих прений, законодатели постановили: ОТЛОЖИТЬ РАССМОТРЕНИЕ ВОПРОСА о НИЗЛОЖЕНИИ ЛЮДОВИКА ХVI.
Глупее не придумаешь…


ХРОНИКА 10 АВГУСТА


читать дальше

И Т О Г И


На вечернем заседании 10 августа Собрание, по докладу Верньо, декретировало:
читать дальше

Некоторые новшества


читать дальше


А вот любопытный документ – письма Гувернера Морриса - Томасу Джефферсону [предшественнику Морриса, в данный момент - статс-секретарь Соединенных Штатов]. Он неплохо иллюстрирует отношение к событиям.
читать дальше


Это – результаты непосредственные. Но не к этому сводилась революция 10 августа.
Вспомним, что и причины, ее вызвавшие, состояли не только в международном и военном положении Франции. Дальше умилений перед «добровольными жертвованиями» дворянства и духовенства дело не шло; три года, с 4 августа 1789, неразрешенные вопросы феодальных повинностей, землевладения и землепользования оставались не урегулированы.
«Для политиков главный интерес 10 августа заключается в том, что в этот день был нанесен удар королевской власти. - Не только. Уничтожение имущественного ценза, то есть введение единого для всех граждан избирательного права было важным шагом к демократии!
…Для народа же этот день был главным образом днем уничтожения той силы, которая противилась осуществлению декретов, направленных против феодальных прав, против эмигрантов и против священников
, и ради этого призывала себе на помощь немецкое нашествие.»
(П.А.Кропоткин, глава XXXIII)

Имущества эмигрантов во Франции и колониях отныне конфисковались и подлежали продаже мелкими участками, не более 4-х арпанов. Что стоит за этим?
Вот представьте, коллеги. Крупные землевладельцы давным-давно, еще до 1789 года, отчуждены от своих земель. читать дальше

И еще одно замечание – ибо, как оказалось, много еще читателей, самолично изобретающих «отмену частной собственности якобинцами», экспроприацию и принцип «все поделить» по Полиграф-Полиграфычу Шарикову. Господа! так называемый «аграрный закон» существовал в умах, но никогда – в законах или на практике. И якобинцы, да будет вам известно, были противниками аграрного закона. Сторонники аграрного закона - это интеллигентский «Социальный кружок», аббат Клод Фоше, журналист Никола Бонвиль, активист клуба Кордельеров Антуан Моморо… К тому же, заметьте, крестьяне должны были купить земельный участок, а не просто получали его.

С материалами в более развернутом виде можно ознакомиться в библиотеке. Там и тексты манифеста, постановлений секций, Коммуны, Собрания, свидетельства современников (в частности, Пьера-Луи Редерёра, того самого, который убедил Луи прятаться в Собрании), письма Луи брату, графу Прованскому, и т.д., и т.п.

@темы: имена, события, календарь, дискуссии, вопрос-ответ, военная история, М.Робеспьер, Жан-Поль Марат, Европа, Дантон Жорж-Жак, Великая французская революция, 18 век, историография, история дипломатии, история идей, источники/документы, массы-классы-партии, они и мы, персона, полезные ссылки, революции, событие, социальная история, экономика должна

17:30 

ёлка

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
20:48 

"под шорох прусских виселиц"

Nataly Red Rose
Свобода начинается с иронии
Мы говорили, что Жорес в ближайшие дни понадобится. Правда, не сама его «Социалистическая история ВФР», а «дополнительные замечания» к 3-му тому шеститомного издания 1973-77 гг. Этот пост – в основном цитирование статьи из приложения (с.521-527), написанная под редакцией Анатолия Васильевича Адо.
А.В.Адо с коллегами-редакторами опирается на два главных источника – работы Пьера Карона (P.Caron, 1875-1952, с 1937 по 1941 гг. генеральный директор Архивов Франции) и аббата Б.Плонжерона (B.Plongeron). Это два французских историка.
Плонжерон в своей работе «Conсе religieuse en revolution. Regards sur l'historiographie religieuse de la Revolution francaise» (Paris, 1969) описывает происхождение историографического «заговора» и показывает, что контрреволюционные версии рассказа о сентябрьских избиениях были выработаны еще во время Революции: в 1793 г. аббат Баррюель опубликовал «L'Histoire de la persecution du clerge en 1793, a Paris»; этот текст был воспроизведен в его «Histoire du clerge pendant la Revolution francaise» (London, aout 1793). Лагарп, новообращенный в католицизм, подкрепил версию иезуита (La Harpe. Du fanatisme dans la langue revolutionnaire. Paris); наконец, в VIII г. в главе XVIII своего «Nouveau Paris» Себастиан Мерсье, выдавая себя за очевидца избиений, еще более расширил легенду. Она была окончательно разработана в XIX в. столь различными авторами, как ультрамонтан Жозеф де Местр и социалист Луи Блан (в его «Histoire de la Revolution francaise», 1847). «То обстоятельство, что социалистическая традиция восприняла тезис чисто контрреволюционного происхождения, является отнюдь не наименее интересным аспектом этой длинной истории заговора».
Критическое исследование истории сентябрьских избиений представляет двоякого рода трудности, одни из которых связаны с природой самих фактов, другие — с состоянием документации. Рассказ о таком событии, каким бы богатым ни было лежащее в его основе досье, не может быть совершенно точным: всегда потребуются оговорки, так как историк не будет иметь возможности утверждать, что все протекало именно таким-то образом. Эти неблагоприятные обстоятельства еще усугубляются пробелами в документации: сентябрьские избиения не стали предметом судебного или административного расследования немедленно после событий. Следствия, проведенные в III, в IV и в IX гг., слишком запоздали и не были беспристрастными.

Что касается самих фактов, их существа, их хронологической последовательности, статистики жертв, числа и личности убийц, то уже давно между историками нет подлинно существенных расхождений.


Остается основной вопрос —

вопрос об ответственности.


Над тезисом народной стихийности, отстаиваемым ранее такими историками-демократами, как Луи Блан, восторжествовал затем тезис преднамеренного умысла: считали, что было предварительное намерение и подготовка к исполнению. Поскольку гипотеза прямой коллективной ответственности парижского населения - была отвергнута, ответственность мало-помалу оказалась возложенной исключительно на Генеральный совет Парижской коммуны и главным образом на его Наблюдательный комитет и еще больше на Марата, который в нем заседает и вдохновляет его.

Мы здесь не будем возвращаться к описанию фактов, разве что потребуются некоторые уточнения.
В эти первые дни сентября 1792 г. тюрьмы Парижа были полны. «Но, — подчеркивает П.Карон, — не будем придавать этому эпитету значения превосходной степени».
Народные суды. Документы, исходящие от личного состава охраны, показания очевидцев или оставшихся в живых в значительной мере подтверждают традиционную версию: согласно этим текстам, участие импровизированных народных судов в избиениях бесспорно для большей части тюрем и весьма вероятно для остальных. Эти суды получили свои полномочия от народа. Последний, делегируя им свой суверенитет, от него не отрекался. Этим объясняется прием, оказанный судами, например, теми, что действовали при тюрьмах Аббатства и Ла Форс, ходатайствам секций в пользу того или иного из их сограждан; ни одно из этих ходатайств не осталось, по-видимому, безрезультатным: в них видели выражение народной воли, перед которой все обязаны склоняться.

Что касается самих избиений, то, не отрицая здесь того, что могли иметь место безобразные эксцессы, бесспорно также то, что с самого начала в народном воображении начался процесс преувеличения и искажения. Он очень быстро породил некое представление, которое затем бессознательно перешло в рассказы современников и в конечном счете и в заблуждение историков. В той мере, в какой эти утрированные изображения (палачи, обнаженные по пояс, пьяные и залитые кровью) поддаются проверке, по-видимому, не соответствуют действительности ни для одной из тюрем.
Так или иначе, сегодня невозможно отличить вымысла от действительности в тех мрачных картинах, которые написаны множеством мемуаристов и историков; их собственный интерес заключается в том, что они показывают, какое яркое впечатление на многие умы произвела дикость этих истреблений посредством сабли и дубины. Но необходимо заметить: не было ружей и боеприпасов для защитников родины; представлялось непатриотичным тратить порох и патроны для такого дела.

Каково число жертв? По П.Карону:
Аббатство — 156—196,
Бисетр — 160—170,
Карм — 141
Шатле — 215—220,
Консьержери — 100—350,
Бернардинцев и Ла Форс – 208,
Сен-Фирмен — около 75,
Сальпетриер — 35.
Итак, общий итог от 1090 до 1395.

Всегда допускалось, и это бесспорно, что значительное число заключенных избежало избиений. Из вероятного общего числа заключенных, содержавшихся в девяти перечисленных выше тюрьмах — 2782 человека, — минимальное число спасшихся составило 1333 (47,9%), максимальное — 1628 человек (58,5%).

Другое важное уточнение: среди жертв сентября фигурируют наряду с политическими заключенными арестованные и осужденные по уголовным делам. Но в какой пропорции? Из девяти вышеупомянутые тюрем в четырех содержались только «неполитические» заключенные. В тюрьме Ла Форс из 23 убитых только один «политический». Предполагается, что общее число «политических» колеблется от 353 до 392. Следовательно, из числа жертв «неполитические» относятся, по-видимому, к священникам и «политическим»-мирянам как три к одному.

Переходим к убийцам. По преданию, они были немногочисленны; трудно что-нибудь решить на этот счет, поскольку документация не содержит никаких указаний, заслуживающих доверия. Большинство этих убийц, точного числа которых мы никогда не узнаем Св.Аббатстве и в Ла Форс их, по-видимому, было немного), состояло из ремесленников, мелких хозяев, торговцев, а также нескольких бывших военных или жандармов. Из 39 «убийц». привлеченных к ответственности в IV г., 36 были оправданы за отсутствием достаточных доказательств. Во всяком случае, можно утверждать, что современники считали, что часть «убийц» принадлежала именно к этим социальным категориям. Стало быть, это люди, принадлежавшим к средним социальным категориям, активисты секций и борцы — участники революционных дней.

В исследовании вопроса об ответственности прежде всего встает
вопрос о роли правительства:
мы имеем в виду Законодательное собрание и Временный Исполнительный совет.
Что касается Законодательного собрания, следует отметить слабость его вмешательства, действительные причины которой остаются неясными и допускают различные толкования. Одно замечание, дающее материал для размышлений: поражает объем и значительность работы в законодательном плане, выполненной Собранием в те дни.
О коллективной роли Временного Исполнительного совета во время кризиса известно еще менее. Со 2 по 7 сентября Совет собирался ежедневно, но его протоколы не содержат никакого намека на события, разыгравшиеся в тюрьмах. Что касается отдельных членов Совета, то документы умалчивают о четырех из них: Серване (военное министерство), Монже (морское министерство), Лебрене (министерство иностранных дел), Клавьере (министерство финансов). Остаются Ролан в министерстве внутренних дел и Дантон в министерстве юстиции.
Ролан во время избиений и в последующие дни не проявил заметного волнения: он порицал, но в умеренном тоне. Однако реакция его чувствительности была более резкой — он заболел желтухой. И уж конечно, его самолюбие было уязвлено тем, что его попытки вмешательства оказались бесполезными. История с выписанным против него ордером на арест, который Дантон отменил, растравила рану: Ролан и его жена этого не забыли. Воспоминание об испытанном шоке объясняет отчасти то ожесточение, с которым начиная с середины сентября Ролан выступает против Парижской коммуны.
Роль Дантона — один из вопросов, чаще всего обсуждаемых в связи с сентябрьскими событиями. Одно несомненно — это полное отсутствие в имеющейся документации указаний на какую-либо попытку со стороны Дантона прекратить избиения. Но это, конечно, не основание для заключения о том, что он был соучастником или виновником избиений. В своем качестве министра Дантон, так же как и Ролан, так же как и весь Исполнительный совет в целом, не имел возможности действовать эффективно. Но он мог бы вмешаться, как один из вождей народной партии в Париже. Он этого не сделал то ли потому, что одобрял избиения или не порицал их, то ли потому, что, каково бы ни было его мнение, он счел бесполезным вмешиваться. П.Карон позволяет себе выдвинуть гипотезу, что воздержание Дантона отражало скрытое согласие: мера, мол, страшная, но необходимая, неизбежная.

Многочисленные историки, поддерживавшие тезис об ответственности Парижской коммуны за сентябрьские избиения, воздержались от уточнения доли ответственности ее различных органов. Из анализа фактов вытекает, что роль мэра, членов прокуратуры, главнокомандующего в развитии кризиса была значительной или ничтожной. По-иному обстоит дело с Генеральным советом и с Наблюдательным комитетом, причем, по мнению Карона, у историков есть тенденция оправдывать совет, перелагая ответственность на комитет. Правильнее будет сказать, что совет легко примирился со своим бессилием и также поступил комитет.
Остается вопрос о циркуляре Наблюдательного комитета от 3 сентября. Из внимательного анализа этого документа следует, что он призывает не к тому, чтобы убивать всех заключенных без различия, а к тому, чтобы судить их в порядке быстрого судопроизводства и продавать смерти тех, кто будет признан виновным.
Такой призыв в тот момент, когда он последовал, был вполне приемлем для многих, а не только для Марата и его коллег. Тезис преобладающей или исключительной ответственности комитета имеет антиякобинское происхождение. Он родился тогда же, во время событий; для современников он обладал тем преимуществом, что возлагал вину за гнусность избиений на нескольких человек, в частности на Марата, а его привлекательность для историков заключалась в упрощении вопроса об ответственности.
В действительности факты были, по-видимому, гораздо сложнее. Так же, как Собрание, Временный Исполнительный совет, так же, как Генеральный совет Коммуны, Наблюдательный комитет не мог влиять на ход событий; подобно другим органам власти, он мог бы влиять, только действуя духе этих событий.

Переходя к низовым организациям, следует отметить, что позиция парижских секций не отличалась от вышеизложенного. Постановления секций, поскольку представляется возможным установить их точную дату, не предшествовали избиениям, лишь иногда совпадали с ними во времени и, наиболее вероятно, появились позднее, после начала избиений. Несомненно, эти постановления способствовали поддержанию воли к репрессиям, но они не побуждали к ним; самое большее, что они могли сделать, — это санкционировать действия, которые уже совершались. К тому же секционной инициативы было бы недостаточно для объяснения размаха и неистовой силы событий сентября.



В заключение этого анализа вернемся к рассмотрению двух традиционных объяснений сентябрьских избиений:
одно, построенное на том, что избиения были организованы административными властями, другое, объясняющее все стихийным взрывом народного гнева.
Первое объяснение, хотя и привлекает своей простотой, не может быть принято, ибо, даже сведенное к обвинению Наблюдательного комитета, оно не выдерживает критики. По мнению П.Карона, при нынешнем состоянии известной документации версия «организации избиении административными властями» в том виде, как она традиционно формулируется, должна рассматриваться как легенда. Легенда эта содержится в зародыше в одном письме г-жи Ролан к Банкалю от 5 сентября:
«Мы находимся под ножом Робеспьера и Марата... Дантон исподтишка возглавляет эту орду...» И 9 сентября она пишет тому же адресату: «Друг мой, Дантон руководит всем; Робеспьер — игрушка в его руках; Марат держит его факел и его кинжал». На первых же заседаниях Конвента Жиронда раздувала легенду и неустанно повторяла ее. Мы находим ее и в 1793 и в 1794 гг., в сочинениях жирондистов-изгнанников. Оттуда она перешла в контрреволюционную литературу, а затем в труды историков.

Тезис стихийного народного взрыва ближе к действительности. Но он требует уточнения: сам по себе он не является ключом, который следует искать в обстоятельствах, предшествовавших событиям. То массовое движение, каким были сентябрьские избиения, было не результатом подготовительных мер, а следствием некоего коллективного настроения, созревшего в умах, в котором тщетно было бы стараться определить роль отдельных личностей пли групп. Сентябрьские события могут быть поняты только в тесной связи с эпохой и атмосферой тех дней.
И прежде всего в связи с вторжением иностранных армий, что создало атмосферу постоянной взволнованности и возбуждения. На это указывал Азема в своем докладе Конвенту от 16 июня 1793 г.: «События 2 и 3 сентября были вызваны исключительно вторжением врагов во Францию и их быстрым продвижением, в которых справедливо видели следствие измены всех наших внутренних врагов... Остановив продвижение неприятеля, мы остановили и проявления народной мести, которые прекратились сразу же после прекращения продвижения неприятеля». Действительно, первый террор закончился сразу после Вальми. Продолжим логический ход: все дает основание предполагать, что волонтеры, федераты, направлявшиеся в армию, приняли участие в парижских избиениях. Между походом против внешнего врага и расправой с внутренними врагами связь несомненна.
С 1789 г. патриоты одержимы неотвязной мыслью о «заговоре аристократов»: после 10 августа она опять на первом плане, как в июле 1789 г., в момент Великого страха. «Надлежало помешать продвижению врага к столице,— пишет в своих «Записных книжках» драгун Маркан 12 сентября 1792 г., после потери прохода Круа-о-Буа в Арагоннах, — где они собирались перебить наших законодателей, вернуть Людовику Капету его железный скипетр и вновь заковать нас в цепи» — страх социальный неотделим от страха за нацию. С ростом страха и ненависти к захватчику усиливались страх и ненависть к врагу внутреннему, к аристократам и их приспешникам.
В народном сознании все это связывается с концепциями суверенитета: народ есть верховный судья, «правосудие всегда пребывает среди народа», в крайних обстоятельствах он берет его вновь в свои руки и осуществляет, если нужно, ускоренную процедуру традиционного чрезвычайного правосудия. Суды, заседавшие в тюрьмах во время сентябрьских событий, получили свои полномочия от народа, который, делегируя эти полномочия, не отказался от своего суверенитета: когда он его утверждает, они склоняются перед ним. Поскольку эти суды были образованы народом, они сами были народом. Один из комиссаров Генерального совета Коммуны заявил в Законодательном собрании на заседании, состоявшемся в ночь со 2 на 3 сентября: «Осуществляя свою есть, народ тем самым творил правосудие».
Следовательно, слепая ярость направленных против врагов Революции сентябрьских событий объясняется совокупностью конкретных исторических условий и обстоятельств. Их легко обрисовать: предшествующее состояние тревоги и возбуждения; затем, в связи со случайным инцидентом, скопление народа, смертельный удар, казнь; и сразу же упадок возбуждения. Патриотическая и революционная тревога смертельная напряженность опять появляются в 1793 г.: в марте, после измены Дюмурье, затем в августе перед лицом угрожающей отечеству крайней опасности. Но в то время Революционный трибунал, закон о подозрительных, учреждение, а затем усиление революционного порядка управления (Революционного правительства) смягчили страх перед заговором аристократии, сдержали реакцию народных масс: народные избиения сменил легальный террор, он обеспечил торжество Революции как внутри страны, так и на границах.


Дискуссионные материалы также на странице сайта.




А слова "под шорох прусских виселиц" принадлежат Томасу Карлейлю, а вовсе не левым иcторикам ВФР.

@темы: дискуссии, военная история, Великая французская революция, 18 век, имена, события, календарь, источники/документы, массы-классы-партии, персона, событие, социальная история

19:11 

18 брюмера (скоро)

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)

Как Франция шла к этому дню? Какие социальные и политические условия подготовили падение Директории и приход к власти генерала Бонапарта? Что представляла собой позиция французской буржуазии и какова была ее роль в политической борьбе того времени?..


1. Чтобы представить всю сложность социально-политической ситуации в 1798—1799 гг., определявшей политические позиции буржуазии «на пути к брюмеру», важно выявить масштабы и влияние роялистского и якобинского течений, в особенности последнего.
2. Еще не полностью изучена идейная эволюция термидорианской буржуазии. В совокупности с прессой термидорианского времени и мемуарами эти материалы [Ж.Годшо] позволяют дать более четкое представление об особенностях массового сознания французской буржуазии в этот заключительный период революции.
3. Когда речь идет о буржуазном характере наполеоновского переворота, остается в тени существенный вопрос, ограничивалась ли буржуазия абстрактным сочувствием противникам Директории или же она помогала им более осязаемо — деньгами, например. Специально эта проблема почти не ставилась.
4. Как это ни парадоксально, в огромной литературе, посвященной Наполеону, почти не нашлось места, чтобы рассказать о его социально-политической доктрине. Применительно к изучаемой нами проблеме было бы интересно выяснить комплекс идей, сложившихся у Наполеона в 1797—1799 гг., накануне брюмера, когда он стал не только крупным военачальником, но и видным деятелем возникшего в ходе революции буржуазного государства.


Д. М. Туган-Барановский


НА ПУТИ к БРЮМЕРУ


буржуазия и политическая борьба в 1797-1799 гг.


Статья из сборника «Буржуазия и Великая Французская революция» /
Гусейнов Э.Е., Кожокин Е.М., Ревякин А.В., Туган-Барановский Д.М.
Изд-во Моск. ун-та, 1989


Раньше мы поместили в нашей библиотеке две статьи из этого сборника:

Е.М.Кожокин, «Французская буржуазия на исходе Старого порядка» (классификация буржуа),

Э.Е.Гусейнов, «Жиронда в период Законодательного собрания» .


Напоминаем также о монографии Д.М.Туган-Барановского «Наполеон и республиканцы (из истории республиканской оппозиции во Франции в 1799-1812 гг.)», тесно связанной с сегодняшней публикацией.


И немного неисторичной исторической живописи графики:

Утро 18 брюмера
Наполеон Бонапарт на трибуне в Совете старейшин ("Ну что, Бурьен, много я им наговорил глупостей?")
Люсьен Бонапарт ("Я готов собственной шпагой заколоть родного брата, если он посягнет на Республику!")

Авторы литографий – Дюморек и (предположительно) Куше, год издания – 1825.


Еще сетевые материалы к теме:
Д.М.Туган-Барановский, «Лошадь, которую я пытался обуздать»
Как генерал Бонапарт останавливал Историю (в обзоре публикаций, см. 09.11)
К.Малапарте. Техника государственного переворота

Комментарии, дополнительные ссылки и иллюстрации приветствуются.
В той же серии литографий точно есть Мюрат, разгоняющий депутатов, и торжественное объявление Консулата.

@темы: событие, скачать бесплатно, свобода-право-власть, новые публикации, массы-классы-партии, Франция, Империя, Директория, Великая французская революция, Бонапарт, 19 век, 18 век, социальная история

21:00 

большевики +/- якобинцы

Свобода начинается с иронии
Уважаемые коллеги и читатели!

Так называется наш опрос в ЖЖ. Приглашаю участвовать.


Если в ЖЖ нет возможности, но есть желание участвовать, можно отвечать и здесь, не возражаю, а только приветствую.
(Просто здесь комменты не скроешь до поры до времени.)

@темы: они и мы, 20 век, Великая французская революция, Россия и Франция, дискуссии, история идей, массы-классы-партии, революции, свобода-право-власть, товарищам

20:30 

О жирондистах – чуть-чуть текста и несколько картинок

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
К основному посту и к тому, что добавила вчера Натали.
Это картина Эвариста Карпентье (числится бельгийским художником, 1845-1922) «Мадам Ролан в Сен-Пелажи». В интерпретации сего гражданина со-узницы над ней смеются, явно между ними нет взаимопонимания и даже контакта.

Это – рисунок Феликса Филиппото (1815-1884) из грандиозной его серии «Великая французская революция и Империя» - гражданку Ролан переводят в Консьержери. Ситуация представлена «с точностью до наоборот» - рыдающие женщины, опустившись на колени, прощаются с ней, как со своим утешением и ангелом.

Между тем в своих тюремных тетрадях она почти не упоминает тех, кто ее окружал, кроме коменданта тюрьмы и его жены. Никак не упоминает, ни хорошо, ни плохо, лишь сетует на духоту и постоянный шум. Информационный пробел, как всегда, восполняется произволом фантазии художников. :)


А вот творение Лапейра под названием «Подозрительная». В описании нет ни слова, но в самой картине я вижу намек очень прозрачный. Если сравнить с известными атрибутированными портретами Манон, центральный персонаж картины с ними «сходен до степени смешения». И белое платье, еще один идентификационный признак. Правда, если я правильно себе представляю, сцена разыгрывается в наблюдательном революционном комитете местной секции (и зачем на переднем плане опрокинутый стул, хотелось бы спросить? Кто успел, те преспокойно повесили свои шляпы и плащи на вешалку возле окна). Манон в секцию не водили, ее отправили в тюрьму прямо из квартиры.
На том, собственно, связь с жирондистами исчерпывается.
Здесь даже более любопытны другие персонажи. В общем они ведут себя довольно сдержанно.
На столе лежат две толстые книги, а члены комитета передают друг другу отдельные листы. Эти ли книги послужили поводом для задержания? В протоколах Трибунала, волею судеб, я уже копалась, но хранение или чтение какой-то литературы как улику или предлог для обвинения – не встречала. Листовки, английские или кобленцские памфлеты – возможно (но тоже не попадались прямым текстом). Письма, полученные из-за границы, - да.
(Товарищи АиФ с их разоблачением Ленуара и гравюры «Праздник Разума в Страсбурге» и меня сподвигли поязвить слегка над художником. :-))

Кстати, есть маленькая, но вполне четкая гравюра из Национальной библиотеки, тоже изображает праздник Разума. Рекомендую приглядеться к персонажам, их костюмам, и попробовать сделать выводы о социальной принадлежности.

@темы: Великая французская революция, АРТеФАКТическое/иллюстрации, дискуссии, либерализм, массы-классы-партии, они и мы, свобода-право-власть, товарищам

09:48 

Жан-Поль Марат, публицистика

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
Преодолев все технические препятствия, он снова среди нас –

Жан-Поль МАРАТ со своими памфлетами.


Я воспроизвела издание 1937 года в точности, за исключением вступительной статьи В.Калашниковой, содержащей очень краткую биографию Марата и оценку его деятельности, характерную для советского историографа того времени: во-первых, статья несет мало информации сегодняшнему читателю, во-вторых, всегда лучше сначала знакомиться с первоисточником и пытаться составить собственный взгляд на вещи, а уж после изучать комментарии.
Так вот, по этой причине, свой комментарий я уберу под кат. :)

Nataly Red Rose
Ура, Марат!
Значит, я тоже добавляю подборку

Жан Жорес о Марате.


Я взяла именно фрагмент из тома 3, главы 4, отношение Марата к аграрному вопросу и к пролетариату, поскольку и давно обещала гражданину hleg отыскать что-то по рабочим объединениям во времена ВФР, после закона Ле Шапелье. И в целом мне это кажется интересным.

@темы: свобода-право-власть, революции, оригинальные произведения 18 в., новые публикации, массы-классы-партии, источники/документы, история идей, историография, историки, дискуссии, Жан-Поль Марат, Великая французская революция, скачать бесплатно

05:30 

«Мятеж» не может кончиться удачей –

Свобода начинается с иронии

в противном случае его зовут иначе.



/Джон Харрингтон/


Граждане коллеги и товарищи,
приглашаем к обсуждению и выработке четких историко-политических терминов:
БУНТ
МЯТЕЖ
ВОССТАНИЕ
РЕВОЛЮЦИЯ (как событие)
ПЕРЕВОРОТ
ПУТЧ
. . .
(список можно дополнить)

Интуитивно различия между этими словами понятны. Даже очень хорошо понятны; это видно по тому, как переименовывают Великую октябрьскую социалистическую революцию в «переворот» или «путч»; по тому, как называют «революциями» смены правительств оранжевые или розовые, хотя революциями они не являются, и так далее.
Но речь не просто об оценочной интерпретации – именно о терминах, ясных, научных определениях.

Поскольку термины описывают явления однородные, предлагаем несколько критериев, которые нужно отразить в каждом определении (можно дополнять, исключать):
1) глубина социально-политического конфликта – причины события;
2) масштаб события, подразумевается не только территория, а прежде всего вовлеченность разных категорий населения;
3) руководящее ядро (что оно собой представляет);
4) степень подготовленности;
5) наличие/отсутствие оформленных требований, программы;
6) насильственный/ненасильственный характер;
7) продолжительность (временная);
8) основной достигаемый результат.

Проверка – на конкретных примерах. Насколько полно учитывает определение оттенки и варианты реальных событий.

. . .

Если такие работы уже проделаны, их следовало бы свести вместе и проанализировать.

Копирую из ЖЖ-сообщества этот пост моих товарищей.
В ЖЖ не у всех есть аккаунт, так что, если есть интерес, можно участвовать и тут.



 

@темы: 1830-е, 18 век, 1848, 1871, 19 век, 20 век, Великая французская революция, Европа, Россия и Франция, дискуссии, история идей, массы-классы-партии, они и мы, революции, свобода-право-власть, социальная история, товарищам, философия

21:38 

куда дрейфует наша историография

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново
Некоторое время назад я пообещала коллегам оформить две статьи из журнала «Вопросы истории» за 2007 год: А.В.Гладышева, «Французская революция: взгляд из XXI века», которая является рецензией на работу А.В.Чудинова «Французская революция: история и мифы» (№ 10, с.66-73) и рецензию С.Ф.Блуменау на книгу А.В.Гордона «Власть и революция: советская историография Великой французской революции. 1918-1941» (№ 7, с.167-169).
Пообещала – граждане, сгоряча. Позабыв завет Талейрана – «никогда не следуйте первому побуждению». При повторном чтении этих материалов убедилась, что это – публицистика и только, к тому же заказная публицистика. Все эти псевдооткровения, «развенчания мифов советской историографии», апологию представителей либеральной и консервативной историографии трудно воспринимать всерьез, в качестве научной полемики, тем более зная и имея печатные подтверждения того, что те же самые авторы утверждали четверть века назад. Разумеется, кушать хочется всем, а за неконъюнктурное исследование платят не так хорошо, но не до такой же степени…

Собственно, вопрос, вынесенный в заглавие поста, риторический. Ответ на него прекрасно знают все, включая самих историков.
Первое – история, заодно с экономикой, философией, социологией и проч. ныне и присно обслуживает идеологию, проводимую на государственном уровне. А.З.Манфред охарактеризовал это давно и точно: «Стрелы, направленные против французской революции XVIII в., целят дальше, - это стрелы и против Великой Октябрьской социалистической революции». Добавлю: против любого поиска альтернатив существующему положению вещей, против любого конструктивного и организованного выступления против политики господствующего социального слоя и узаконенного и поддерживаемого им аппарата.
Второе – из изучения диалектики наши историки так и не вынесли никаких уроков, демонстрируя поразительную однобокость и статичность мышления, способного только отрицать одно и превозносить другое. Если завтра им спустят новый заказ, с точностью до наоборот, они станут столь же некритично и ненаучно превозносить Н.М.Лукина и отрицать все рациональные зерна в изысканиях Ф.Фюре…


Так вот, лучше займемся публикацией одной из книг серии

«ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ДОКУМЕНТЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ»


Эта серия готовилась к 200-летию ВФР.
Редакционная коллегия: д.и.н., проф. А.В.Адо (председатель), к.и.н. В.Н.Горохов, д.и.н., проф. В.М.Далин, чл.-корр. АН СССР Ю.С.Кукушкин, д.и.и., проф. Г.С.Кучеренко, д.и.н., проф. В.П.Смирнов, д.и.н., проф. Е.Ф.Язьков. – Если не ошибаюсь, среди вышеупомянутых авторов есть аспиранты и ученики и А.В.Адо, и В.М.Далина, и А.З.Манфреда, и Я.М.Захера?

Начнем с предисловия к серии:

ЖИВОЕ НАСЛЕДИЕ ВЕЛИКОЙ РЕВОЛЮЦИИ


написанного Анатолием Васильевичем Адо, и оно является хорошим историографическим обзором.


читать дальше

@темы: свобода-право-власть, революции, массы-классы-партии, либерализм, капитал, история идей, историография, историки, дискуссии, Россия и Франция, Великая французская революция

21:40 

а теперь - книга

Capra Milana
мир не существует, а поминутно творится заново

Eвгений Mихайлович Кожокин


ФРАНЦУЗСКИЕ РАБОЧИЕ:


от ВЕЛИКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ до РЕВОЛЮЦИИ 1848 года


М.: изд-во МГУ. 1985. 240 с.
скачать и читать

Предисловие А.В.Адо

Содержание и ссылки на текст:

ВВЕДЕНИЕ

I. РАБОЧИЕ ФРАНЦИИ в ЭПОХУ КОРПОРАЦИЙ и МАНУФАКТУР


1. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ «СТАРОГО ПОРЯДКА»
2. «OUVRIERS» в ПРЕДСТАВЛЕНИИ ФРАНЦУЗОВ XVIII в.
3. РАБОЧИЙ ЛЮД: СДВИГИ в ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ

II. УЧАСТИЕ РАБОЧИХ в ВЕЛИКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ


1. РАБОЧИЕ В РЕВОЛЮЦИОННОЙ ТОЛПЕ
2. 1789-1792: ПРИОБЩЕНИЕ к ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ
3. ДВИЖЕНИЕ САНКЮЛОТОВ
4. РЕВОЛЮЦИЯ КАК СОБЫТИЕ в ИСТОРИИ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ ФРАНЦУЗСКИХ РАБОЧИХ

III. РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ и ПРОЛЕТАРИАТ в ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.


1. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО
А. Фабрично-заводское производство
Б. Мануфактурное производство
МЕЛКОТОВАРНЫЙ УКЛАД
2. ОБРАЗ ЖИЗНИ РАБОЧИХ

IV. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ ФРАНЦУЗСКИХ РАБОЧИХ в 30-40-е года XIX в.


1. ФОРМЫ СОЗНАНИЯ, ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ КЛАССОВОМУ
2. ФОРМИРОВАНИЕ ОСНОВ КЛАССОВОГО СОЗНАНИЯ
СТАНОВЛЕНИЕ КЛАССОВОГО ВИДЕНИЯ ОБЩЕСТВА
ОРГАНИЗАЦИИ РАБОЧЕГО КЛАССА
РАБОЧИЙ КЛАСС И УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ


В нашей электронной библиотеке опубликованы статьи из книг данной серии:
Д.Туган-Барановский. На пути к брюмеру
Е.Кожокин. Французская буржуазия на исходе Старого порядка<
Э.Гусейнов. Жиронда и перспективные проблемы изучения Великой французской революции


Другие тематические материалы:
Дж.Рюде. Народные низы в истории. Англия в 18 в. Переход к промышленному обществу. Промышленная Британия
Дж.Рюде. Народные низы в истории. Идеология и классовое сознание. Идеология народного протеста
Дж.Рюде. Народные низы в истории. Лики толпы. Характер и поведение. Победы и поражения
Дж.Рюде. Народные низы в истории: 1730-1848. Французская революция

А.Намазова. Бельгийская революция 1830 года (в одной из глав охарактризовано промышленное производство и положение рабочих в Бельгии)
З.Иванова. Дискуссия о французском дворянстве

Т.Богданович. Аристократия и народ накануне Французской революции 1789 г.
И.Берго. Парламенты и политическая борьба во Франции накануне Великой французской революции
Агония французского абсолютизма (глава из коллективной монографии)

@темы: скачать бесплатно, революции, новые публикации, массы-классы-партии, либерализм, история идей, историография, историки, дискуссии, Франция, Великая французская революция, 18 век, социальная история

23:34 

про зимние ягоды

Свобода начинается с иронии
...растительное масло, соль и - перманганат, говорите? С таким ингредиентом мне дела иметь не приходится, за ним лучше сходить в лабораторию к гражданину Лавуазье.
Задали задачу, граждане. Выращивать зеленый лук, петрушку и салат в нивозе, плювиозе и вантозе мне случалось, а вот выращивать комнатный иней не доводилось...

А между тем, что могло быть проще идеи комнатного инея.

@темы: философия, товарищам, свобода-право-власть, революции, они и мы, массы-классы-партии, дискуссии, Россия и Франция, homo ludens, 20 век, 18 век

23:52 

"Кто варит суп, то пусть и ест его"

Свобода начинается с иронии
“Нет прямой, линейной обусловленности массового сознания экономическими условиями, но, с другой стороны, именно ими предопределяются границы вариативности массового сознания. И никакая, даже самая буйная, фантазия не в силах преодолеть эти границы. Но в заданных базисными отношениями рамках возможно великое множество типов мировоззрения, поэтому выяснение характера экономической детерминированности сознания выступает лишь как первый этап анализа.”

Вторая часть книги Е.М.Кожокина (первая здесь).

Тут у нас понемножку отметились товарищи Мишле, Бланки, Гейне, Луи Блан в качестве социологов, сенсимонисты в качестве утешителей и просветителей.
Но основное, на мой взгляд, не это.

Данные статистики по современным, т.е. первой трети 19 в., источникам (статистические сводки и переписи 1830-40-х гг.; повседневная пресса; переписи 1839-1845 гг.; исследования инспекторов промышленных предприятий, врачей, например, Л.-Р.Виллерме; анкеты; письма самих рабочих и нанимателей, мемуары и даже стихи; полицейские архивы – причем не только данные по Парижу, но по департаментам в первую очередь).

Описание процессов сахароварения, выплавки чугуна и железа, шерстопрядения и изготовления шерстных тканей, работа в угольной шахте.
Сравнение механизации и машинизации 10 важнейших отраслей французской промышленности.

Продолжительность рабочего времени, сезонная занятость, сравнение распределения рабочей силы по отраслям в разных департаментах.

Сколько времени и чему надо было учиться, чтобы овладеть той или иной специальностью.
«…Производственные функции плотника или камнереза, каменщика или токаря-машиностроителя отличались сложностью и многообразием. В письме в газету «Enquete sociale» рабочий-плотник Веллю дал любопытное перечисление знаний и навыков, необходимых для успешного выполнения плотницких работ. Эти знания включали: 1) определенное представление об архитектуре, необходимое для чтения чертежей и перерисовки их деталей; 2) понимание характерных особенностей различных пород дерева; 3) усвоение элементов статики для правильного закрепления тяжестей на точках опоры и элементов стереотомии для точного рассечения твердых тел различной геометрической формы. При этом Веллю отмечал, что плотникам, работающим в сельской местности и участвующим в возведении водяных и ветряных мельниц, гидравлических машин, бумажных прессов и волочилен, требуются дополнительные знания из области механики, гидростатики и даже алгебры.»
- граждане, начало 19 в., однако. Простой плотник… :)

А вот еще:
«Парижанин, рабочий-плотник в письме в редакцию газеты «Reforme», делая расчет бюджета работника своей профессии, в качестве обязательной статьи расхода указал и плату за месяц обучения в подобной школе.191 Свидетельство такого же рода имеется и в незаконченной книге Венсара. Он писал о профессии камнереза: «Часть заработка уходит на уроки по прикладному черчению и геометрии: на преподавателя, инструменты, бумагу, краски, карандаши - а все это недешево!.. Сколько времени и сил приходится затратить, чтобы обучиться этому богом проклятому ремеслу! Сколько вытерпеть мук, прежде чем можно будет с гордостью сказать: Я - Камнерез!» В анкете о положении рабочих Парижа, опубликованной в газете фурьеристов «Democratic pacifique», отмечалось, что «среди рабочих-плотников практически нет таких, которые на протяжении нескольких лет не посещали бы школу с целью изучения прикладного черчения, почти все они совершили также Тур де Франс»»
- коллеги, скажите мне, а охфес-менеджер много тратит из своего бюджета на профессиональное самообразование? то есть – тратит ли вообще?..


Сколько получали разные специалисты за свой труд и как эти деньги тратили («потребительская корзина» семьи, рассчитанная самим рабочим – обоснованный максимум и реализуемый минимум).

Перегрузки физические и психологические и способы отдыха.
Да нет, не только то, что можно подумать:
«Обязательные годы обучения при всей его ущербности не могли не наложить отпечатка на личность. Во всяком случае у части работников складывалось понимание необходимости положительных знаний. В некоторых же пробуждалась настоящая страсть к учению. Именно страсть могла заставить усталого, часто регулярно не высыпавшегося человека приходить вечером на какие-либо курсы, слушать лекции, читать трактаты по физике или историк. Молодой эльзасец, рабочий-кожевник, совершая Тур де Франс, писал отцу из Безансона, что каждый день он работает с половины пятого утра до восьми вечера, но тем не менее регулярно занимается французским языком и географией, а в Боне ему удалось посещать вечерние курсы чтения, письма и арифметики»
- да, коллеги, а кто-нибудь видел живьем, как работник непроизводственной сферы коммерческого учреждения слагал бы стихи – не ядовитые частушки, а стихи – в честь своего труда?.. А вот французский столяр слагал.

Или:

«Когда в 1848 г. закрылся парижский театр Бомарше, его директор объявил, что банкротство объясняется тем, что вследствие промышленного кризиса театр перестали посещать его постоянные зрители, пролетарии из предместья Сент-Антуан.
Тогда же В.Желю вместе со своими друзьями, портовыми грузчиками, пытался поставить ко дню Карнавала пьесу Шиллера.»


Быт и нравы.
Многое, конечно, было, но картинами, какие рисовали Э.Золя и др.авторы, жизнь не исчерпывалась:
«Солидарность в рамках микрогруппы проявлялась не спорадически, а являлась строгим моральным законом внутренней жизни. Хорошо осведомленная о жизни пролетариата газета «Reforme» писала, например, о таком давнем обычае рабочих-плотников: в том случае, если в каком-либо городе плотницкие работы хорошо оплачивались и рабочих туда стекалось слишком много, город добровольно покидали давно в нем трудившиеся подмастерья, чтобы дать возможность подзаработать вновь прибывшим.»
- покажите мне где-нибудь пример такого альтруизма и солидарности среди каких-нибудь воротничков, все равно какого века. Жажду чуда!

Ходовые лозунги, к слову, тоже выразительны, в комментариях не нуждаются:

«Позор тому, кто не хочет трудиться! Слава трудящемуся каждый день!»
«Жить работая или умереть сражаясь?»


Партикуляристское сознание. Отношение к Луи-Филиппу, Карлу Х, Наполеону Бонапарту.

В общем, прав был Огюст Бланки - «Кто варит суп, то пусть и ест его».

III. РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ и ПРОЛЕТАРИАТ в ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.


1. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО
А. Фабрично-заводское производство
Б. Мануфактурное производство
МЕЛКОТОВАРНЫЙ УКЛАД
2. ОБРАЗ ЖИЗНИ РАБОЧИХ

IV. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ ФРАНЦУЗСКИХ РАБОЧИХ в 30-40-е года XIX в.


1. ФОРМЫ СОЗНАНИЯ, ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ КЛАССОВОМУ
2. ФОРМИРОВАНИЕ ОСНОВ КЛАССОВОГО СОЗНАНИЯ
СТАНОВЛЕНИЕ КЛАССОВОГО ВИДЕНИЯ ОБЩЕСТВА
ОРГАНИЗАЦИИ РАБОЧЕГО КЛАССА
РАБОЧИЙ КЛАСС И УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

@темы: социальная история, скачать бесплатно, революции, они и мы, новые публикации, массы-классы-партии, либерализм, капитал, история идей, историография, дискуссии, Франция, 19 век, экономика должна

15:47 

Американское просвещение

М-Воронин
Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется. (Жильбер Сесборн)

Анюр Мусеевич Каримский

Р Е В О Л Ю Ц И Я 1 7 7 6 года
и СТАНОВЛЕНИЕ АМЕРИКАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ


скачать и читать


оглавление

Некоторые персоналии

Сведения об авторе

Львиная доля в подготовке веб-публикации принадлежит гражданину Cosmopolite - спасибо ему!

@темы: скачать бесплатно, свобода-право-власть, революции, персона, новые публикации, массы-классы-партии, история идей, Томас Пейн, Просвещение, Америка, 18 век, философия

18:56 

коммунисты и социал-демократы

marianne68
Ceux qui font les révolutions à moitié ne font que se creuser un tombeau
Статья, граждане, и обстоятельства ее написания - уже сами по себе история. 1990-й год. Очевидно и то, в каком ключе она выдержана. Тоже-коммунисты еще не начали откровенно стучать лысинами по паркету, каясь в «грехах», но социал-демократия уже не соблюдала видимость приличий, полностью подменив «социалистическое» - «социальным»:
Перестала быть актуальной первопричина раскола рабочего движения - вопрос о путях продвижения к социалистическим целям, о борьбе за политическую власть. Повсеместно на очереди стоят задачи защиты и развития демократических основ, политического и социального отпора консервативным силам, а не проведения социалистических революций. Идет борьба за интересы трудящихся в рамках того же буржуазного общества, и конкретные требования, выдвигаемые коммунистами и социал-демократами, мало разнятся между собой.

А все-таки время – конец 1980-х – чертовски было интересное, в том числе с точки зрения выбора пути. И хотя выбор был сделан наихудший из возможных, вопрос о взаимной тактике сейчас, по-моему, снова актуален.

А.Д.ШУТОВ
КОММУНИСТЫ и СОЦИАЛ–ДЕМОКРАТЫ:
ИСТОРИЯ и СОВРЕМЕННОСТЬ


Можно читать, но не забывая про политический контекст 90-го года.
Дальше - личное мое замечание, и даже не по основной теме этой работы.

И вспомнился мне опять Сюриа:
Пройдет еще много времени, прежде чем люди поймут, какова цена тому, что любая оппозиция капиталу могла быть сведена к той, на воплощение которой претендовал коммунизм. Следовало бы знать: коммунизм - в его советской форме (то есть во всех тех формах, в которых коммунизм себя скомпрометировал и в конце концов изничтожил), - малодушно сложив оружие, довел все до того, что не могло быть больше никакой оппозиции капиталу, которую тут же не наделили бы всеми грехами, числившимися за коммунизмом. От этого фальшивого сальдо не отделались до сих пор. Виновными себя признают даже те, кто не верил, что коммунизму есть что противопоставить бесчестью капитала. Они признают себя виновными за бесчестье, которого не совершали и которое на деле ничуть не больше бесчестья капитала.
Мишель Сюриа, «Деньги: крушение политики»

@темы: 20 век, Европа, Советский Союз, дискуссии, история идей, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, свобода-право-власть

07:18 

18 марта. Равнение на Парижскую коммуну!

Maria-S
"Я очень близок к решению, - ответил Вильгельм, - только не знаю, к которому"

Жюль Валлес


(1833—1885)

Что за день!
Ласковое яркое солнце золотит жерла пушек, благоухают цветы, шелестят знамена. Точно синяя река, разливается революция, величавая и прекрасная. Этот трепет, этот свет, звуки медных труб, отблески бронзы, огни надежд, аромат славы — все это пьянит и переполняет гордостью и радостью победоносную армию республиканцев.
О великий Париж!
Как малодушны мы были, когда собирались покинуть тебя,
уйти из твоих предместий, казавшихся нам мертвыми.
Прости, родина чести, город свободы, аванпост революции!
Что бы ни случилось, пусть завтра, снова побежденные, мы умрем, — нашему поколению все же есть чем утешиться! Мы получили реванш за двадцать лет поражений и страданий.
Горнисты, трубите к выступлению! Барабанщики, бейте в поход!
Обними меня, товарищ; в твоих волосах седина, как и у меня!
И ты, малыш, играющий за баррикадой, подойди — я поцелую тебя.
День 18 марта раскрыл перед тобою прекрасное будущее, мой мальчик.
Ты мог бы, подобно нам, расти во мраке, топтаться в грязи, барахтаться в крови, сгорать от стыда, переносить несказанные муки бесчестья.
С этим покончено!
Мы пролили за тебя и кровь, и слезы. Ты воспользуешься нашим наследием.
Сын отчаявшихся, ты будешь свободным человеком!
«Голос народа» 28.III.1871

@темы: 1871, 19 век, Парижская Коммуна, Франция, имена, события, календарь, история идей, литературная республика, массы-классы-партии, новые публикации, они и мы, полезные ссылки, революции, событие, социальная история, товарищам

Vive Liberta

главная